понедельник, 29 мая 2017 г.

Закатный тренд Запада. Юрий Селиванов

Эстетизация похоти, пропаганда половых извращений и болезненное самокопание – таковы основные доминанты современного западного сознания по версии Каннского кинофестиваля 

Картина шведского режиссера Рубена Эстлунда «Квадрат» удостоена Золотой пальмовой ветви Каннского кинофестиваля. Кроме того, наградами в различных номинациях был отмечен ряд других картин.
Определенное представление о доминирующих в нынешнем западном киноменталитете тенденциях дают уже краткие описания основных сюжетных линий фильмов-лауреатов этого конкурса. Они перед вами.
«Квадрат» (Рубен Эстлунд, Швеция)
История о директоре музея современного искусства, который представляет городскую арт-установку «Площадь» – символическое пространство, где должны совершаться только добрые дела. Однако активность нанятого пиар-агентства перечеркивает концепцию гуманности и альтруизма проекта, и вместо «очищения» публику ждет очередной скандал…Параллельно с этим в Стокгольме работает артист перформанса Олег, изучающий человеческие реакции. Он приходит на прием, устроенный в честь открытия выставки и вживается в образ агрессивного самца гориллы. Людей,  которые пугаются и пытаются убежать, Олег начинает преследовать.
«120 ударов в минуту» (режиссер Робен Кампийо, Франция)
Картина посвящена борьбе сексуальных меньшинств с ВИЧ в Париже начала 1990-х годов.
Добавить к этому решительно нечего.
«Роковое искушение» (режиссер- София Коппола, США)
Молодая воспитанница женской школы-интерната спасла от смерти раненного солдата. В процессе коллективного лечения у местных «небесных ласточек» начинают играть гормоны. Каждая из девушек влюбляется в него и мечтает завоевать его сердце. Женщины начинают бороться за внимание военного, это постепенно разрушает их дружбу и приводит к печальным последствиям.
  «Убийство священного оленя» (Йоргос Лантимос, Греция)
Психологический триллер с элементами мистики, вдохновленный трагедиями Эврипида, о хирурге с блестящей карьерой и семейными проблемами, который решается заменить отца неблагополучному подростку. Но поведение мальчика становится всё более зловещим, а история новоиспеченной семьи оборачивается историей мести, борьбы за выживание и невыносимой жертвы.
Фрагмент отзыва на данный фильм от профессионального кинокритика:
« Сюрреалистическое и абсурдистское измерение фильма — самое важное. Оно отбрасывает в сторону социальные мотивации, опрокидывает персонажей и зрителей в пространство трагедии, оставляет наедине с персональной катастрофой, от которой спасения нет. Совершенные в своей стерильности, напоминающие о Кубрике, интерьеры, где блуждают потерянные герои фильма. Обобщенные ракурсы статичной камеры, будто замершей в ужасе от происходящего .. Отстраненность актеров, которые, кажется, не способны вести себя как так называемые «нормальные люди». Поначалу это смешит и отвращает, а к финалу — устрашает: у героев трагедии нет права на пресловутую нормальность. Все это ведет нас к выводу насколько простому, настолько же и жуткому. Между нами и бездной, в которой могут обитать невидимые боги (а может не быть вовсе никого), — лишь несколько сантиметров. Сделать шаг и пересечь границу мы можем в любую секунду, даже этого не заметив.»

«Ты никогда здесь не был» (Линн Рэмси, Великобритания)
Отставной военный и бывший агент ФБР Джо находит себе новое занятие: он вызволяет девушек из сетей секс-торговли, действуя за рамками закона. Получив заказ от влиятельного политика, Джо пытается спасти его дочь-подростка от сутенеров, но когда он начинает освобождать её из борделя, его план не срабатывает, и вся история окрашивается жестокостью и возмездием.
«Нелюбовь» (Андрей Звягинцев, Россия)
В центре сюжета Женя и Борис, чей брак уже давно трещит по швам. Оба завели отношения на стороне и жаждут поскорее начать жизнь с чистого листа. Погрязнув в бесконечных ссорах, они забывают о своем 12-летнем сыне Алёше. И однажды, не выдержав очередной перепалки родителей, он уходит из дома.
Такое вот кино. Причем это не какой-нибудь местечковый кинотрэш – плод больного воображения провинциальных режиссеров-неудачников. Но, строго наоборот, с точки зрения жюри Каннского фестиваля, это самое востребованное, трендовое, достойное исключительного общественного внимания современное кино.
Надо отдать должное членам этого жюри, которые явно не зря едят свой хлеб с элитной черной иранской икрой из золотых банок. Они действительно находятся на «острие прогресса» в его современном понимании и держат свой нос строго по руководящему ветру. Что вообще, надо сказать, весьма характерно для интеллигентствующей прослойки, претендующей на роль незаменимого передаточного звена между правителями и народом.
Системный моральный, ценностный и социально-политический кризис экзистенциального уровня, в который  упорно вгоняют западную Европу уже многие годы, должен, по определению, находить своё адекватное отражение в кинематографе. И, по мере возможностей этого «важнейшего из искусств», выступать в качестве акселератора тех процессов глубинного и необратимого гниения, которые могут оказаться фатальными для этой цивилизации. Кому и для чего это нужно – тема отдельного рассуждения. Здесь же подчеркнем откровенно политическую и идеологическую природу такого рода целенаправленной и перманентной обработки западного сознания.
И напомним о том, что трэнд морально-нравственного разложения и сопутствующего ему смятения душ и утраты смысла существования, отнюдь не нов в тамошнем менталитете. Ровно в таком же состоянии глубокого духовного упадка оказалось западное общество после первой мировой войны, когда оно было ввергнуто в жесточайший экономический и морально-психологический кризис. И тогда методами «высокого искусства» массам целенаправленно вбивалось в головы отчаяние, безнадега и потусторонняя жуть.
Как известно именно это смятенное состояние стало благодатной почвой для формирования сильнейшего общественного запроса на наведение рационального порядка и власть сильного лидера.  То есть, в общем виде —  на фашизацию общества. Апофеозом этого глобального в то время феномена стал германский нацизм во главе с Гитлером.  Но в той или иной степени аналогичный запрос присутствовал повсеместно. И его наиболее концентрированным выражением стала новая мировая война — как самый адекватный ответ на поиск «рациональных позитивных решений» смертельно уставшим от декадентской безнадеги Человечеством.
Так что нынешний каннский ареопаг, в своём последовательном насаждении глубокого общественного упадка и сумеречного состояния умов, отнюдь не первопроходец. И цели у этой кампании наверняка те же самые, что во времена Освальда Шпенглера с его «Закатом Европы». Из которого для зашедшего в тупик Запада всегда был только один «рациональный» выход —  «Drang nach osten!», то есть  «Натиск на Восток!». И похоже на то, что кое-кто на Западе пришел к выводу, что время для нового натиска в этом направлении уже не за горами. И, стало быть, надо готовить психологическую почву для прихода новых фюреров. В том числе и в Каннах.

Комментариев нет :

Отправить комментарий