четверг, 4 июля 2019 г.

Они гордятся тем, что украинцы, проклинают родню в России и завидуют их пенсии в 14 тысяч

— Вона приїхала з Росії щоб співати вам українською мовою, — заливаясь смехом, с упреком в голосе родным за свадебным столом выпалила Лена, указывая на родную сестру-россиянку.

Порядком подвыпившая родня сестер-украинок собралась петь песни, да оказалось, что слов не помнят, либо вообще не знают, хотя эти украинские песни поют даже в России.

— Научила петь мама. Она таскала меня по всем праздникам родни. Певунья у меня, — рассказывает Лида. — Мама до сих пор поет. Конечно, голос в ее 82 уже не тот, да и здоровье не для застолий. Зато память ясна, как небо в солнечный день.

— Партитури ти, Лена, чого не принесла? — спрашивают сестру Лиды родня.

— Дак от моя жива партитура, — указывает Лена на сестру, — Вона заспіває вам будь-яку застольну або весільну пісню.

Сестра Лены — Лида, уже пенсионерка. Всю взрослую жизнь считай, что прожила в России. Вышла замуж за русского, родила и вырастила сына. Пенсию тоже получает как российскую. Но вся ее родня не выезжала из Украины никогда. Многочисленные дядьки, тетки, племянники и племянницы, крестные, кумовья и 82-летняя мама — все там, на Украине, под Черкассами. Приезжать на малую родину пока позволяет виза, что делает сестра. Поездки не частые, раз в год, на день рождения матери. Но вот сына взять с собой не может. Запрещен въезд молодым мужчинам. Бабушка и внук не видели друг друга несколько лет.

Добираться из Сочи, где живет сейчас с мужем и сыном, на Украину непросто. Автобус на Молдавию, с заходом в Киев, ходит раз в неделю. Едет через половину России почти 50 часов сидя без движения. Говорит, что каждая поездка, как последняя. Не знает, что там будет с обстановкой, и чем туда ехать, а потом обратно. Через Крым водители не рискуют. Да она бы тоже не отважилась. Боится, что при запрете въезда больше не увидит мать живой.

Из каждой такой поездки на Украину, Лида выносит новые впечатления, постоянные из которых только, что украинцы существуют вообще без какой-либо социальной поддержки от государства, но все еще гордятся, что они УКРАИНЦЫ. Большинство считает Россию оккупантом и ненавидят русских с пеной у рта. При этом не знают толком своего языка и давно забили на свои корни. Наследие предков не хранят даже в собственных семьях, не то, что в стране. Вся гордость и патриотизм показные.

— Политика разорвала семьи, часть которых живет в России. Когда я приезжаю к маме, чтобы не было дрязг мы не смотрим телевизор, не слушаем радио, не читаем газет и не говорим никогда о политике, — рассказывает Лида. — Я хоть и украинка, но многие из родни ко мне долгое время относились, как к предательнице. Не навещали и не хотели видеть даже на мамином празднике. Но в этом году все иначе. Впервые за много лет вся родня села со мной за один стол и даже позвали на свадьбу к племяннице. Приятно было петь знакомые с детства песни и участвовать в свадебных ритуалах. Погуляли от души.

Видно по родне, что люди устали от политики, от вражды, от тяжелой жизни, точнее от выживания в экстремальных условиях. Господи, знали бы вы какие там дороги! Все в ямах, как сыр Маасдам в дырках. Половину колеса в каждую пробоину, даже не объехать. Так по всей Украине, даже в Киеве. В Россию же как въезжаешь, дороги — яйцо. Газ безумно дорогой для населения. Особенно трудно в деревнях. Там одни старики. Дома топят, кто как может, словно это прошлый век. Молодежь разъехалась давно. Дома и огороды, как призраки — все в бурьяне и в разрухе. Некому ими заниматься. Легче бросить, хотя земля родит так, что и не снилось. А цены на все, в том числе и на еду, даже по нашим меркам, высокие. Мы в России жалуемся на наше правительство. Знали бы, как на Украине живут, радовались бы. Я там со своей российской пенсией в 14 тысяч рублей, как богачка.

Украинские пенсии с натягом и пособием по нищете не назовешь, но и с них государство налог высчитывает. Медицина только платная. Нет денег, заказывай гроб, если болен чем-то серьезным. Почти все работоспособное население уехало в Европу или в Россию. Люди с высшим образованием клубнику на грядках в Польше собирают. Гордые украинцы в Европе только на низкоквалифицированную работу могут рассчитывать, — с грустью говорит Лида.

По рассказам Лиды, и во времена ее молодости были антирусские настроения, но была и культура, общечеловеческие ценности. Это давало людям стимул к жизни, материальные блага и гордость наследием предков. Историю родового древа хранили в семьях, как и национальные костюмы, рушники, иконы, песни, ритуалы. Свадьбы молодых даже при росписи в ЗАГСах проходили с национальным окрасом и костюмировано. Сейчас этого уже нет. Даже вручную вышитые матерями и бабками рушники у многих пошли под кухонные тряпки, как прихватки для кастрюль, а костюмы повыбрасывали на помойку. При этом празднуют очень частые и якобы национальные праздники Украины, типа день вышиванки.

— Говорю куме, у нее в гостях. Кума, что же ты старинные рушники на прихватки пустила? А она мне: «Тряпка и есть тряпка». Спросила за материну вышиванку и костюм, который она одалживала на свадьбу, выяснилось, что племянник этот костюм старинный, как хлам, вместе со старыми сундуками бабки на свалку свез. Зато, как не позвоню из России, с просьбой помочь, она мне объясняет, что у них официальный праздник очередной с национальным окрасом, типа не работают конторы, даже почта. Впечатление, что вся жизнь у них там праздник. И такое отношение к своей культуре повсеместно. Не исключение из правил, — делится Лида.

Вышиванки сейчас только для туристов. Чуть ли не единственный способ для выживания тем, кто не имеет подсобного хозяйства с огородом или другого источника дохода. Очень многие женщины сейчас вручную или на машинках вышивают и продают одежду. Говорят, что очень много заказов на вышитые изделия из России. Это конечно не традиционные украинские вышиванки. Скорее платья и блузы в стиле Бохо-шик. Умудряются обходить запреты на денежные переводы с России через банки, Яндекс-сервис, соцсети и торговать по почте с враждебной державой и не только вышиванками. На Фейсбуке в группе «Украина ТРЦ» даже военные бронежилеты, поставленные украинской армии европейцами, россиянам умудряются втюхивать.

— Когда только начиналась вся эта политическая возня на Украине против России, — вспоминает Лида, — я с мужем ездила в последний раз на машине к родне. С нами был маленький внучатый племянник. На обратной дороге таможенники, проверив наш багаж и увидев сало, горилку, что мы везли с собой от родни, приказали все оставить на границе. Муж мой еще тот юморист. С совершенно серьезным лицом, выслушав их, подошел ко мне и к племяннику (мы сидели в машине), открыл дверь и говорит: «Выходите». Мы вышли не понимая, что происходит. Он выгрузил сумку с салом и горилкой, потом сел машину, немного отъехал и громко крикнул, так чтобы слышали сотрудники таможни: «Раз сало, горилку нельзя, забирайте назад свою хохлушку. Она мне даром в России без сала и горилки не нужна!».

Ребенок в плач. Я с поднятыми бровями, в растерянности, тоже слезу пустила. Таможенники смилостивились. Но сейчас, такой фокус не пройдет. Либо таможня Украины заставит выпотрошить сумку, либо у нас, в России, при въезде съестное отнимут. Хотя случается, что иногда разрешают маленький кусочек сала и масла, вроде как еда в дороге.

Я люблю Россию, здесь прошла большая часть моей жизни. Люблю и Украину — это моя родина, моя семья, мое сердце. То, что происходит сейчас в отношении стран кажется диким маразмом. Надеялись, что с новой властью на Украине будут перемены, но лучше не стало. Президент вместо решения главных социальных проблем населения занят какой-то ерундой. Делится в соцсетях бредовыми проектами конституции в комиксах, в то время, как столько русско-украинских семей вынуждены жить в разлуке. Украинцы в поисках заработка где только не рассеяны сейчас. Мужья по вахтам. Жены с детьми дома выживают как могут.

У меня соседка в Сочи с Украины. Женщина далеко за сорок. Мотается между Россией и Украиной из-за родных. Со здоровьем неважно, но как родных бросить — это же семья! Знакомых много здесь в Сочи из Украины на заработках. Работают нелегально поварами, официантами, строителями. Семьи остались на Украине. Так и челночат годами. Дети растут без отцов. Кто от этого выигрывает?! А русский язык до сих пор под запретом, хотя Зеленский обещал иное. Там я никогда не говорю по-русски на улицах и в общественных местах. Благо, что украинским владею в совершенстве. А к матери, как бы не было трудно и сколько бы препятствий, все равно я буду ездить, пока она жива, а потом — не знаю. Сестра с мужем и детьми, вряд ли переедут в Россию… И ведь таких как я, сколько нас?!


"Грех ваш, покайтесь": критикующих Пугачеву за выезд на перрон обвинили в зависти

Накануне 70-летняя Алла Пугачева возмутила пользователей сети, проехав на автомобиле к поезду прямо по перрону. Семья автора хитов певицы Ильи Резника вступилась за Примадонну, обвинив ее недоброжелателей в зависти, сообщает "Комсомольская правда".

Накануне очевидцы засняли Аллу Пугачеву на Рижском вокзале, откуда исполнительница отправилась в Латвию.

Примадонна российской эстрады без каких-либо проблем смогла подъехать к поезду по перрону на шикарном автомобиле класса "люкс" в сопровождении других машин, в которых находились дети певицы и ее супруг Максим Галкин.

Многих пользователей сети возмутило, что Алла Пугачева в сопровождении сразу нескольких машин проехалась по перрону. В то же время в ее защиту выступили многие звезды. Так, семья Ильи Резника обвинила критиков Пугачевой в "травле" и "провокации".

"Что совершила из смертных грехов "наше все"? <...> Она что, молода и здорова так, как эти певички, требующие авто к трапу, ничего сделавшие для СССР, для России, как Алла Борисовна? <...> Вы, пишущие об этой мелочи, никогда не будете иметь такую всенародную любовь, как у Аллы Борисовны. Это простая зависть. Грех ваш. Оказывается, есть такое чувство, эмоция. Этот ген отсутствует у нас с Илюшей вообще", - заявила супруга Ильи Резника Ирина.

Жена композитора призвала "журналистов-киллеров" "покаяться в грехах". "Я не буду реагировать теперь на каждое ваше слово. Но я каждый день молюсь о здравии Аллы Борисовны, что она есть в Илюшиной судьбе <...> А вам, завистникам, просто советую пойти в Храм", - заключила супруга Ильи Резника.



На сторону Аллы Пугачевой встала также певица Любовь Успенская. По ее словам, она опешила от новости о том, что на Аллу Борисовну "накинулось" общество из-за ее проезда по перрону к поезду на автомобиле.

"Люди, вы чего? Алла Борисовна - звезда международного масштаба и фактически легенда. Учитывая то, что сейчас в целом творится в мире: преследования, покушения, провокации... Обезопасить себя и своих детей от нападков неадекватных людей - это более, чем НОРМАЛЬНО. Будьте благоразумными, друзья, и чуть более снисходительными к нам, легендарным личностям", - написала Успенская на своей странице в инстаграме.



via

1b0e79ff4c6b33419.jpg

2e7d48049d71406e4.jpg

39f9c59276ebef709.jpg

4b69723fac9cd89f8.jpg

54e2984a60aa0f854.jpg

65021272c9d5b9145.jpg

7476acc8c778360fd.jpg

88704e8af063a921b.jpg

via

Жительница Подмосковья рассказала об изнасиловании в полицейской машине

Жительница подмосковной деревни Новожелтиково Евгения Григорьева подала заявление в Следственный комитет и обвинила сотрудника полиции в изнасиловании, сообщает "Альтернативная газета".

Инцидент произошел 26 июня. Пострадавшая рассказала, что возвращалась с вечеринки с бутылкой коньяка в руках. За это ее задержали сотрудники полиции и доставили ее в отдел города Хотьково. При этом протокол правоохранители составлять не стали.

Муж Григорьевой приехал к отделению, чтобы забрать супругу, однако та отказалась выходить из полицейской машины. Тогда сотрудники полиции пообещали сами довести женщину до дома.

Супруг вызвал такси и вернулся в деревню. Однако Евгения оказалась дома только спустя полтора часа.

Как утверждает женщина, по пути ее изнасиловал один из полицейских в служебной "Газели". Второй силовик в этот момент находился снаружи и наблюдал за происходящим.



Григорьева написала заявление в Следственный комитет, по факту случившегося начали проверку. Потерпевшая говорит, что некие посредники ей предлагали за отзыв заявления 200 тысяч рублей, а затем - 800 тысяч рублей. К тому же ей сообщили, что в случае отказа эти деньги отдадут тому, кто проводит проверку, чтобы развалить дело.

Известно, что один из подозреваемых - 25-летний сержант. Другому - 26 лет, у одного из них есть жена и двое малолетних детей.


Подборка


1bb4efccc17f29b62.jpg
247a5d1ef30710c7a.jpg
36e3019b0fcc16799.jpg
448f01df2436bf83b.jpg
545c1776087977b97.jpg
6ce62b2bfe425398b.jpg
7947165fae1dc28ba.jpg
823ca4c42ee85f4e0.jpg
942e83847f2e170d2.jpg
10a461d036aaec0d2b.jpg
116c19e3e2ee3602eb.jpg
12a2c2ab7da1ac164a.jpg
13372a500371869acc.jpg
147f903a91f6bf1268.jpg
15a1b733f628bb0035.jpg

Подборка


18c68916e76993aef.jpg
263a232a0ea455e90.jpg
38723feffcfc1b467.jpg
49448623aaa18e76a.jpg
51389f2374a398917.jpg
62cc3b013aff59c08.jpg
78eef8ff0c6ffce52.jpg
8080786531977c474.jpg
9d5c4313c42e3d4c1.jpg
108844401ba78d2462.jpg
11b4c66df1583e1750.jpg
12f1ff9a8b168113fe.jpg
13271416d9521b2007.jpg
147f2d9ca3e8b505d3.jpg
15733a28d4e3256cd3.jpg

О том, как жилось рабочим в эпоху царствования императора Александра II

Из записки уездного исправника о положении петербургских рабочих. 1877 г.

На бумагопрядильных и ткацких фабриках много работает малолетних обоего пола, положение которых поистине ужасно. Хорошо еще тем, у которых на фабриках работают и их родители и, следовательно, есть кому присмотреть за ними. Но много сирот без всякого присмотра проживает где и как попало.

Стоит посмотреть около 8 час. вечера на толпу фабричных, идущих домой, и вслушаться в их разговор. Какая печальная будущность ждет этих малолеток и сколько преждевременно и непроизводительно гибнет рабочей силы! Фабриканты жалуются на разгул и разврат рабочих, на плохую их работу, но при всей плохой обстановке рабочих одна из общественных фабрик, которая не имеет никаких удобств для рабочих, бумаги ее против нормальной цены стоят выше 78 руб. Если бы общество этой фабрики позаботилось об удобствах для своих рабочих, то смело можно сказать, что бумаги их получали бы еще высшую ценность.

Но не на всех заводах и фабриках народ разгульный и истощенный. Существуют в Питере и такие заводы, что рабочие в них как будто бы на выбор, ребята здоровые, веселые, но жаль, что в этих заводах содержат рабочих не в большом количестве. Здоровы же они и веселы потому, что самый продукт, выделываемый в них, весел. В летний же день грустно смотреть, как около этого завода фабричный люд гуляет, распивая дешевое пиво, сидя у Обводного канала с бутылками в руках. Но дешевка эта обманчива и обходится этим потребителям дорого; сами они сознают это, но нельзя не пить, потому что она приманчива.

Фабричные и заводские рабочие крайне нуждаются в помещении. Некоторые принуждены бывают жить. в значительной отдаленности, а за поздний приход на работу ставят штрафы. Поэтому рабочим приходится стесняться и жить вблизи своих фабрик. Квартиры их слишком грязны, холодны, воздух стесненный. Рабочий после 13 1/2-часового труда, придя домой и вдыхая артельный воздух, при таких условиях едва ли может пользоваться хорошим здоровьем.

Поэтому за отсутствием всяких удобств в квартире он поневоле отправляется в кабак или трактир, которых в изобилии при каждом заводе, а в особенности в пригородных. Здесь придуманы даже увеселительные заведения с правом ночной торговли, двери которых почти не имеют отдыха, потому что в них имеется приманка, т. е. арфенистки и хор песенников. Все это в полупьяном виде и вызывает рабочих на страшную оргию, пьянство и разврат.

Кроме этих увеселительных мест, где пропивается рабочими значительная часть их заработка, существует еще особый класс эксплуататоров,— это торговцы, содержащие у заводов лавки с продуктами для рабочих. В большинстве случаев лавки принадлежат одному хозяину, имея притом питейную и трактирную торговлю.

Понятно, что рабочим бегать за провизиею в дальние лавки некогда, а потому они берут в долг по книжкам, конечно, несравненно дороже. Рабочие, за исключением женатых, живут артелями от 20 до 30 чел. Артели содержит один из рабочих, имеющий жену, но по большей части гражданского брака. Стоимость квартиры без дров и воды от 10 до 12 руб. в месяц, а каждый рабочий платит от 1 руб. до 1 руб. 20 коп. в м[есяц] за приготовление пищи из провизии, принадлежащей артели, и за стирку белья.

Таким образом, содержатель квартиры средним числом получает до 30 руб. а с уплатою за квартиру с дровами — до 20 руб. Ему остается за хлопоты до 10 руб., кроме того, жена за харчи не платит и пользуется лучшим куском. Провизию забирает в лавке один из бойких в артели, но по большей части сама хозяйка. Месячный расход для каждого из членов этой маленькой ассоциации на продовольствие с квартирой обходится более 7 руб.

Лавочники— это народ особого типа. Несмотря на то, что рабочий народ их ругает, они толстеют физически и материально. За провизию, отпускаемую в долг, берут цены несравненно выше городских, а качество провизии ниже, и, кроме того, бывают грешки в обвесе и приписке. Впрочем, им иногда приходилось тоже не совсем приятно расквитываться с рабочими. Случаи бывают, что артель придерется к недоброкачественности провизии, долг не заплатит и разойдется по другим артелям, а некоторые даже на другой завод или уезжают домой.

Лавочники затеивают у мирового судбище, чрез что рабочие теряют время, и кончается тем, что лавочник получает исполнительные листы. Рабочие вообще за это недовольны новым порядком суда и не без удовольствия вспоминают про прежний, когда лавочники в подобных случаях редко ходили жаловаться, зная, что жалоба их вызовет новые и невозвратимые для них расходы. Теперь же, со введением мирового института, мировым судьям приходится часто разбирать дела между лавочниками и рабочими. Первые жалуются на неплатеж, а последние — на недоброкачественность провизии, на обвес и приписку...

В высшей степени прискорбное явление на бумагопрядильных фабриках — работающие малолетние дети, начинающие нести тяжелый труд с 10-летнего возраста. Обязанность их очень трудна, постоянно на ногах, бегать как угорелые около станка. Работа на этих фабриках начинается с 5 час. утра и оканчивается в 8 час. вечера, причем они имеют один свободный час на обед дома и 1/2 часа фриштык* в самой фабрике. Следовательно, они работают средним числом 13 1/2 часов, что для детей такого возраста чрезвычайно усиленный труд. Притом едва ли они успевают по утрам чего-нибудь теплого напиться или закусить, и потому им приходится более ограничиваться сухомяткой, а при 13 1/2-часовой беготне ребенка желудок его потребует, конечно, больше пищи. Можно ли после этого ожидать от этих детей хороших и здоровых работников?

*Фриштык — завтрак.

Источник: Становление революционных традиций питерского пролетариата. Пореформенный период. 1861-1883. Л.: Лениздат, 1987. С. 212-214.


Подборка


1.jpg
2.jpg
3.jpg
4.jpg
5.jpg
6.jpg
7.jpg
8.jpg
9.jpg
10.jpg
11.jpg
12.jpg
13.jpg
14.jpg
15.jpg