понедельник, 29 мая 2017 г.

Дневник киевлянки: молодые хоккеисты тайно бегут в Россию

Автор из незалежной продолжает свои записки о том, чем живет сейчас страна

В Киеве всходят российские семена на огородах

Патриоты в Киеве смурные какие-то стали. Исчезла высокомерная наглость, изменилось поведение, повадки, особенно после 9 мая. Они почти не ходят устрашающими группками как хозяева Киева, а все больше поодиночке, озабоченно разговаривают по мобильным и куда-то спешат, спешат, глаз не поднимая.
Покупала на рынке семена редьки и петрушки, огурцов, которые в этом году почему-то не взошли. Продавщица сказала, что несколько лет они с мужем торгуют российскими семенами. Она так и сказала, что семена из РФ, а покупатели спокойно интересовались, чем же те лучше. Женщина бесхитростно ответила, что украинских семян просто нет. Яркие пакетики поставляются в основном из России и Польши, есть даже из Голландии. А еще два года назад патриоты перевернули продавцам лавку, а многие покупатели скандалили, когда видели на пакетике обозначение российского производителя. Женщина говорит, что сейчас уже не боится говорить вслух, откуда семена. А еще недавно боялась.
— Правду-то не утаишь. Мы ничего не производим, — признается продавец.
Я купила пакетик российских семян огурцов сорта «Мурашко-1» и посадила на своем небольшом огороде. Молодые украинцы у себя на земле работать не особо хотят. За это не платят.
— З першого червня їдемо в Польщу на полуниці. Але там поганий врожай. А в липні поїдемо на ягоди в Фінляндію, там більше платять (С первого июня поедем на клубнику в Польшу, а в июле в Финляндию на ягоды, там лучше платят — прим. ред.) — говорит кому-то по телефону молодой человек. Европа ждет своих постоянных гастарбайтеров с Украины. С 11 июня в силу вступит безвизовый режим, и молодежь честно признается, что будет стремиться уехать отсюда и не возвращаться.

«А ну, поворотись-ка, сынку!»

День Киева, который прошел 27-28 мая, я не отмечала, потому что была на работе, на хоккее.
В метро были сплошь в эти дни пожилые и молодые женщины с ярким макияжем в вышиванках, поющиие украинские песни. Им никто ничего не подавал. Полно мужчин в вышитых сорочках и соломенных шляпах, словно все только с огорода. Чувствуется, что это День города или, скорее, огорода.«Украинский хутор» — это теперь то, во что превращаются деиндустриализированную и разрезанную в кровь страну, которую политики призывают сшивать, запрещая все, что связано с Россией, и режут еще и еще. Вот уже и визовый режим хотят ввести, и железнодорожное сообщение отменить.
На стадионе возле бортика стоит парень и перематывает лейкопластырем клюшку. Хорошая клюшка в Киеве стоит 200 долларов. Раньше ребята уезжали играть в хоккей в Россию, и это считалось круто. Помню, как в авиакатастрофе разбились российские хоккеисты. Тогда все наши тренеры полетели в Москву на похороны молодых россиян и даже устроили поминки, когда вернулись в Киев. Тогда еще авиасообщение не было отменено, а мы все дружили. Сейчас молодые тоже бегут, но делают это тайком, по-тихому, не признаваясь, что хочется играть именно там, потому что в России на хоккей есть деньги, и даже сам Путин неплохо играет. А тут надо перематывать пластырем клюшку, чтобы она не сломалась, потому что на новую нет денег.
Вот, к примеру, спортсмены и любители спорта аполитичны, а граждане Украины уже давно пребывают в глухой обороне по отношению к власти и ничего от нее не ждут. Сама же власть все больше прячется от народа, называя его при этом «своим».
На обратном пути с работы домой в метро народу в вышиванках уже не было, поскольку я возвращалась очень поздно. Кудрявый блондин в очках неожиданно сыграл музыку из фильма «Список Шиндлера» на скрипке. Почти полвагона откликнулись на мелодию, узнали ее и подали ему немного денег в целлофановый пакет. И я дала гривну.
Мне почему-то кажется, что погромы и запреты всего российского на территории Украины — это и есть «Хрустальные ночи», а впереди — «Ночь длинных ножей», анонсированная депутатом Юрием Березой.
Украина, к сожалению, имела все исторические предпосылки стать такой, какой она стала за эти три года — с Вятровичем, бандеровскими маршами и депутатами Березами.
Я помню, как отец приехал ко мне в гости машиной с российскими номерами и решил купить «Киевский» торт. Он купил его в магазине и понес в машину. Рядом остановился здоровый бугай: «А, москаль, торта нашего захотелось!» Отец очень хорошо этот эпизод тридцатилетней давности запомнил.
К слову тут наконец-то, определились с Гоголем, чей же тот писатель, и запретили фильм Бортко «Тарас Бульба». Когда фильм вышел на экраны, тут страшно критиковали покойного Богдана Ступку за то, что сыграл Тараса Бульбу: мощно, харизматично, жестко и честно. «А ну, поворотись- ка, сынку!», говорит Остапу Тарас Бульба. Вот и я жду четвертый год, когда сыновья Украины повернутся лицом к России. Не знаю — дождусь ли.
Полина Орловская, «Комсомольская правда»

Комментариев нет :

Отправить комментарий