суббота, 28 июля 2018 г.

Оригинальность массовки

Во все века существовала «массовая оригинальность» — то есть некий набор правильных странностей (именуемых в просторечии заскоками), которые принято иметь всем «нормальным оригиналам». Так, в Галантном Веке было принято появляться с томиком Вольтера (шлафрок и парик — из Версаля только что). В первой половине XIX столетия — следовало быть грустным и делать вид, что состоишь в тайном обществе. Во второй половине — растить бородищу, идти с книжками в народ и жить со вставшей на путь исправления проституткой. В эпоху Ар Нуво — потреблять кокаин, ждать конца света и писать стихи лесенкой. В 1930-х — быть блондином, играть в футбол и делать вид, что ты — свой человек в Торгсине. Танцевать под «А Кукара-ча!»

В эру Оттепели — носить очки и разговаривать о нейтрино. Скрывать, что не читал Хэмингуэя. Выкидывать диваны с валиками и покупать узкое вдовье ложе в духе позднего Ле Корбюзье. Цитировать из Ильфа-Петрова. Месить кедами пространство. Во времена моего детства нормальный оригинал пребывал в оппозиции социалистическому строю, цитировал из Булгакова и делал вид, что познал Упанишады. На деле оригинал предпочитал портвешок и трахал косматых филологинь (читайте Сергея Довлатова — там всё сказано).

Моя юность прошла под скрежет металла — правильные оригиналы писали на заборах «Хэви металл!» и получали звездюлек от других массовых оригиналов, качающих бицепс в люберецких полуподвалах. У взрослых — свои причуды. Паранормальные явления, гороскопы: можно ли жениться Крысе на Лошади и прочая хиромантия. Типичный пример массово-оригинальных людей 1980-х — это Раиса Захаровна («Любовь и голуби») и Сусанночка («Самая обаятельная и привлекательная»). Любят то, что модно среди позднесоветской полуинтеллигенции. Про филиппинскую медицину — с загадочным видом.
В начале 1990-х у массового_оргинала начались хождения в Макдональдс и поиски у себя дворянских корней. Иметь свой бизнес. Прикидываться, что просто забыл свой новый сотовый телефон у любовницы-фотомодели. Листать Пелевина.

В благословенных 2000-х — вариантов для массовой оригинальности стало куда как больше. Можно, к примеру, было назваться эмо, потом стать готом, следом — замутить с глэм-наци. Рисовать анимэшки. Любить японское. Толкинисты — шумною толпою. Именно — толпою. Каждая рыжая, печальная девочка, живущая в хрущёбе на улице Клары Цеткин считала своим долгом нарядиться Галадриэлью. Заводить блоги. Писать книги. Осаждать издателей своими фантиками «Гарри Поттер против Осоавиахима».

Потом явились хипстеры. Главное — уметь с сосредоточенным видом смотреть артхаусное кино, и не просто смотреть, но и якобы любить оное. Печататься в малоизвестном издании о дизайне лофтов, лифтов и плевательниц. Писать корявые буковки в Молескинах (почерк — не главное, у нас есть гаджеты, куда мы пальцами тычем). Хвалиться Эпплами. Быть олдовыми. Винтажными. Подворачивать джинсики. Кататься на велосипеде. Не ради спорта. А так — для пущего соответствия. Опять растить бородку, но не как у народников, а посещать барбер-шоп — чтобы красиво да инстраграмно.

В общем, если вы будете любить Пушкина, Вагнера и не дай бог Эль Греко — никакой вы не оригинал, а скучное быдло. Сама такая, чего и вам желаю искренне.

Зина Корзина
 

Комментариев нет :

Отправка комментария