пятница, 1 марта 2019 г.

Рожденные после СССР

Знакомься: поколение, рожденное после 1989 года. Ты легко узнаешь их по стаканчику с кофе, самокату, кедам и набору претензий к жизни. (У нас тоже много претензий, но мы вежливо молчим. И специальное примечание для совкодрочеров, вскинувшихся и возгоревших пуканами на знакомую аббревиатуру и год — речь пойдет не о «загубленных перестройкой» российских школоло, скачущих на митингах Овального, а о глобальном процессе. Потушите свой пукан — проблема куда глубже и шире, чем ваш местечковый геморой.)

То, что поколения отличаются одно от другого, знали еще древние вавилоняне. Но, пожалуй, впервые в истории эти отличия оказались так громадны, что антропологи не только в шутку поговаривают о появлении нового вида людей.

Поколение на горошине: рожденные после 1989 года как новый вид людей

Термин «поколение снежинок» (snowflake generation) Словарь Коллинза и Financial Times признали словом года в 2016-м. Так называют людей, рожденных в странах золотого миллиарда после 1990 года (некоторые социологи предпочитают вести отсчет даже с 1985). Правда, не всех людей, а принадлежащих к среднему и выше классам, хорошо образованных, из далеких от криминала семей и т.д. Самые большие хороводы снежинок сейчас можно встретить в старших классах приличных школ и в университетских кампусах, хотя некоторые из этих созданий уже успели выпорхнуть в большой мир и наделать там немало шороху.

КТО ТАКИЕ СНЕЖИНКИ?

Это люди, которые:

* горячо ненавидят насилие. По крайней мере, так им кажется (хотя об этом моменте мы потом поговорим подробнее)
* превыше всего ставят безопасность (в том числе эмоциональную)
* повышенно чувствительны, мнительны и впечатлительны
* не привычны ни к лишениям, ни к тяжелому труду, ни к грубому обращению
* болезненно реагируют на мнения, отличные от их собственных
* считают человеческую историю грязной чередой убийств, истязаний и прочих мерзостей, от которых надлежит полностью откреститься, в том числе с осторожностью относясь к любым текстам и правилам из проклятого прошлого — например, ко всей мировой литературе
* убеждены в собственной уникальности и высоко себя ценят
* обладают довольно ограниченной фантазией
* осуждая нетерпимость в других, сами являются образчиками безукоризненной нетерпимости к своим оппонентам
* при несовпадении своих представлений с реальной жизнью испытывают серьезный стресс
* охотно говорят о своих самых интимных переживаниях
* обычно являются политкорректными левыми детоцентристами с феминистскими взглядами, часто вегетарианцы

ТАНЦЫ СНЕЖИНОК

Считается, что термин «снежинка» взят из «Бойцовского клуба» Паланика: «Не думай, что ты уникальная и прекрасная снежинка!» Добавим: и хрупкая. Уязвимость снежинок перед отвратительной правдой жизни такова, что психотерапевты могут уже сейчас смело брать дворцы в ипотеку: взглянув в очередную гнусную харю бытия, снежинка впадет в депрессию быстрее, чем ты чихнешь.

Это именно снежинки рыдали — без шуток, на самом деле рыдали, со слезами, громко, открыв рты, — ночами в кампусах перед разбитыми телевизорами, по которым им сообщили ошеломляющую, невероятную, невозможную новость: президентом избран Трамп. Сексист, гомофоб и расист*.

«Эти три слова — худшие в словаре снежинок. Если фармацевты, выпускающие успокоительные средства и антидепрессанты, не скинутся на золотую статую сорок пятого президента США, то в истории это останется более черной неблагодарностью, чем убийство Цезаря Брутом».

Если родители снежинок — левая социал-демократическая молодежь – находили азарт и чувствовали победу, отправляя на свалку истории очередной грязный женоненавистнический мультик о Белоснежке и шовинистских гномах-мужланах, то снежинки выросли в общем-то в убеждении, что они уже победили. Что этот мир прекрасен, преисполнен фиалками и единорогами и что все прогрессивные люди планеты мыслят одинаково, практически извели грязных, воинствующих империалистических свиней и победили социальное и гендерное неравенство. В общем, давайте просто жить мирно и счастливо, не снимая велосипедных шлемов, чтобы головке не было бобо, если случайно споткнешься!

Известный британский писатель-педагог Том Беннетт в 2016 году писал в The Telegraph: «Приходя в университеты, они уже пугаются, столкнувшись с тем, что мир отличен от их представлений, поэтому они ищут в лекториях защиты и безопасности, а не творчества и знаний».

Защита выглядит следующим образом: нужно всеми силами делать вид, что снежинок — большинство, все они мыслят в одном ключе, поэтому спорным или неприятным мнениям не место в аудитории.

Для лекторов, исповедующих правые, консервативные, милитаристские, сексистские либо колониалистические взгляды (или позволивших себе лет пять назад неудачно пошутить на одну из этих тем в «Твиттере»), доступ в университеты должен быть закрыт. С такими лекторами нужно разрывать контракты, не­угодных профессоров — выгонять с работы. Эта политика называется «no platforming» — не давать слово тем, с кем мы несогласны. Причем речь идет не о маргиналах, шарлатанах и людоедах. Нет, студенты строят баррикады, не пропуская на занятия уважаемых светил, лучших спецов в своих областях. Они не хотят понимать этих людей, изучать их взгляды, спорить с ними, в конце концов: эти лекторы могут «принести им огорчения», а комфорт важнее знаний. Так не пропустили в здание Нью-Йоркского университета, например, экс-директора ЦРУ Дэвида Петреуса — это человека-то, имевшего доступ к самым волнительным загадкам политики!

Колледж Эвергрин (Вашингтон) был вынужден уволить (с извинениями и отступными) профессора антропологии Брета Уайнстоуна и его жену, тоже преподавателя. Сам Уайнстоун, что характерно, прогрессивно мыслящий демократ левее некуда. Но он имел несчастье выступить против задумки студентов провести «День без белых преподавателей», чтобы в этот день выступать и говорить могли только цветные учителя и ученики. Студенты хотели этим днем «подчеркнуть важную роль меньшинств», а Уайнстоун неосторожно выступил с обращением, в котором указывал, что принципы равенства и свободы слова плохо согласуются с такой акцией и что цвет кожи не должен мешать кому-то работать или учиться. Тут же он получил клеймо расиста, студенты потребовали его увольнения. А когда руководство колледжа отказалось это сделать, Уайнстоуна стали буквально преследовать: его запирали в аудитории, блокировали его машину, устраивали баррикады у дома, писали ему оскорбительные и угрожающие письма. В конце концов колледж признал, что «не может обеспечить безопасность сотрудника», и уволил профессора.

А СЕЙЧАС БУДЕТ СТРАШНОЕ — ЗАТКНИТЕ УШИ!

Впрочем, одним но-платформингом для не­угодных современников снежинки не ограничиваются. Рты затыкают и неугомонным мертвецам, пытающимся болтать из могилы. То, что из школ давно изымают неполиткорректные книжки, уже давно не новость, но в последние годы мода перекинулась и на университеты. Так, группа студентов славистики, объединившись с русскоязычными студентами, потребовала убрать из институтских программ по литературе Бунина*.

«Там много вообще кого убирают. Но про Бунина нам же будет интереснее, правда?»

Чем же провинился русский классик? А русский классик посмел описывать изнасилование девушек и писал все время какие-то гадости вроде «…лежала на нарах, вся сжавшись, уткнув голову в грудь, горячо наплакавшись от ужаса, восторга и внезапности того, что случилось» и «…она, рыдая, вдруг ответила ему женским бессознательным порывом — крепко и тоже будто благодарно обняла и прижала к себе его голову». Писатель, который считает, что женщина может испытывать во время изнасилования «восторг и благодарность», конечно, не имеет права омрачать своим существованием снежный мир. Там ничего не хотят знать про то, что Бунин вообще полагал, что в страхе, боли и суицидальности у человека есть и момент экстаза (вспомним, как застрелился герой «Митиной любви»: «…глубоко и радостно вздохнув, раскрыл рот и с силой, с наслаждением выстрелил»).

Нет, ну в самом деле, что лучше — знать Бунина или избежать нервного срыва? Снежинки твердо ставят на второе, и преподаватели идут им навстречу. Поэтому теперь профессора нередко пользуются правилом «предупреждения о триггерах». Вот, например, в Оксфордском университете студентов-юристов уже только с триггер-преду­преждениями и учат. Типа: «А сейчас будет описание одного очень неприятного дела с убиванием старушек, расизмом и гомофобией. Просьба к тем студентам, которые могут принять это близко к сердцу, покинуть аудиторию или включить музыку в наушниках».

Зачем миру нужны столь нежные юристы и как они потом будут функционировать в судебных залах? Этот вопрос перед профессурой не стоит, куда важнее избежать инцидентов и судебных исков со скандалами сейчас.

Один из любимейших терминов снежинок — «обесценивание». Глубина и сила их ощущений важнее любого мнения, пусть даже экспертного, со стороны.

— О, как я страдаю! Меня укусил комар!
— Точно комар? Не медведь? Их легко перепутать…
— Не смейте шутить над моими страданиями! Не смейте обесценивать мои чувства!
— Ну давай протрем укус одеколоном.
— Не смейте давать мне советов, я их у вас не просил!
— Если тебе так уж больно, зачем терпеть, давай помажем.
— Не смейте обвинять жертву! Я не виновен в том, что стал жертвой насилия! Мои поступки нельзя осуждать, я жертва, я всегда прав!
— Да что же с тобой делать тогда?
— Понимать и сочувствовать!

Да, поколение, рожденное в диких семидесятых, не говоря уж о совсем пещерных временах, не может иногда понять, почему так ужасно, когда в кафе нет твоего любимого смузи. Оно не готово признавать жестокой травмой тот кошмарный факт, что снежинку насилием и манипуляциями в три года приучали к горшку, отняв родной памперс. Поколение семидесятых, ставшее родителями снежинок, с интересом выясняет, какими ужасными, лживыми, агрессивными и токсичными тварями они были, как искалечили они детское тело и душу.

ОТКУДА СНЕГ?

Том Беннетт солидарен с большинством социо­психологов и педагогов: снежинки — это не результат работы гипноизлучателя, установленного инопланетянами на Луне, а вполне ожидаемый продукт новой педагогики. Снежинки выросли в основном в тех странах, где как раз в это время физические наказания детей стали считаться уголовным преступлением. Более того, ребенок в наше время вообще максимально защищен от любого дискомфорта и опасности. Дома с детьми переоборудуют в подобие резиновых камер для маленьких буйнопоме­шанных. При болезнях дитя сразу получает обезболивающее. Любые спортивные занятия производятся максимально мягко, с непременной защитой и медосмотрами. Интересы ребенка поставлены во главу угла: он царь, бог и повелитель в семье. Ему постоянно объясняют, что он самый умный, самый красивый, самый любимый и достоин всего самого лучшего. Даже если он будет поступать плохо, мама с папой все равно будут его любить всегда-всегда: «безусловная любовь» и «безусловное принятие» — это альфа и омега современной родительской педагогики.

Вот, например, рассказ Носова «Огурцы» стал шоком и предметом горячего обсуждения на материнских русскоязычных форумах. Если кто забыл, то предыстория там такова: дети нарвали огурцов на колхозном поле и убежали от сторожа, дома мама в восторг не пришла и потребовала огурцы сторожу вернуть.

«Мама стала совать огурцы обратно Котьке в карман. Котька плакал и кричал:
— Не пойду я! У дедушки ружье. Он выстрелит и убьет меня.
— И пусть убьет! Пусть лучше у меня совсем не будет сына, чем будет сын вор».

Эта драма вызвала живейших отклик в родительских сердцах.

«Ну вот нет ничего в жизни страшнее, чем предательство человека, которому доверяешь. Которого любишь. Для которого несешь эти проклятые огурцы, а получаешь с ноги в самое свое живое и беззащитное» (doc_namino).

«Маму хочется долго и мучительно убивать. Пока не прочувствует как следует, что натворила. А потом оставить с этим жить. Ребенка жалко до слез» (mara dh).

«А потом подобные Котьки вырастают и идут к психологам лечить свои детские травмы маминой нелюбви» (nadezhda_k).

Насилие даже в детской среде выжигается каленым железом. Ребенку не показывают мультиков, которые могут его напугать, а большинство родителей даже отказываются читать своим малышам старые добрые книжки, в которых то в зайчика стреляют, то медведю лапку отпиливают, то королю голову рубят. Предпочтение отдается современной детской литературе, в которой обидевшаяся на хозяйку зубная щетка чуть не упала со стола — и это самое напряженное из возможных происшествий. Даже в России действует федеральный закон № 436, прямо запрещающий упоминать в книжках для детей смерть, тяжелые болезни, бродяжничество и прочие печальные штуки. «Не думал, что я когда-нибудь это скажу, — говорит Том Беннет, — но дети перезащищены. Они живут в абсолютно безопасном пространстве и, попадая в колледж, требуют такой же защиты, к которой они привыкли с детского сада».

ДИВНЫЙ НОВЫЙ МИР?

А может, и хорошо? Может, и правильно? Первое непоротое, доброе поколение изменит лицо Земли, насилие канет в Лету, жизнь потечет по новым законам… Ну, будут все сидеть на прозаке, но прозак лучше, чем «Першинг». Правда, есть на планете и другие культуры, где для снежинок условий пока нет. Но, может, общее смягчение нравов и туда как-нибудь доберется лет за двадцать? Увы, но приходится признать, что снежинки лишь на словах противники насилия. Да, вероятнее всего, они не будут защищать девушку при нападении хулиганов, а предпочтут разумно позвонить в полицию. Но приехавшей полиции они дадут карт-бланш на жесткое задержание хулиганов и на сколь угодно длительные сроки для них.

Снежинки не отказываются от насилия, они просто делегируют его властям. Они легко бывают грубы, когда уверены в своей безопасности. Они способны, как мы видели на примере эвергринского профессора, на травлю и издевательства. Насилие, которое обеспечивает их защищенность, — это прекрасное, правильное насилие. Просто этим должен заниматься кто-то специально обученный, а им позвольте сидеть в своих велосипедных шлемах на детских сиденьях. Уж что-что, а свобода точно не является приоритетом в глазах снежинок: дети, которых до четырнадцати лет водили в школу за ручку и не оставляли одних, к ней не приучены. Более того, они ее боятся, особенно когда свободой пользуются те, с кем снежинки несогласны.

Худшее, что может позволить себе сейчас политик, актер, писатель, врач — это произнести что-то такое, что вызывает у снежинок страх. К примеру, заступиться за голливудского продюсера, соблазнявшего актрис, или сказать, что пассивное курение не причиняет никому вреда, а феминизм – довольно глупая штука… То есть пойти против той левой идеологии, которая господствует более полувека на европейских и американских кафедрах и которая стала катехизисом снежинок.

Когда снежинкам становится страшно, они объединяются и, не жалея энергии, устраивают метель виновнику их страха: судебные иски, разгромные статьи, тонны писем с оскорблениями, бойкотирование компании, не вышвыр­нувшей злодея на улицу. Сегодня снежинки, пожалуй, одна из самых мощных, мобильных и значимых диаспор в странах первого мира — сообщество, которое нельзя игнорировать. ­



Почему Путин правит миром

История гласит, что Путин рос в суровом районе Ленинграда, и там, на мрачных улицах, научился за себя постоять. Уже взрослым он решил никогда не останавливаться на достигнутом. После двух десятилетий у руля российской политики его слава до того раздулась, что весь Запад сваливает на него свои проблемы. Это в корне неверный подход, отмечает британский эксперт и писатель Марк Галеотти (Mark Galeotti).

Стоило британцам увидеть, что их будущее в Евросоюзе под угрозой, как виноваты оказались президент России и его армия троллей. А когда американцы выбрали президентом Дональда Трампа, вина снова пала на Путина и его хакеров. Путин Великий превратился в устрашающую абстракцию.

«Я сам британец. И я бы с удовольствием свалил Брексит на Путина. Но если кое-что и можно списать на российскую пропаганду, в общем и целом Брексит — результат британской политики и решение самих британцев. То же самое можно сказать и о Трампе. Это типично американское явление, а вовсе не российская креатура. Все, что нам у себя не нравится, мы валим на Путина», — заявил Галеотти в интервью «Берлингске».

Марк Галеотти жил в России, преподавал в различных европейских и американских университетах, написал множество книг о России, был членом аналитического центра «Европейский совет по международным отношениям» и консультировал западные правительства и полицию насчет России. Недавно вышла его новая книга «Нам нужно поговорить о Путине: в чем Запад заблуждается». Сам он называет книгу «воплем разочарования».

«Я хочу разобраться с мифами и клише о Путине, потому что они искажают реальность и мешают политике Запада», — говорит он.

В 30-е годы появился так называемый тест Роршаха. Испытуемым показывают чернильные пятна и просят рассказывать, что они видят. И их ответы говорят скорее об их личности, чем о самих кляксах.

Похожим образом дела обстоят и с Путиным, считает Марк Галеотти. Путин превратился в абстракцию, стал мифом. Каждый из нас создал собственную версию Путина.

Например, Хиллари Клинтон считает, что Путин — мастер геополитики и гроссмейстер «трехмерных шахмат». Однако Галеотти отмечает, что Путин любит дзюдо, а в шахматы вообще не играет.

«… если люди думают, что вы сильны, вы и впрямь сильны», — пишет эксперт в своей книге.

Датский теолог Ибен Транхольм (Iben Tranholm) считает Путина «новым лидером христианского мира». Зато покойный сенатор-республиканец Джон Маккейн высказывался о Путине совсем иначе: «Я заглянул господину Путину в глаза и увидал там три буквы: Ка, Гэ и Бэ». В одной колонке газеты «Юлландс-постен» Путина назвали «самовластным чекистским царем»

Хотя о Путине написано несчетное количество книг, включая автобиографию, его истинное лицо известно немногим, считает Марк Галеотти.

Россия и не думает развенчивать всеобщее убеждение, что Путин — тут, там и вообще повсюду. Советник Путина Сурков в недавней статье назвал путинизм сложившейся идеологией. По его словам, она переживет самого президента.

По мнению автора, подход Путина яснее всего виден по старому парку на севере Москвы. На территории парка «Макдональдс» и огромная реклама южнокорейских автомобилей «Хёндэ» благополучно соседствуют с высокой статуей Ленина на главной площади. Из громкоговорителей попеременно раздаются шлягеры «Роллинг Стоунз» и классическая музыка в исполнении ленинградского оркестра.

После ремонта правительство устроило в парке музей «Россия — моя история». Музей славит сильных лидеров России и Советского Союза, восхваляя идею мощной, сплоченной страны. К демонстрантам, которые лишь сеют смуту, и к Западу, который постоянно плетет козни, там относятся с плохо скрываемым презрением. Послание очень простое: под началом сильного лидера Россия против Запада выстоит. Разобщенная же Россия попросту развалится.

«Это хвала сильным мужчинам — и некоторым женщинам — которые не боятся принимать трудные решения и перекраивают мир так, как считают нужным. И неважно, носят они красную звезду или царский триколор», — пишет Марк Галеотти.

… «Между Западом, который играет на руку Путину, приговаривая „о боже, как мы боимся России», и самой Россией — ей ведь нравится, когда в ней видят страну, которая влияет на окружающий мир, — словно заключен некий негласный союз. Россия не только всеобщий козел отпущения, но и любимое алиби».

Например, министр обороны Клаус Йорт Фредериксен (Claus Hjort Frederiksen) в 2017 году заявил, что «ежедневные попытки» России проникнуть в датские компьютерные сети контролируются лично Путиным. Или, например, ветеран Социалистической левой партии Хольгер Нильсен (Holger Nielsen) написал в статье для «Юлландс-постен», что Путин усадил в президентское кресло Трампа, а теперь проделает то же самое с Марин Ле Пен во Франции.

Но ведь утверждать, будто Россия в состоянии решить исход американских выборов — значит насмехаться над американской демократией?

«То, что мы фактически узаконили в Европе коррупцию и отмывание денег, льет воду на мельницу Путина: мол, мы, Запад — лицемеры. Рассуждаем себе о ценностях и законности, а сами в них ни верим. Так что получается, что мы ничуть не лучше Путина и его режима. Случай с „Данске Банк» — это структурная проблема, и русские используют ее в своих целях», — отмечает Галеотти.

Эта тема подводит его к решающему вопросу: как держать себя с русскими? Говоря его собственными словами: вместо того чтобы пытаться остановить дождь, лучше починить крышу. А что касается российского вмешательства или отмывания денег, мы должны обезопасить собственные институты, чтобы нельзя было ни взломать наши выборы, ни держать грязные деньги в наших банках. «Данске банк» только что закрыл филиалы в Эстонии и России. На днях в шведской передаче «Миссия: проверка» сообщили, что в отмывании денег подозреваются и прибалтийские отделения «Сведбанка». Ну то есть деньги моют все — а виноват Путин.



Достижения майдана

Против правды не попрешь. Опять же, можно до одури спорить о цифрах бежавших, уехавших и т.д. Вот только порядок цифр, равно как и тенденция, не изменяться. И сколько бы киевский режим не хвастался дутыми цифрами успехов, очевидно, что не государство (на него плевать) страна разрушается. Вопрос лишь в сроках.

 А в остальном, прекрасная маркиза, всё хорошо, всё хорошо...



Жванецкий отдыхает

Там где правят бандеровцы, сатирикам делать нечего.

Кратенько. Президент России наградил одессита Жванецкого орденом "За заслуги перед Отечеством" 3-й степени. Как бы я ни относился к творчеству сатирика, но он точно заслужил своим талантом по ордену от каждой республики бывшего Союза. Но это моё мнение. А вот ставший в нужное время* правосеком некий Стерненко (он даже претендовал на роль главы ПС Одессы) ожидаемо взъярился. Что  забавно, теперь укроСМИ его представляют как "общественного активиста и видеоблогера".
http://rs.img.com.ua/crop?v2=1&w=600&h=0&url=%2F%2Fbm.img.com.ua%2Fberlin%2Fstorage%2Fnews%2Forig%2Ff%2F5d%2F5768e788976a8ae26aedb666768fa5df.jpg
Так вот, этот бывшие рэпер начал брызгать слюной и (дословно из "Бигмир") "пообещал, что одесские активисты не допустят, чтоб любимец Путина выступал в Украине. Об этом Стерненко написал у себя в Facebook.

Такую реакцию у активиста вызвала новость о том, что Владимир Путин наградил известного одессита Михаила Жванецкого орденом “За заслуги перед отечеством”.

Активист пообещал общественную огласку, если организаторы концертов Жванецкого в Одессе и Киеве не отменят мероприятия.

"Эта кремлевская провокация с использованием не слишком умного артиста должна получить нашу надлежащую реакцию. Или организаторы откажутся от запланированных мероприятий и самостоятельно их отменят, или они встретят протестную реакцию возмущенных украинцев", - написал Сергей Стерненко.

О самом негодяе Стерненко даже говорить нет нужды, достаточно привести его фотографию из прежней жизни:
http://ivasi.news/wp-content/uploads/2017/03/26108118.p.500.500.0.jpgЧестно говоря, убежденный враг может вызывать уважение. А такие потаскухи-флюгеры...
 
 

Сходства и различия между Украиной и Венесуэлой

Вчера в Совбезе ООН были заветированы две резолюции по Венесуэле — наша и американская. Наша юридически безупречна, американская — в правовом смысле безграмотна. Однако это не так важно. Главное, что возвращаются старые времена, когда центры силы были категорически не согласны друг с другом. Но не на поле боя, а за столом переговоров.




Кризис в Венесуэле отдаленно напоминает украинский, только в Южной Америке жупелом являются США, а среди наших лимитрофов разогреты антироссийские настроения. Как считают эксперты, Хуан Гуайдо (на фото), ждущий спасительную интервенцию, выглядит политиком, который сегодня на Украине просил бы: «Путин, введи войска».

Миллионы действительно ждут спасительной российской оккупации и даже обижаются на нас, что мы бездействуем. Но миллионы из противоположного лагеря считают первых предателями национальных интересов, ватниками и сепарами. Необандеровцы любят США примерно так же, как простые венесуэльцы Россию.

Николаса Мадуро, конечно, нельзя назвать искусным государственным деятелем, скорее, он бледная тень мощного, харизматичного популиста Уго Чавеса. Но для большинства венесуэльцев он все равно предпочтительнее назначенного американцами молодого выскочки.

Как бы то ни было, мы считаем, что суверенное государство само должно разбираться со своими проблемами, без вмешательства извне. Суть предложенной Россией резолюции — сохранение целостности и независимости Венесуэлы. Против проголосовали семь членов Совбеза, включая США, еще четверо воздержались от голосования. Нас поддержали Китай, ЮАР и Экваториальная Гвинея.

Американский проект, я бы сказал, выглядит забавно по своей несуразности: признать парламент Венесуэлы конституционной властью, а прошедшие в прошлом году выборы главы государства «несвободными и нечестными». И назначить новые выборы.

Наш постпред Василий Небензя заявил, что принятие резолюции стало бы первым в истории случаем, когда Совбез ООН «снял бы с должности одного и назначил другого президента суверенной страны», что, как он отметил, было бы «юридически безграмотно и ничтожно». И он, конечно, прав.

Однако из 15 членов Совбеза ООН девять поддержали проект резолюции США, еще три воздержались от участия в голосовании. Россия и Китай наложили вето.

Наступила холодная война 2.0, центры силы не соглашаются друг с другом. Это нормально. Возможно, в истории ООН был всего один случай, когда в Совете безопасности было согласие — по геноциду в Руанде. Только потому, что в Руанде нет нефти.

В Венесуэле нефть, как известно, есть, поэтому вокруг нее ломаются копья. Мы с китайцами воспользовались антиамериканскими настроениями, что вполне разумно, и вложили миллиарды в ее экономику. И теперь готовы защищать свои инвестиции.

Американцы в точности так же поддержали наиболее русофобскую часть Украины и привели к власти галичанскую элиту. Отличие, как вы понимаете, существенное: антиамериканские настроения в Венесуэле существовали и до нашего прихода, а вот больных русофобией на Украине стало больше именно благодаря усилиям Вашингтона.

Впрочем, механизм появления американофобии там и русофобии здесь не так важен с точки зрения глобальных процессов. В данном случае речь о результате.

Понятно, что Украина важна для США как инструмент давления на Россию. В нее вкладывались американцы и европейцы, а сейчас точечными и нерегулярными инъекциями поддерживают жизнь в почти уже бездыханном организме. Это такой же сомнительный актив для США, как для нас с китайцами Венесуэла. Отличия, конечно, тоже есть: из Венесуэлы сбегает куда меньше народа, чем с Украины.

В общем, я совсем не против разделения мира на центры силы, перехода к более понятной, логичной и привычной многополярной конструкции. Американцам надоела роль глобального жандарма — слишком она затратна. Мы же с китайцами всегда были готовы отстаивать национальные интересы в своих сферах влияния.

Вчерашнее голосование в Совбезе ООН лишний раз подтвердило, что монополярный мир остался в прошлом. 
 
 
 

Пять лет, как Америка потеряла Крым

На днях аналитический центр Stratfor, который иногда называют «теневым ЦРУ» опубликовал статью о том, что Россия вряд ли вернет Крым Украине (то есть, американцам), даже если список санкций будет постоянно расширяться. Удивительное открытие. Появляется ощущение, будто американские кремленологи обещали своим политикам: если еще чуть-чуть поддавить, то Путин обязательно пойдет на попятный.




Некоторые блогеры по простоте душевной пытаются подсчитать потери от воссоединения Крыма с Россией и приходят к трагическим выводам: все стало хуже, производительность труда падает, санкции душат экономику. С такой «аналитикой» можно было бы согласиться, если бы не одно обстоятельство: государство — дело вечное. Размышлять, к чему мы пришли за пять лет на фоне вечности — слишком примитивный подход к проблеме.

Разумеется, санкции на экономику повлияли, с этим никто не спорит. Сказались и масштабные инвестиции в обустройство новых-старых земель, изрядно запущенных, пока там хозяйничала Украина. Да и отделение от нэньки — Крымский мост, энергетика стоит дорого.

Если называть эти вложения в будущее расплатой за «крымскую весну», то мы потерпим.

Вполне допускаю, что Сергей Аксенов не лукавит, объявляя о росте за пять лет объемов промышленного производства республики вдвое, а собственных доходов — в 2,5 раза. Стартовая база была низкой, так что такой скачок возможен. Еще через пять лет такие темпы полуостров вряд ли покажет.

То есть, «аналитика» от горе-экономистов грешит конечностью процесса, в то время как профессионалы все же прогнозируют, что будет через пять, десять лет, через полвека. Падение за пятилетку предсказать было несложно. Попробуйте прикинуть, что нужно сделать, чтобы был рост.

Если следовать их убогой логике, единственный способ увеличить производительность труда — вернуть Крым Украине. Разумеется, для них вопросов безопасности не существует, о том, что Севастополь моментально превратился бы в базу Шестого флота ВМС США, они не думают. По их мнению, доказавшие свою поражающую воображение гуманность американцы тут же сняли бы все санкции, открыли бы свой рынок и, возможно, дали бы денег.

Но такой образ мышления выдает в них людей ограниченных, неспособных принимать реальность. Которая включает в себя существование глобальной конкуренции как движущей силы геополитических событий.

Американцы ничего не делают из соображений гуманности и желания помочь всем во всем мире. Можно поинтересоваться у жителей тех стран, куда они наведывались со своими демократическими ковровыми бомбардировками. А также спросить у болгар, прибалтов и других восточноевропейских стран, почему у них такие высокие цифры эмиграции.

Напомню, политики и военные оперируют не вероятностями, а возможностями. Их не интересует, насколько вероятно, что в Крыму вместо Черноморского флота расположится американский. Они размышляют, получили бы США такую возможность, если бы полуостров оставался в составе Украины.

Разумеется, такое было возможно. Скажу больше: все к тому шло. Решение было принято из соображений безопасности, которая приоритетнее экономики. Падение производительности труда из-за санкций и дополнительных затрат, на которые нам указывают диванные и кабинетные эксперты, — всего лишь мелкие издержки, если держать в голове уроки многочисленных войн, которые вела Россия.

Даже Stratfor признает: после того как Крым стал российским, «размещение украинских военных кораблей в Азовском море или увеличение количества кораблей НАТО в Черном море не будут иметь заметного воздействия на военно-морской баланс сил в этом регионе. Россия является здесь доминирующей силой».

Это все, что нам нужно знать о «крымской весне», первый маленький юбилей которой которой мы отмечаем в эти дни.
 
 
 

Подборка 1577


7a7923050b0122a0a083cb767ea2a1fb.jpg
a8c5be71ff42c1a12d955acf85670ac8.jpg
28144ccfa1bce39523e0a52a1ed29b4e.jpg
5ad865eaedae1bf64fa6f16a69e9db30.jpg
cd2ca695be4acdd73c436b9bb460448b.jpg
2c91e22af1497e97e1dd9785e5c08158.jpg
4bdffcdd81b8dd2df6f02650d824f6bc.jpg
19031af60dfac835fd1b04c732474808.jpg
26075c57b2baa9fb7bf21b98b6fa3d9c.jpg
82acdef549b34fe484cb09cd373a0161.jpg
3f1a93d90b3f1f36a1cbfbfe5b9b4c5f.jpg
239a53c79bdf18a437c067e914b383f0.jpg
824c0dd0b4a3b3529ee51e26780d76b8.jpg
1255c1a660d4990d1d8d262c0e5312ae.jpg
4e6056e460b2df080c4b26b18a5f8324.jpg
f3edf5e5537ae7b1df2eae627a168c6c.jpg
0e4db6c7e9d8727d92cb5ade72467227.jpg
8288879f802cc20f53824ac95a73f3fb.jpg
1dc765cb1e1bf89642dd48381ea898b9.jpg
84043af596c22d7b8396868f2bd7ff85.jpg

Подборка 1576


c0c2fd409513deadd45628189bbd3234.jpg
0374d3d32b0650bb3ab05d1d31028a96.jpg
1ecf17ecda19be1627c0d4334b6874bb.jpg
05ba74b240a8125b66aff61dbac77436.jpg
9436bd70ad6b024e37c67e8d6a3b9a97.jpg
9597f4e88599932144aedbb89bf96f08.jpg
129d7ebb3e100e562b909134954d46ee.jpg
d7df73b3fab188f4dc7dc640d15286df.jpg
596770ade1eeb5bd3f7b0a282fea99da.jpg
412c7fe5c5cb9c6df7f95f8a5a61ce20.jpg
8c5bedea12a19f5781f59efa74465ba3.jpg
5d56a0de25041d7360d80ad4491bb159.jpg
b4fde59d3975e44bee29691bfa4a9d2b.jpg
d1415aaac5e567880955fd80bf2082e2.jpg
8c3aa481a1fe0b6a6437e187c854697a.jpg
0cd01dea9746848ec72e3f9c53d0411d.jpg
91c780570d3d5f5d36e083513e412ef9.jpg
0aeecd6d5d6035cdba91096f2e1a3aa4.jpg
814f23914d48189716dce34f4d044e68.jpg
d144dbcfb2e1c971830e289444d6b3c7.jpg

Технологическая разруха США и революция в Китае

Британский разведчик со знаменитой фамилией Флеминг полагает, что технологическая революция в Китае куда как опаснее, чем кажется. Запад одряхлел, оброс десятками миллионов паразитов, подсел на иглу декадентской толерантности и, вообще, не тянет уже честную конкуренцию.

Китайская технологическая революция является «стратегическим вызовом», заявил высокопоставленный британский разведчик Джереми Флеминг. Этот вызов намного глубже, чем нынешний конфликт США с китайской корпорацией Huawei, которую американцы обвиняют в воровстве интеллектуальной собственности и кибершпионаже. На самом деле угроза Западу — весь китайский хайтек, а не только Huawei.

Пару десятилетий Запад довольно уверенно держался на плаву за счёт своего прежнего лидерства в технологиях, однако сейчас Китай стремительно его обгоняет. С точки зрения Джереми Флеминга, главный риск заключается в том, что китайцы будут шпионить при помощи своего оборудования за Европой, однако я вижу куда как более серьёзную опасность в другом. Если современная техника будет разрабатываться в Китае, европейцы и американцы неизбежно окажутся в положении старой девы, которая слишком долго использовала природную красоту в качестве единственного своего актива.

Huawei — это крупнейший в мире производитель телекоммуникационного оборудования. Уже сам по себе этот факт серьёзно беспокоит США и американских сателлитов. В прошлом году они намеренно раздули скандал вокруг китайской компании под предлогом шпионской опасности, якобы исходящей от её продукции. США запретили оборудование Huawei на своей территории, а также заставили своих ближайших союзников (Великобританию, Канаду, Австралию, Новую Зеландию и Японию) отказаться от сотрудничества с Хуавэй в проектах развёртывания сетей связи пятого поколения (5th generation, 5G).

Пока американскому давлению противятся Германия и Евросоюз (за исключением уходящей из ЕС Британии) — немцы не хотят разрывать выгодные контракты с Huawei.

«Стратегический вызов Китая в эпоху глобализированных технологий гораздо больше, чем просто одна компания, занимающаяся телекоммуникационным оборудованием», — заявил Флеминг, один из трёх самых высокопоставленных британских шпионов, выступая в Сингапуре. «Это стратегический вызов первого порядка для всех нас. Мы должны понимать возможности и угрозы того, что предлагают китайские технологии».

Тем временем, ротирующийся председатель правления Huawei Го Пин (Guo Ping) в воскресенье в очередной раз заявил, что его компания никогда не позволяла и не позволит какой-либо стране шпионить посредством своего оборудования. Го также сказал, что США не представляют собой весь мир, и призвал производителей оборудования, сетевых операторов и национальные правительства совместно разрабатывать стандарты для обеспечения кибербезопасности.

Huawei — всего лишь первая ласточка. Очевидно, что проблема не в самой компании, и неважно, что говорят американские или британские чиновники.

Скоро на уровне ЕС будет попытка забанить или ограничить все китайские технологические компании. Вероятно, Германия по-прежнему будет против, но вопрос в том, готова ли она защищать доступ к китайским технологиям с тем же упорством, что и «Северный поток-2».

Так или иначе, технологическая война США с Китаем всё больше становится повседневным фоном мировой политики и экономики. Так же, как и торговая война, и валютная война, и в целом война за то, кто будет главной сверхдержавой в XXI веке.



Появились подробности боя с участием индийских Су-30 и пакистанских F-16

Если коротко, то:

В результате боя с участием индийских Су-30 и пакистанских F-16 китайским JF-17 был сбит советский МИГ-21.



А теперь подробней:

Воздушный бой между ВВС Пакистана и ВВС Индии случился в среду и в нём непосредственное участие приняло 24 самолета в соотношении 16 на 8.

В составе ВВС Пакистана это были:

- 8 F-16,
- 4 Dassault Mirage-3
- 4 JF-17

Ещё 8 пакистанских истребителей были в качестве сопровождения, но не приняли непосредственного участия в операции.


С индийской стороны попытке пакистанцев залететь на индийскую территорию противостояло восемь самолетов:
- 4 Су-30,
- 2 Dassault Mirage 2000
- 2 МиГ-21.

Фрагмент боя


Самолет МиГ-21, в котором находился командир индийского звена, начал преследование пакистанского F-16. Индийского пилота предупреждали о присутствии в воздухе других пакистанских истребителей, но тот продолжил атаку и выпустил ракету класса «воздух – воздух» Р-73. По МиГ-21 были выпущены ракеты пакистанских F-16. Одна из них, AMRAAM, достигла цели.

В результате командир индийского звена был вынужден катапультироваться. Он приземлился на пакистанской территории и был взят в плен.

Сбитый МиГ-21


Индийцы со своей стороны так же утверждают, что сбили один из самолетов ВВС Пакистана - F-16. И приводят кадры, где пакистанские военные разглядывают обломки от F-16.



Пишут, что момент уничтожения истребителя F-16 ВВС Пакистана попал на видео, но если честно там тяжело что-то разобрать.




Как сообщают, израильские бомбы оказались неэффективными во время удара индийских ВВС по предполагаемому лагерю боевиков на пакистанской территории.

В Сети появляется все больше данных о том, что применявшиеся самолетами Mirage 2000 "умные" боеприпасы SPICE отклонились от цели и взорвались в 200 метрах от ближайших строений. По некоторым источникам, они и вовсе упали в километре от объекта.


На «БиБиСи» озвучена пакистанская версия событий:
У пакистанских ВВС были 6 целей на земле для нанесения бомбового удара. Но они проявили добрую волю и сбросили бомбы в чистом поле (на спорной-Индийской территории Кашмира). А тут как налетели, налетели и давай клевать… Аййй!


Пленённого индийского пилота обещают отпустить в пятницу. Он бешенный – Аййй! Его местные деревенские после приземления хотели камнями побить, так он в воздух стрелять начал – зверь!


Справочно:

Ченду FC-1 Сяолун — истребитель-бомбардировщик совместной китайско-пакистанской разработки. В ВВС Пакистана самолёт имеет обозначение JF-17 Thunder. Самолёт разработан начале 2000-х годов на базе производимого в КНР потомка советского МиГ-21. Эксплуатируется с 2007 г.

МиГ-21 в свою очередь создан в конце 1950-х. Советскими лётчиками за характерный внешний вид был прозван «Балалайкой». В 1998—2005 годах ВВС Индии провели модернизацию самолёта, обновив бортовую РЛС и систему управления вооружением.