пятница, 1 июня 2018 г.

Меню из лжи. Опровержение выводов доклада ССГ по МН-17

«Если на небе зажигаются звезды, значит кому-то это нужно»
(А. Экзюпери. «Маленький принц»)

Вместо предисловия

Совместная следственная группа (ССГ) 24 мая в очередной раз собрала пресс-конференцию на которой ее представители в очередной раз рассказали, что малайзийский «Боинг», кажется сбили из «Бука», привезенного из России.
Развитие этой истории — чрезвычайно характерно для современной западной политики. Никто не утруждает себя качественной аргументацией, и все уверены, что обыватели поверят в любую историю, если ее рассказать достаточное количество раз.
В этот раз в ходе пресс-конференции глава ССГ Ф.Вестербеке, как о якобы доказанном факте, заявлял, что ЗРК «Бук», которым был сбит «Боинг», прибыл из России. При этом, по его утверждению, ССГ удалось доказать идентичность СОУ ЗРК «Бук» 53-й зенитной ракетной бригады, зафиксированной на видео в июне 2014 года в Белгородской и Ростовской областях и установки «Бук», снятой на видеорегистратор в Макеевке 17 июля 2014 года.
Сравнительный анализ тактического номера машин (пресловутого номера 332) и транспортной маркировки, нанесенной на левый борт, по версии «следователей», неоспоримо подтверждает нахождение СОУ № 332 53-й бригады на Донбассе в июле 2014 года. Туманно заявляя о том, что помимо материалов, представленных на пресс-конференции, есть еще много различных «доказательств», Ф.Вестербеке проговаривается о значительном вкладе в расследование блогерского сообщества Bellingcat, возглавляемого сотрудником,мозгового центра Госдепа США, американского НКО «Атлантический совет» (Atlantic Council) Элиотом Хиггенсом.
В этом расследовании на основе материалов, представленных ССГ, докажем, что утверждение Ф.Вестербеке о причастности российской самоходной огневой установки (СОУ) к гибели «Боинга» 17 июля 2014 года является ложным.

А был ли мальчик? Или история о «похожих «Буках»

По словам Ф.Вестербеке следователями ССГ был проведен подробнейший анализ отличительных особенностей самоходной огневой установки (СОУ) ЗРК «Бук», изображенных на фотографиях, снятых в Белгородской области и на Донбассе. Это позволило им однозначно сделать вывод о причастности Российской Федерации к крушению «Боинга». Впрочем, иного результата трудно было бы от них ожидать. Даже если не принимать во внимание явный антироссийский контекст проводимого «объективного» международного расследования и его заказной характер, очевидно, что следствие идет по ложному пути, намеченному фальсификаторами Bellingcat.
Это подтверждают, представленные на пресс-конференции материалы, взятые из сомнительных отчетов «диванных» следователей Э.Хиггенса о причастности «Бука» 53-й зенитной ракетной бригады к трагедии 17 июля 2014 года.
При этом вызывает недоумение, что, продолжая сравнивать на фотографиях СОУ неявные признаки — изображения маркировки, вмятины и царапины, ССГ настойчиво игнорирует очевидные факты, полностью опровергающие их версию о присутствии российского «Бука» в Украине.
А правда такова — «Бук» из 53-й зенитной ракетной бригады никогда не пересекала украинскую границу и ничего общего не имеет с «Буком» на белом трейлере, сфотографированным на Украине в Макеевке. Речь идет о том, что машины, изображенные на фотографиях, принадлежат к различным модификациям и на этот факт специалисты ССГ по какой-то необъяснимой причине не обратили внимание.
Дело в том, что, несмотря на внешнюю похожесть у СОУ различных модификаций, есть определенные отличительные признаки. К таким относится наличие на левом борту машины откидной площадки.
Подобными площадками стали оборудоваться машины, выпускавшиеся после 1984 года. Площадка была добавлена для удобства доступа расчета на корпус СОУ в ходе ее эксплуатации.
Этого теоретики Bellingcat, так тщательно готовившие свою фальсификацию, очевидно не знали. Не знали этого и следователи ССГ.
Рассмотрим пример СОУ модификации 9А310М1-2, у которой предусмотрено наличие откидной площадки на корпусе гусеничного шасси (ЗРК «Бук-М1»). Как видно на фотографии, площадка заметно выделяется на корпусе машины.
Фотография СОУ ЗРК «Бук» модификации 9А310М1-2 с откидной площадкой
Теперь сравним с СОУ ЗРК «Бук» более ранней модификации, выпущенной до 1984 года. На представленной фотографии изображена СОУ 9А310 (не 9А310М1, а именно 9А310!) ЗРК 9К37 «Бук» без откидной площадки на корпусе шасси.
Фотография СОУ ЗРК «Бук» модификации 9А310 без откидной площадки
Так вот, в презентации, представленной в ходе пресс-конференции 24 мая 2018 года ССГ на всех кадрах, фиксирующих перемещение колонны 53-й зенитной ракетной бригады по территории России на задней части левого борта СОУ, «подозреваемой» в причастности к трагедии с «Блинком», отчетливо просматривается незакрепленная откидная площадка, о которой упоминалось выше.
Стопкадр на 1мин. 9 секунде презентации (площадка видна)
Стопкадр на 2 мин. 36 секунде презентации (площадка видна)
Стопкадр на 3 мин. 23 секунде презентации (площадка видна)
Стопкадр на 5 мин. 26 секунде презентации (площадка видна)
Стопкадр на 5 мин. 34 секунде презентации (площадка видна)
При этом на снимках, сделанных на Украине в районе Макеевки, откидной площадки нет.
Стопкадр на 5 мин. 35 секунде презентации (площадка отсутствует)
Отсутствует площадка и на фотографии, сделанной журналистами французского таблоида «Paris Match» в Донецке
Фотография СОУ «Бук» из журнала «Paris Match» (площадка отсутствует)
Сравнительные снимки СОУ «Бук», сделанные в Белгородской области (справа) и на Украине: скриншот с видеорегистратора (слева)
Это означает только одно – на фотографиях, снятых в России и на Украине зафиксированы СОУ ЗРК «Бук» разных модификаций, то есть речь идет о двух разных машинах, а значит российский «Бук» 53-й бригады (хоть «3х2», хоть «332») границу с Украиной не пересекал.

Был ли белый трейлер в Макеевке 17 июля 2014 года?

В качестве доказательства, причастности 53-й бригады к крушению «Боинга» ССГ приводит данные с автомобильного видеорегистратора, зафиксировавшего проезжающий по Макеевке белый трейлер «Вольво», перевозивший ЗРК «Бук».
При этом утверждается, что кадры сняты 17 июля 2014 года — в день крушения «Боинга».
На кадрах с видеорегистратора видно, что маршрут трейлера проходил мимо АЗС «Параллель». Согласно Google Maps, в Макеевке есть только одна АЗС «Параллель», расположенная по адресу: улица Автотранспортная, дом 52.
АЗС «Параллель», расположенная по адресу улица Автотранспортная, дом 52 (снимок Google Maps)
АЗС «Параллель», расположенная по адресу улица Автотранспортная, дом 52. (кадр с видеорегистратора)
Особенности ландшафта на снимке Google Maps и кадрах с видеорегистратора совпадают, что позволяет точно определить место.
Однако не все так просто. Ключевой вопрос, на который необходимо получить ответ — был ли снят этот ролик именно 17 июля 2014 г., как утверждает ССГ (читай Bellingcat), или в другое время?
Проведенное по методу Bellingcat «диванное» расследование показало результат, противоположный тому, который был обнародован ССГ — трейлера в день крушения «Боинга» в Макеевке не было.
Подтверждением этому служит снятый очевидцами ролик движения колонны боевой техники ополченцев на фоне той же самой заправки по улице Автотранспортной, которую запечатлел и видеорегистратор. Авторы ролика выложили его в «Ютюб» 15 июля 2014 года. Это позволяет утверждать, что снят он был как минимум за два дня до того, как по утверждению ССГ была осуществлена съемка с видеорегистратора.
Скриншот ролика, снятого напротив АЗС «Параллель» 15 июля 2014 года
На тот случай, если у кого-то возникнут сомнения, относительно достоверности даты размещения ролика — ссылку на него 16 июля 2014 года разместило «РИА Новости Украина». Сейчас это видео по какой-то причине удалено. Однако по тексту сообщения, его сопровождавшего, можно с уверенностью утверждать, что речь идет об одних и тех же кадрах.
Изучение обоих роликов показало, что они снимались в одном и том же месте, только с разных ракурсов.
Ракурс, с которого осуществлялась съемка колонны техники 15.07.14 г. (снимок, с видеорегистратора, сделанный якобы 17.07.14 г.
На ролике, датированном 15 июля, можно проследить, что до прохождения колонны техники асфальтовое покрытие дороги было не поврежденным. После прохождения колонны на дорожном полотне остались характерные вмятины от гусениц.
После прохождения колонны 15 июля 2014 г. остались четко читаемые характерные следы, оставляемые гусеничной техникой
На кадрах, с видеорегистратора, снятых якобы 17 июля 2014 года на дороге отсутствуют видимые следы повреждений, оставленные 15 июля
При этом на кадрах с видеорегистратора, сделанных якобы на два дня позже, на дороге отсутствуют видимые следы повреждения, причиненные тяжелой техникой. Если отбросить версию о том, что в период с 15 по 17 июля 2014 года на этом участке дороги было заменено асфальтовое покрытие, то вывод становится очевидным — кадры, запечатленные видеорегистратором, сняты до 15 июля 2014 года.
Таким образом можно сделать неутешительные для Bellingcat выводы:
Кадры с видеорегистратора были сняты до 15 июля 2014 года. Они не доказывают нахождение трейлера с «Буком» в день крушения «Боинга» в Макеевке.
Таким образом, все утверждения о том, что «Боинг» был сбит именно из установки «Бук», перевозившейся на белом трейлере 17 июля 2014 года через Макеевку, беспочвенны.

Вместо заключения

К сожалению, представленный 24 мая ССГ промежуточный доклад о результатах расследования крушения малайзийского «Боинга» в очередной раз продемонстрировал его ангажированность. Международное следствие широко используя материалы, предоставленные группой Bellingcat, не стремится установить истинные причины трагедии, а лишь выполняет антироссийский заказ Вашингтона.
При этом за кадром осталось, что Элиот Хиггинс, представляющий американскую НКО «Атлантический совет» (Atlantic Council), на следующий день после пресс-конференции ССГ провел презентацию очередного отчета Bellingcat с обвинениями России в крушения «Боинга». Является ли это совпадением? Маловероятно.
Сотрудничество с «Атлантическим советом» во многом объясняет антироссийскую направленность «расследований» Bellingcat. Примечательно, что ни одно из военных преступлений США и их союзников по антиигиловской коалиции, повлекших гибель мирных жителей в Ираке и Сирии, их не заинтересовало.
Впрочем, чему удивляться? Как говорил известный персонаж фильма «Мимино», «Кто девушку обедает, тот ее и танцует». В данном случае правда о крушении «Боинга-777» в небе над Украиной меню не предусматривается.
Виталий Колесников, Сегодня. Ру

Инопланетяне с чернильницей

Telegram-общественность возмутилась участием Дмитрия Быкова в четвёртом книжном фестивале «Красная площадь». Книги книгами, но фестиваль организован московским правительством, так ненавистным уважаемому в отдельных кругах писателю. Впрочем, деньги, как говорится, не пахнут. Вот и Борис Гребенщиков сыграл не так давно свои нетленки перед представителями крупного капитала на питерском экономическом форуме.
Критикуют их, конечно, по-доброму: считать чужие деньги вообще не в русской традиции. Может быть, поэтому у нас почти сентиментальное отношение к Роману Абрамовичу. Сидим, переживаем: ну как там «Ромка» с английской визой? Злые языки, конечно же, сообщили, что Роман Аркадьевич умчался получать израильский паспорт. Ну и что? Сколько у нас русских евреев? Пол-Израиля!
В этом смысле и Быков не наступает на горло собственной песне — выступает-то он в «своей» Москве, параллельной той, где отвратительное правительство, металлорамки и беспокойный народ. Вообще, о Быкове можно говорить бесконечно долго — точно так же, как смотреть на огонь и воду: вот он из колонки в колонку на «Эхе» противостоит Владимиру Путину или называет погибших ополченцев «бандитскими рожами».
Время от времени он вспоминает журналистскую молодость и выдаёт нечто схожее с интервью. Одно из последних вызвало серьёзную дискуссию в литературных кругах. Речь идёт об интервью с Марией Васильевной Розановой, вдовой Андрея Синявского, опубликованном Быковым в «Новой газете». Чтобы понимать, Розанова для русской литературы как Гертруда Стайн.
В материале Мария Васильевна выдаёт очень странные вещи: про ветреный, как барышня, Крым, который не побрезговал и гитлеровцами, неприятное о старинном знакомце Лимонове и многое другое.
Странное интервью тут же подвергли критике: дескать, Дима, предъяви запись. Как оказалось, никакой записи нет, что навело на мысль о том, что интервью наполовину выдумано.
О своеобразной манере мастерить такие интервью вспоминал Прилепин: однажды он беседовал с Быковым, а потом обнаружил, что беседа вышла в качестве интервью. По словам Прилепина, на добрую треть выдуманного.
В случае же с Марией Розановой это выглядит ещё более неуместно. Чуть позднее, во время Парижского книжного салона, в гостях у Марии Васильевны побывал Сергей Шаргунов, который также не заметил во взглядах Розановой крымофобии. Ничего подобного изложенному Быковым в интервью она не думает.
До правды здесь докопаться сложно, но, как вы понимаете, дело не в самом интервью, а в замещении реальности нужным политическим подтекстом. Быков и его коллеги не хотят жить в окружении людей, поддерживающих Крым и Донбасс, голосующих за Путина или участвующих в «совковых» фестивалях Минкультуры. Очевидно, что мы имеем дело с двумя разными реальностями — интеллигентской и «интеллигентской». Одни за окном видят строящуюся Москву, другим в окно светит Око Саурона.
Так получилось, что вторые — это самая крикливая группа работников интеллектуального труда, и именно по ней судят о состоянии российской интеллигенции. В народном восприятии они безусловно враги — воспеватели пресловутых двух процентов.
Всплеск их активности мы как раз наблюдали во время фейкового убийства Аркадия Бабченко. Бабченко, безусловно, их представитель. Не буду писать много о подробностях этой ошеломительной клоунады, но позволю отметить наших представителей оппозиционной культуры, рвавших на себе волосы. Ну, положим, Бабченко как человеческую единицу может быть жалко, однако разве мы слышим такой вой, когда нам ежедневно сообщают об убитых украинскими снарядами гражданских? Ну вон там, в Донбассе, у предводителей которого Дмитрий Быков обнаружил «бандитские рожи».
Нет, эту часть «интеллигенции» происходящее в Донбассе совершенно не трогает. Как, впрочем, и всё остальное, волнующее граждан России. Стоит ли удивляться негативному отношению к гениальным и красивым представителям интеллектуального труда? Я лично не удивляюсь — дело в другом: крикливые, злые, готовые сдать страну (или въехать в неё на «Абрамсе») не смогли стать врагами.
Народ смотрит на них как на инопланетян, листает диковинные книжки, удивляется и умиляется, как чему-то пришлому. А в «своих» у него теперь совсем другие герои.
Игорь Молотов, RT

Разные игрушки. Надо ли детям играть в войну?

С утра школа кишела вооружёнными шестиклассниками.

Проскакивая под украсившим вход лозунгом «Прощай, оружие!» – и ниже: «Международный день игрушечного разоружения», они неслись по коридору в свой класс, не забывая на бегу похвастать:

– Принёс?

– Ага, во!

– А у меня во!

– Сказали, кто не принесёт, тому родителей в школу и в дневник напишут…

– Не жалко?!

– Мамка говорит, ну и правильно. А папка после вчерашнего не отошёл…

В учительской инспектриса из районного департамента образования – высокая полная женщина с решительным энергичным лицом – поднялась с дивана.

– Ну что, пора начинать. Предлагаю по плану – сначала проводим акцию в классе, затем, после уроков, переходим во двор. Каток, чтобы раздавить собранное, уже заказан.

(Асфальтовый каток, украшенный символами правящей партии и лозунгами про мир во всём мире, трудно было не заметить – он торчал у входа в школу, и рабочий в оранжевом жилете взирал на суету с дремотным азиатским терпением. За участие в акции он получил немалые премиальные.)

– А где классный руководитель шестого класса? – уточнила инспектриса.

Директор школы кашлянул.

– Кхм… видите ли… Он, как правило, редко сюда заходит, время проводит в классе… Класс вообще очень хороший, пилотный, в прошлом году они получили грамоту и…

– Вот именно! – инспектриса угрожающе подняла палец. – Именно поэтому! Мне кажется, их классный руководитель и на последних курсах не был?

Директор развёл руками.

– Он вообще очень своеобразный человек…

– Таких своеобразных надо держать от детей как можно дальше, – решительно заявила инспектриса. Она выдержала многозначительную паузу и мило улыбнулась: – Но этим мы ещё займёмся. У меня есть молодая кандидатура на эту должность, очень знающий маль… молодой человек. А теперь, с вашего позволения, я пройду в класс. Нет, спасибо, провожать меня не надо. Общее мероприятие позже…

В коридоре школы уже было пусто. Чётким уверенным шагом инспектриса двигалась по коридору – к своей цели, белой двери с табличкой: «6 Б». Перед дверью она на секунду остановилась и поморщилась. Потом решительно постучала:

– Разрешите? Здравствуйте, дети…

Детей в классе было около двадцати – большинство мальчишки. Дисциплинированно поднявшись из-за парт и постояв, они довольно тихо опустились по местам. Почти перед всеми мальчишками на партах лежало какое-то игрушечное оружие; у некоторых оно торчало из рюкзачков. Все с любопытством смотрели на вошедшую женщину.

Учитель – рослый грузный мужчина, седоватый и коротко стриженый – равнодушно заполнял журнал и на происходящее в классе не реагировал вообще.

– Дети! – воодушевлённо начала инспектриса. – Сегодня, как вы знаете, вы стали участниками акции «Нет военной игрушке!», которая проходит под девизом «Дети против террора». Вам было предложено поменять пластмассовые пистолеты, автоматы, самолёты, пушки, танки и солдатиков на мягкие игрушки, разнообразные конструкторы или машинки. Вижу, – она поощрительно улыбнулась, – что призыв нашёл у вас отклик. Это просто замечательно! Подумайте о том, как прекрасно жить без войн и сколько есть на свете других интересных игр!

Учитель отодвинул журнал и придвинул к себе газету. Яркий заголовок гласил: «Пятилетний ребёнок убил 360-килограммового аллигатора».

Мужчина расправил листы и принялся, ни на кого не глядя, читать.

Но голос инспектрисы мешал:

– Когда дети всего мира откажутся от опасных и жестоких военных игр – наступит истинно счастливое время! И вы можете гордиться, что становитесь маленькой частью большой борьбы за это – пусть игрушечное! – разоружение. Сейчас я предлагаю вам разоружиться, – она улыбнулась, – сложить принесённые вами вредные вещи вот на этот стол, – она указала на стол, выставленный у доски, – а после уроков мы торжественно уничтожим их в школьном дворе, и вы получите другие – полезные и замечательные! – игрушки, чья покупка была спонсирована крупной международной фирмой. – Она поощрительно кивнула мальчишке на первой парте: – Ну, начнём. Прошу!

…Груда оружия на парте выглядела как-то тревожно. И очень… да, очень одиноко. Что-то странное было в том, как лежали пистолеты и автоматы. Странное и неправильное. Словно бы когда-то уже виденное… испытанное… и – ужасное.

Учитель на миг поднял глаза и тут же опустил их. Дети молчали.

– Я заметила, что вот ты, мальчик, – инспектриса, пройдясь между рядами, кивнула одному из учеников, – вот ты… как тебя зовут?

– Кол… Николай, – сипловато сказал тот, поднимая глаза.

– Да, спасибо… Вот ты, Коля, – ты ведь ничего не сдал. Что случилось, почему отстаёшь от своих товарищей?

Чуть курносый, коренастый, с короткими светлыми волосам ёжиком, Коля ответил глядя в парту:

– Я ничего не принёс.

Класс загудел удивлённо. Кто-то крикнул:

– Кольк, ты чё?! У тебя ж есть!

– Ничего я не принёс, – угрюмо ответил Колька, вставая.

– Очень жаль, – сухо сказала инспектриса. – Это крайне важное мероприятие. Ведь о нём было записано в дневники, не так ли? – Она смерила взглядом равнодушно сидящего за столом учителя. Тот спокойно ответил:

– Я не счёл нужным сделать это, так как мероприятие не относится к числу включённых в учебный план. Но детей оповестили и без меня, причём несколько раз.

Инспектриса смерила учителя внимательным запоминающим взглядом. Обычно это действовало безотказно, но на этот раз она отвела глаза – в ответном взгляде немолодого мужчины были ирония, какой-то брезгливый интерес и немного сожаления. Женщина поспешила обратиться к мальчику вновь:

– Так всё-таки – в чём же дело? Почему ты ничего не принёс?

– Мой папа – офицер, – стоящий за партой мальчик даже побледнел от волнения. – И он мне сказал, что своё оружие сдают только трусы. Я ничего не принёс и ничего не отдам.

– То есть твой отец оказывал на тебя давление? – жадно спросила инспектриса. Учитель снова поднял глаза от газеты. Мальчик моргнул:

– Нет… как это – давление?

– Он угрожал тебе, если ты примешь участие в этом мероприятии? Угрожал, да?

– Нет, зачем… я сам не хотел нести… потому что разве солдаты отдают оружие? Или меняют на конструкторы? – голос мальчишки был искренне удивлённым.

– Ты же не солдат, – слегка потерялась и даже сбавила тон инспектриса. Класс тихо и непонимающе следил на происходящим.

– Я не солдат, конечно, – ответил мальчик. – Но я мужчина. Это пока у меня игрушечное. А когда вырасту и стану офицером – будет настоящее. Всё же с чего-то начинается, – рассудительно добавил он. – Если начнёшь отдавать игрушечное, чтобы не ругали, то отдашь и настоящее, чтобы не убили. А как тогда воевать?

По классу пронёсся шепоток. Инспектриса покровительственно улыбнулась:

– Но Коля… зачем вообще воевать? Подумай.

– Как зачем? – удивился мальчишка и переступил с ноги на ногу, недоверчиво глядя на взрослую тётю, которой приходится объяснять такие простые вещи. – А как же слабых защищать? А свою родину? Вы разве не читали, сколько на нас нападали?

– Но сейчас…

– И сейчас тоже, – мотнул головой мальчик. – Отец только три недели назад вернулся… из командировки. Сейчас тоже война. А если не готовиться защищаться, то как раз и нападут по-настоящему.

– А, так значит, у твоего отца постбоевой синдром! – кивнула женщина. – Наверное, ему мерещатся враги…

- Ему ничего не мерещится, – насупился мальчик. – Он отдыхает и книжки читает. Ну и со мной возится, и со Славиком, – мальчик вдруг улыбнулся очень светло – то ли при воспоминании об отце, то ли о младшем брате. И добавил: – А вы, пожалуйста, так не говорите про отца. У него три медали и орден. Он всех нас защищал от террористов. А не вы.

Глаза инспектрисы расширились. Это перестало быть игрой и игрушечным спором. Кажется, это понимали даже самые хулиганистые мальчишки и самые увлечённые собой девчонки. Все смотрели на одноклассника почти испуганно.

– Ты сейчас же пойдёшь домой и принесёшь оружие, – жёстко сказала женщина. Коля пожал плечами:

– Нам сказали, что это добровольно, кто захочет. Я – не хочу.

– Это не важно! – отрезала инспектриса. – Или ты боишься отца?

– А что его бояться? – спросил мальчишка. – Он что – террорист? Он же мой отец. Он самый лучший на свете.

– Ты понимаешь, что оружие убивает?! – снова возвысила голос инспектриса. Коля покачал головой:

– Убивают люди. Если бы у папы не было бы оружия или он не умел стрелять – он бы никого не спас. А ему дали одну медаль за то, что он спас женщину и детей. Был бой. Он застрелил двоих. Разве он смог бы спасти людей без оружия?

– И отец тебе рассказывает об этих убийствах?! – не выдержала и взвилась инспектриса.

– Убийство – это когда бандиты, – поправил напряжённым голосом Коля.

– Ты говоришь ерунду, – отчеканила инспектриса. – И срываешь важное мероприятие.

– Никакое оно не важное, – упрямо сказал Коля. – Оно… глупое. Вот.

– У твоего отца будут неприятности! – завизжала инспектриса, превращаясь из женщины в тётку. Её лицо покраснело. – А тебя мы прямо сейчас отправим в кабинет психолога, и он может дать заключение, чтобы тебя определили в дурдом! Как пациента с маниакальными наклонностями к насилию!

– Пусть, – сказал мальчик, чуть пошатнувшись за партой. – Вы взрослые, вы можете. Но я всё равно ничего не принесу и ничего не буду делать. Папа сказал, что оружие – это честь воина.

– Какая честь?! – гаркнула инспектриса так, что класс пригнулся. – Это игрушки!

– Честь не бывает игрушечной, – вдруг сказал учитель и встал, захлопнув журнал с отрывистым звукам выстрела. – Жалко, что вы этого не понимаете. Я вас очень прошу – пожалуйста, покиньте класс. Если вы не сделаете этого – я буду вынужден вывести вас силой. Я не привык так поступать с женщинами, но я себя пересилю.

– Вы… – инспектриса задохнулась… – Вам это даром не пройдёт, – процедила она и, смерив плачущего мальчика злобным взглядом, бомбой вылетела из класса.

– Не сомневаюсь, – хмыкнул учитель. В классе зашевелились, кто-то перевёл дух, кто-то хихикнул. И вообще как будто стало легче дышать.

Поднявшись из-за стола, учитель подошёл к Коле и, мягким нажатием на плечи посадив мальчика на место, спросил тихо:

– Ну что же ты плачешь, солдат? Ты выиграл этот бой.

– Она нажалуется на отца… – мальчишка судорожно глотнул. – Мама вчера говорила, чтобы он мне так не говорил, а то будут неприятности…

Учитель усмехнулся:

– Никуда она не нажалуется.

Он выпрямился и обвёл весь класс взглядом.

– Ну что, герои? – в его голосе прорезались хорошо знакомые ученикам нотки опасного ехидства. – Молодцы, нечего сказать. Будущие воины и защитники… Всем «Крест за предательство» первой степени! А вы, девочки, им Барби принесите, побольше – менять на стволы будут. – По классу искрой пролетел девчоночий смех, из мальчишек же никто уже не глядел на учителя, все уставились в парты. – Чем своих-то защищать будете – самосвальчиками, кубиками от «Лего»? – продолжал тихо издеваться учитель. – Супермены! – его голос лязгнул. – Люди оружие целовали, когда в руки брали. Люди на оружии клялись. А если в следующий раз от вас потребуют юбки надеть?!

Он оглядывал класс – и ряды голов склонялись ещё ниже, показывая русые макушки. Только Коля сидел прямо, глядя мокрыми, но непокорными глазами. И коротко вздрагивал от пережитого напряжения.

– Разберите всё это по домам, – после долгого молчания сказал мужчина усталым голосом, кивая на груду пластмассы. – И запомните, что оружие перед лицом врага складывают предатели. На всю жизнь запомните… Коля, спасибо тебе.

– За что? – удивился мальчик, моргнув. Его глаза от удивления высохли, он даже приоткрыл рот. А одноклассники, пряча взгляды, тихо разбирали кучку игрушечных «стволов» и бесшумно рассаживались по местам.

– За то... И передай привет отцу, – ответил преподаватель. Потом как ни в чём не бывало продолжал: – А теперь мы с вами начинаем урок. Его тема: «Куликовская битва в истории становления русского государства». Откройте тетради… Может быть, я ещё успею вам что-то объяснить.



Александр Роджерс: Террорист Порошенко и атака на «Северный Поток»

Украина Майдана своими действиями не только подрывает институты международного права своими убогими попытками рейдерства, но и угрожает энергетической безопасности Европы.
Они покушаются не только на наш мозг, но и на газ для Германии.

Пора называть вещи своими именами. Террористическое бандформирование «Украина» занимается уже привычными для него вещами:

— созданием проблем для всех (без исключения) соседних стран;

— генерацией насилия, хаоса и нестабильности;

— собственно террористической деятельностью;

— пробиванием дна.

Причём всё это одновременно и совершенно не задумываясь о возможных последствиях. Каждый делает, что ему в голову взбредёт, никакого согласования или утверждения, полный произвол.

Процесс принятия решений вна Украине выглядит примерно таким образом: сидит многоголовая верхушка хунты, одной рукой непрерывно стреляет себе в ногу, второй бьёт себя сковородкой по голове, при этом поедает какую-то коричневую массу с характерным неприятным запахом, приговаривая «Смотрите, что с нами проклятые москали делают».

Думаете, я преувеличиваю? Посудите сами.

Позавчера режим Порошенко на самом высоком уровне заявил об убийстве «оппозиционного журналиста» Бабченко, якобы совершённом российскими спецслужбами. И не просто заявил, но Климкин с сопалатниками потащил эту историю в Совбез ООН!

Причём они устроили этот тупой фарс, ничего не сообщив об этом ни хозяевам, ни кураторам. В результате соболезнования, сожаление и осуждение «российской агрессии» успели высказать министр иностранных дел Мелкобритании Борис Джонсон, федеральный президент Германии Франк-Вальтер Штайнмайер, обгадилась посол США на Украине Мари Йованович.

Опозорились ОБСЕ, «Репортёры без границ», «Амнести Интернешионал». «CNN» устроило истерику и материло режим Порошенко в полном составе в прямом эфире. ООН почти опозорилось, но пока они собирали экстренное заседание СБ ООН, информация о «воскрешении» Бабченко уже проявилась, поэтому им повезло, и они успели включить заднюю.

Вчера Украина своими действиями показала на весь мир, что те, кто их поддерживают – позорище. Причём оказалось, что это не Порошенко клоун у геев, как все думали, а наоборот – это Джонсон и Штайнмайер геи у клоунов (я достаточно толерантен? вроде бы да).

И только алкоголик Порошенко не понимает, как он подставил своих хозяев и всех русофобов планеты, и строчит в свой твиттер «Миллионы людей во всем мире радуются благополучному завершению фантастической спецоперации».

Кстати, он допился до такой стадии, что в другом его твите сказано, что «третий день рождения Бабченко – это день рождения украинской нации». Шта?! «Мы говорим Бабченко, подразумеваем – Украина. Мы говорим Украина – подразумеваем Бабченко». Так что ли? Бандера с Шухевичем больше не актуальны, у «крайины» новый фетиш?

А ещё сегодня он призвал мировую общественность «осудить Россию за инсценировку убийства Бабченко». Это смерть мозга вследствие хронического отравления алкоголем. И это неизлечимо.

Вся планета в лишний раз убедилась, что все, кто связывается с режимом Порошенко, становятся планетарным позорищем. В уголовном мире это называется «зашквар», но поскольку у меня сегодня приступ толерантности, то я скажу иначе: Украина токсична.

И каждый, кто так или иначе поддерживает это террористическое бандформирование, сам становится токсичен. Случаев, это подтверждающих, на мой взгляд, уже предостаточно.

Сегодня глава нацистской террористической группировки Порошенко начал другую афёру. Он начал кампанию по аресту имущества «Газпрома» в исполнение решения Стокгольмского арбитража (причём, как заявил «Газпром», фейкового решения).

В частности, в это дело вписались швейцарские судебные приставы, которые попытались арестовать имущество компании-оператора строящегося газопровода «Северный поток-2», которая так и называется «Nord Stream 2 AG». Кроме того, что решение арбитража неправомочно (я уже писал, почему), у меня есть ряд вопросов по этому делу.

Например, каким боком компания «Nord Stream 2 AG» к «Газпрому»? Насколько я знаю, это акционерное общество с открытым капиталом, акционерами которого являются многие компании из разных стран (в основном из Германии). Почему у них имущество в Швейцарии? И что у них за имущество в Швейцарии? Может там съёмный офис и два стола с оргтехникой, а шумихи на 2,6 миллиарда?

А вообще, конечно, исполнять нелегитимное решение суда, которое к тому же находится в апелляции – это то ещё украинство. Я же говорю: Украина заразна и токсична.

Фактически постмайданная Украина своими действиями не только подрывает институты международного права своими убогими попытками рейдерства, но и угрожает энергетической безопасности Европы.

Тут бы вспомнить слова Путина, обращённые к западным лидерам «Вы хоть понимаете, что сотворили?». Похоже, что нет. Но, судя по всему, уже догадываются.





Храм Ганьбы на Зраде

Вчера в нашем веселом стационаре прикладной, клинической психиатрии опять был день открытых дверей. Впрочем, как и в другие, прошедшие дни нашей счастливой «гідності». Просто газета Guardian внесла некоторое оживление в дискурс «патриотов» о блестящей спецоперации СБУ по непорочному оживлению Аркадия Бабченко. Так и написали: «Невероятный идиотизм!»

Почему-то думается, что эта фраза могла бы подойти ко всем аспектам и проявлениям нашей суровой, но героической действительности…
Вообще-то я хотел начать так: вчера, в на всю голову европейской столице прошел очередной молитвенный завтрак под председательством нашего дорогого Петра Алексеевича. Ну, да ладно – от дня открытых дверей в дурке, по большому счету, сие действо мало чем отличалось.
Зато какие лица были у собравшихся! Там читалось все: и тайное сакральное знание о будущем древней, европейской нации с шумерскими корнями и желание поскорее свалить с данного мероприятия, предварительно все-таки позавтракав: чтобы идти и не испытывать сожаления.
Но! Лично я даже пару раз взрыднул с кошаком хором, слушая как наша интеллектуальная Ылита с одухотворенными лицами — не обезображенными (даже слегка) интеллектом, закладывает в шумерское подсознание месседжи, интерпретированные через контекст Библии.
Особенно мне понравился пан Турчинов, который очень проникновенно объяснял пастве суть религиозного поста: это вам не какая-то модная диета, а положим будем говорить — полнейшее воздержание (есть такая поза в сексе) и жизнь в молитве.
Н-да, в свете предстоящего выравнивания цен на дешевый, европейский газ, это звучало с каким-то намеком. Нет? Ну, а параллели, проведенные раздобревшим лицом на гибридной войне пастором — между библейским сюжетом искушения Христа в пустыне и коварными искусителями украинцев из Кремля, почему-то вызывали в памяти лишь песню Высоцкого о Канатчиковой даче.
Дальше была грандиозная феерия. На сцену… в смысле на импровизированную паперть молитвенного завтрака взгромоздился наш дорогой и любимый Петр. Не апостол, а Гарант всея «перемог» и чудотворных «покращень».
Для начала, духовный Отец и наставник древней шумерской нации с глубоким удовлетворением отметил, что в зале собрались… «верующие в Бога» и другие приличные люди. Как раз в этот момент камера любительской съемки показала просветленное каким-то, ведомым ему одному, высокодуховным знанием лицо Антохи Геращенко, благочестиво косившегося на тарелки с едой.
Затем, периодически сбиваясь на гибридную агрессию Путина, наш верховный по реформам поведал о своей земной миссии: вести великую нацию -упирающийся народ взад… в смысле – «назад в Европу», говоря – н-е-е-е-е-е-т!!! – «остаточне прощавай Російській імперіі».
Да, согласен с Петром Алексеевичем – «…мы всегда мечтали туда вернуться…». В смысле – в то самое место, которым мы теперь неистово и самозабвенно евроинтегрируемся в НАТО, Лигу сексуальных меньшинств и другие официальные структуры.
Для этого, почти библейского выхода из оков агрессивного «старшего брата» — как доверительно отметил Великий Кормчий безвизовой нации — мы уже прошли огромную дистанцию – внимание! – «…избавились от полутора тысяч памятников Ленину…» и в прошлом году — в едином, патриотическом строю «…праздновали 500-летие Реформации…»
О как!
Аргументировав интеллектуальными потугами нашу европейскую самоидентичность и автохтонность причастностью к Реформации (уже доказано, что Мартин Лютеренко был выходцем из простого украинского села Айслебенка на Бердичивщине), Петр (не апостол) объявил о провозглашении… десятилетия возрождения украинского языка — о чем пообещал подписать соответствующий указ в ходе ближайшего посещения открытия какого-нибудь нано-гиперлупа — на картах обычно обозначаемого двумя литерами: «Мэ» и «Жо».
Честно говоря, мы с кошаком внимали докладчику с сыновней любовью. У нас даже родилась идея: а не организовать ли нам церковь последователей Петра (не апостола, а верховного жреца «перемог», умеющего стойко и мужественно руководить отражением гибридной агрессии даже из мальдивского заглубленного командного пункта)? Но на вопросе поста и всяких воздержаний у нас вышла заминка – кошак был категорически против: тут за окном как раз призывно крутилась соседская Мурка. Но идея опубликовать данные банковской карточки – для просить денег на продвижение учения Петра (нашего), кошаку понравилась.
Или можно церковь всем миром построить – на очередной транш от МВФ и честно собранные у народа деньги, оставшиеся после уплаты справедливых тарифов.
Храм Ганьбы на Зраде… Звучит! А!
Когда наш Петр (наверное, все-таки — апостол) закончил свою гениальную проповедь словами: «Единая, автокефальная церковь в Украине должна быть отделена от… соседней державы», мы даже как-то выросли над собой (до уровня Лаврской колокольни) и воочию убедились: «путь к Богу лежит не через Москву».
Пока собравшиеся на молитвенный завтрак (те, что верят в Бога) извергали бурные, продолжительные аплодисменты, переходящие в овации, мы с кошаком пели хором.
И рыдали патриотическими слезами. Аж захотелось вкусить тела нашего духовно-маразма… в смысле – духовно-политического апостола. Не помню, как называется: то ли шоколад «Аленка», то ли – «Петюнька».
Аминь!