пятница, 10 мая 2019 г.

Подборка


9bedc4e07b5c0a4fd3dd9d40721926cd.jpg
0a85c60e477b513985699839eaf9bcfc.jpg
2b7647beecc8adb84f2cd4a98dd2198f.jpg
0d7a5db74346e37a0e9f387c5f74dabe.jpg
3aab3efb108f1256d8b8de832f4926d2.jpg
f9e447728b359484c59f097f40f8ecae.jpg
88076b5163f5a05b4634f13069315a9e.jpg
c99984797384c99dd1a587ff062e32d0.jpg
c53d132d9544b04d98360db81942c501.jpg
22e766f9f35ea76b3da8402c91d26c56.jpg
eee2b56b4c329f0b858b07dc68fb6f63.jpg
f48c07253ddd737e9c570a64099157e6.jpg
40c333a7680a99f9d74a79047ff3051f.jpg
a2ac71efccb721b6bf391795d53a95cc.jpg
c77ade4a6163729bafb12edaeb5feb01.jpg

Подборка


2da200dea75f22009d3c57b8cbe1067e.jpg
5c46287185fe246fe85206f050215b1a.jpg
8dfa59596bb2e94a421c6e82010f6719.jpg
e989090854328af50e09019ba68419f7.jpg
e2d2d5db7bed8e7336cddbe2b66bdd5f.jpg
91a70ff1ac6bcb4d02ac30230a18109f.jpg
b6fd95c407a234ae12e47a886e657bdb.jpg
80dde4375d213f5afbbe3724438081af.jpg
17c3f1c6cf38b96e7e554c4e06ee6918.jpg
7a09c7928f6d7e3a0782494fa5faf4dc.jpg
c9cf9f6467b94c3623ce6dbfc7ac009a.jpg
01a72c71c75fbb29e45c9bbe693c648c.jpg
be7ecdb16b7d98ffb8a05cc508f5258f.jpg
a6839dbe5080a02de37afb4c6da91c85.jpg
83feeec77002bd2150dcfc25a87e8e24.jpg

Потомки немецких полицаев

День Победы в Киеве не обошёлся без скандалов. На празднике в центре столицы Украины полиция задержала 80-летнюю женщину. Та отказалась снять пилотку. За отказ ее отволокли в полицейский «бобик».



Отважные, упитанные полицаи и их бородьба. Не зря таких после войны по лесам гоняли.

С бабками воевать им проще, а с мужиками в табло получить можно, а риски надо минимизировать. Поэтому - вылезли, дедушек/бабушек попрессовали, и обратно, в "Голубую устрицу".



Небольшая, но крикливая,армия западенцев, той части украинцев , которые в силу исторических обстоятельств оказались людьми без истории, попыталась (и временно преуспела) украсть у основной части народа его великую историю, совместную с народами Советского Союза (в прошлом-Российской империи).




Навальнята плюют в Победу. Дайте им в морду!

Один из моральных уродов «секты Навального», глава его питерского штаба некий Даниил Кен назвал «Бессмертный полк» героизацией военных преступлений, а, соответственно, всех тех, чьи портреты несут миллионы россиян, военными преступниками. 
Эй, люди! Кто-нибудь знает этого ублюдка – Кена Даниила Олеговича, 20.04.1988 года рождения? Кто знает или находится неподалеку, дайте ему в морду. Желательно сильно. Лучше ногами. От имени всех россиян, чьи близкие погибли во имя Победы в Великой войне, и всех, кто выйдет с их портретами на «Бессмертный полк».


 

Подборка


5b6654ddd43402a2c467075136e1d8b3.jpg
87e2d56d7d4f6070c919c93c1e465c77.jpg
0cf02dd8feccb84bd59f1112eca85ea4.jpg
c963ba0677cc9b32354315229b8f0509.jpg
ba95a2d1483c3a6e9a2e90279b9fb067.jpg
01498d09624fada920d0a427f6c8f5ba.jpg
4ea752300bdc78ef3b57d8df49ee18c7.jpg
031f26fdda43f493f734510fef8c66e5.jpg
7eb169cf429fbd3fe308a7e30c75a3bb.jpg
039fdd7ace4c6d8fa73df13412187d9a.jpg
f06fa649a757e8082933033940c2e6da.jpg
9d55df2dc5153b905248aa70e7e74cc9.jpg
1b6614b7e2e571249dd51740edeb8d3e.jpg
13390ff9e46ef8ea6daf99582829a5fa.jpg
c2fdbf7598b2237a5a31d664546ca71a.jpg

Фельетон. На машине времени в 1968 г.

Представь себе, читатель, что машина времени перенесла тебя в СССР.



На дворе какой-нибудь там 1968 год. Приходишь ты в интеллигентный дом. Ну допустим, к родителям твоей девушки, познакомиться. А у них как раз гости – всякие там приличные люди. Мамины сотрудники из бухгалтерии, папины коллеги по НИИ, тетя Шурочка из Ленинграда, дядя Алик из Одессы, сосед там, какой-нибудь Савва Пантелеймонович... Вот это всё, короче.

Сидишь и слушаешь, как вилки о тарелки клацают:

– Наши танки в Чехословакии! Какой позор!

– Дикость, варварство! На глазах у всего мира!

– Просто немыслимо! Невообразимо!

И тут какая-нибудь паскуда – дядя Алик, например – оторвавшись от оливье, смотрит на тебя и губами шамкает:

– А наша молодежь что думает по поводу политической обстановке в мире?

Ну, что тут поделаешь. Спрашивают, приходится отвечать:

– Хреновая обстановка. Нехорошие дела творятся.

Все вздыхают с облегчением, умиляются радостно: вот какая у нас молодежь сознательная, приличная. Тут бы тебе и замолчать до конца вечера, но черт за язык тянет, как тут удержаться? Продолжаешь мысль:

– Дубчек, сукин кот, совсем распоясался. Теперь уж чего, теперь уж только танками.

За столом гробовое молчание. Подружка тебя под локоть пихает. Наконец, подружкин папа, откашлявшись, уточняет:

– То есть... вы одобряете вторжение

– А смысл одобрять? Как будто моего одобрения кто-то спрашивает. Но ясное дело, раз танки двинули, значит, другого выхода не было.

Савва Пантелеймонович очки протер и скрипит в носовой платок:

– Молодежь, да... Им бы лишь бы *танки двигать*... Не наигрались еще... Войны настоящей не видели...

– Так слава Богу, что не видели, – отвечаешь. – Для того нам и танки, чтобы не было войны.

Тут и тетя Шурочка из Ленинграда бусами зазвенит:

– Наши танки, чтобы не было войны? Ахаха, какая милая непосредственность! Ахаха!

– А простите, для чего же еще? Зачем вообще армия нужна?

Савва Пантелеймонович орденские планки на пиджаке поправит, пробухтит обиженно:

– Армия зачем нужна... Молодежь... Посмотрел бы я на вас... На Курской дуге...

– Вот именно, Савва Пантелеймонович! Вот именно! Где б мы были после Курской дуги, если бы не наши танки?

– Ну ты это хватил, студент... Ты это, тоже... Не сравнивай...

– Да я и не сравниваю, конечно. Но ведь у НАТО танки есть? Есть, и явно не игрушечные. И как раз аккурат под боком, у границ Чехословакии.

Подружка тебе всю ногу под столом отдавила, да все теперь, поздно: началось в колхозе утро. Папа уже сориентировался, иронию включает:

– Позвольте, молодой человек... Если я вас правильно понял, вы полагаете, что НАТО собирается на нас напасть?

– Нападать у них нападалка не выросла. Но вообще, конечно, это враждебная нам организация. Вроде как сие ни для кого не новость.

Из угла Шурочины бусы гремят:

– Ахаха, враждебная нам организация! Весь мир против нас, мирных тружеников, ахаха! Мировой империализм! Газета Правда! Радио Маяк! От Советского Информбюро, ахаха!

– А вот так не надо! Не надо так!

Это Савва Пантелеймонович проснулся, кулаком по столу шарахнул.

– *От Советского Информбюро*, ишь ты! Шуточки какие нынче! Да мы в войну эти сводки ждали, как... Да вы... Да мы...

Шурочку там в уголке уймут, а папа все не унимается:

– Интересно, конечно, рассуждаете, молодой человек... Интересно... Но вот как-то обтекаемо очень. Непонятна ваша личная позиция при этом. Можете прямо сказать: вы одобряете политику Москвы в данном случае?

– Как я могу одобрять, если кадровая политика Москвы в странах Варшавского договора приводит к таким последствиям? Сами Дубчека вырастили, сами вот теперь и расхлебываем...

– Но позвольте, вас не смущает само выражение *кадровая политика Москвы в странах Варшавского договора? Вам не стыдно, что мы так нагло вмешиваемся в дела других государств?

– Так все вмешиваются. Точнее: все, кто может себе это позволить. Вон, Штаты тоже не сидят сложа руки. Такие правила игры, ничего не поделаешь.

Бусы на подхвате:

– Штаты, ахаха! Американская военщина! *А у вас негров линчуют*, ахаха!

– Но ведь негров там и вправду линчуют. Чего тут смешного?

Тем временем мама подружку на кухню тащит:

– Ты знаешь что, Эммочка? Ты с этим парнем там поосторожней!

– Мам, ну...

– Мама знает, мама видит! Ты с ним вот эти вот разговоры не разговаривай. Чую, он этот... Сексот!

– Секс кто?!

– Ну что тебе непонятно? Провокатор он! Стукач! Штынкер!

(У этих мам всегда такой говор. Фыш аф дым тыш.)

А в гостиной папа не сдается:

– Знаете, что я вам скажу, молодой человек... Вы только не обижайтесь. Мне кажется, вы просто еще слишком молоды. И не понимаете серьезности темы. Война это страшно. Война это плохо. Война это... нехорошо.

– Всецело с вами согласен. Именно из-за того, что у нас холодная война, и происходят вот такие неприятные инциденты.

– Так кто же виноват в том, что у нас холодная война?!

– Никто не виноват, все виноваты. Война дело обоюдное, для танго нужно двое. Просто мир вот так сейчас устроен. Я не в восторге от этой ситуации, но что тут поделаешь? Маэмо, що маэмо.

Но в 1968 году такие рефлексии никому не интересны. Папа только горячится:

– Холодная война – это наша затея! Все от того, что мы вцепились в эти несчастные страны и не хотим их отпускать! Держим их, душим, не даем развиваться! Стыдно это, молодой человек! Стыдно должно быть за такую политику!

– Да нет, пожалуйста... Конечно, можно и не держать. Давайте без танков, по-хорошему отпустим Чехословакию. Потом в Польше что-нибудь затеют, тоже надо будет отпустить. Потом и очередь Прибалтики придет, вот увидите. Да и другие республики о себе заявят.

– Вот и пусть заявят! Что за дикость: держать народы насильно!

– Пусть, конечно, заявят. Ничего страшного не произойдет. Просто линия фронта сдвинется немного на восток. И танки будут не в Чехословакии, а на Украине. Или на Кавказе, например.

Гости фраппированы:

– Танки на Украине! Это же надо такое выдумать! Демагогия невообразимая! Вообще ничего святого! Перед Саввой Пантелеймоновичем постыдитесь, он, между прочим, воевал!

И в общем гуле возмущения никто не услышит, как Савва Пантелеймонович пробухтит в рюмку:

– Однако же студент резонно рассуждает... Нафантазировал, конечно, с три короба, но... Логику в этом слышу...

А папа в отчаянии, руками машет:

– Да скажите уже наконец: вы за советскую власть или против советской власти?!

Встаешь, берешь стопку и провозглашаешь:

– Я за власть господина нашего Машиаха, да придет он вскорости, в наши дни. И скажем *амен*.

Стопку хлопнул – и иди. Все равно с этой девушкой у тебя не сложится. И с этой эпохой тоже.