пятница, 23 августа 2019 г.

Об ответственности Польши за развязывание WW2

На пресс-конференции в Гданьске польский политик от партии «Право и справедливость» Кацпер Плажиньский сказал:

«Министр Лавров сказал, что пакт Молотова — Риббентропа был обусловлен тем, что Польша не хотела вступать в антигитлеровскую коалицию. Конечно, это совершенно бессмысленно, но у этих слов есть одна цель: возложение частичной ответственности на Польшу за начало Второй мировой войны. И это Сергей Лавров практически говорит напрямую. Мы не можем согласиться с этим. Мы говорим о том, как Россия намеренно фальсифицирует историю для собственных внутренних нужд вопреки польским государственным интересам.»

Цинк — http://baltijalv.lv/news/read/31311

В таком случае мы можем убедиться, что сэр Бэззил Лиддл-Гарт «намеренно фальсифицировал историю в интересах России» еще в середине прошлого века:

Таким образом, Гитлер понял, что может в скором будущем завершить свои планы в отношении Чехословакии, а затем продолжать продвижение на восток. Сначала он не думал о нападении на Польшу, хотя именно ей принадлежала большая часть территории, отрезанной от Германии после Первой Мировой войны. Польша, подобно Венгрии, была полезна Гитлеру тем, что угрожала тылу Чехословакии и таким образом вынуждала ее уступить его требованиям. Между прочим, Польша воспользовалась случаем и тоже захватила часть территории Чехословакии. Некоторое время Гитлер был склонен считать Польшу младшим партнером при условии, что она вернет ему порт Данциг и гарантирует Германии свободный проход в Восточную Пруссию через Польский коридор. В создавшихся условиях это было удивительно умеренное требование со стороны Гитлера. Однако в ходе переговоров Гитлер обнаружил, что поляки упорно отказываются пойти на подобные уступки и даже вынашивают необоснованную идею о собственном могуществе. И все же Гитлер продолжал надеяться, что в дальнейшем Польша станет сговорчивее. 25 марта Гитлер в беседе с главнокомандующим сухопутными войсками заявил, что «не хочет решать, вопрос о Данциге путем применения силы». Однако неожиданный маневр Англии, последовавший за новым шагом Гитлера, изменил это решение.

* * *

Однако через несколько дней Чемберлен совершенно изменил свой курс. Это было настолько неожиданно и чревато последствиями, что удивило весь мир. Чемберлен вдруг принял решение блокировать любое дальнейшее продвижение Гитлера и 29 марта направил Польше предложение поддерживать ее против «любой акции, которая угрожает независимости Польши и сопротивление которой польское правительство считает жизненно необходимым». Теперь невозможно выяснить, что именно оказало преобладающее влияние на это решение: возмущение общественности или его собственное возмущение; гнев из-за того, что Гитлер его обманывает, или унижение тем, что в глазах собственного народа он предстал глупцом.
Неслыханные условия гарантий поставили Англию в такое положение, что ее судьба оказалась в руках польских правителей, которые имели весьма сомнительные и непостоянные суждения. Более того, выполнить свои гарантии Англия могла только с помощью России, но пока не было сделано даже предварительных шагов к тому, чтобы выяснить, может ли Россия предоставить, а Польша принять подобную помощь.

Кабинету предложили одобрить гарантии, даже не ознакомив с докладам комитета начальников штабов, где доказывалась практическая невозможность эффективной помощи Польше. Правда, сомнительно, чтобы это изменило что-нибудь в преобладавших тогда настроениях. При обсуждении в парламенте гарантии получили общую поддержку. Только Ллойд Джордж счел возможным предупредить парламент, что брать на себя такие чреватые последствиями обязательства, не заручившись поддержкой России, — это безрассудство, подобное самоубийству. Гарантии Польше были наиболее верным способом ускорить взрыв и начало мировой войны. Они сочетали в себе максимальное искушение с открытой провокацией и подстрекали Гитлера доказать бесплодность подобных гарантий по отношению к стране, находящейся вне досягаемости Запада. В то же время полученные гарантии сделали твердолобых польских руководителей еще менее склонными соглашаться на какие-либо уступки Гитлеру, а тот теперь оказался в положении, не позволявшем отступить без ущерба для своего престижа.

Почему польские правители приняли столь фатальное предложение? Частично это произошло потому, что у них было до абсурда преувеличенное представление о могуществе своих устаревших вооруженных сил (они хвастливо заявляли о некоем «кавалерийском рейде на Берлин»). Другая причина была обусловлена чисто личным желанием Бека, который, по его же словам, решил принять предложение Англии, «не успев дважды стряхнуть пепел с сигареты». Далее Бек пояснил: при встрече с Гитлером в январе ему было весьма трудно «проглотить» замечание Гитлера о возвращении Данцига, и потому, когда ему передали предложение Англии, он ухватился за него, как за возможность дать Гитлеру пощечину. Такими путями часто решается судьба народов.

Единственная возможность избежать войны заключалась в том, чтобы заручиться поддержкой России, единственной державы, которая могла оказать Польше непосредственную помощь, и таким образом сдержать Гитлера. Однако, несмотря на всю остроту положения, действия правительства Англии были вялыми и неискренними. Чемберлен питал чувство глубокой неприязни к Советской России, а Галифакс — религиозную антипатию. Кроме того, они оба в равной мере недооценивали мощь России и переоценивали силы Польши. Если теперь они и признавали желательность заключения оборонительного соглашения с Россией, то хотели заключить его на своих условиях и никак не могли понять, что своими преждевременными гарантиями Польше они поставили себя в такое положение, когда им самим следовало бы добиваться соглашения с Россией и на ее условиях. Помимо колебаний Англии были еще возражения правительства Польши и других малых стран Восточной Европы, которые выступали против принятия военной помощи от России

* * *

До середины августа Молотов не давал никаких обещаний, затем последовали решительные перемены. Возможно, сыграл свою роль очевидный факт, что Гитлер не мог начать военные действия в Польше позже, чем в первые дни сентября. С другой стороны, отсрочка подписания советско-германского соглашения до конца августа сохраняла русским уверенность в том, что у Гитлера и западных держав не останется времени для заключения нового «мюнхенского соглашения».
23 августа Риббентроп вылетел в Москву, и пакт был подписан. Однако советско-германский пакт не произвел на англичан того впечатления, на которое рассчитывал Гитлер. Сталин прекрасно сознавал, что западные державы давно склонны позволить Гитлеру двигаться на восток, на Россию. Возможно, он считал советско-германский пакт удобным средством, с помощью которого агрессивную деятельность Гитлера возможно повернуть в обратном направлении. Другими словами, Сталин сталкивал лбами своих, непосредственных и потенциальных противников. А это, по меньшей мере, означало ослабление угрозы Советской России и, вполне возможно, общее ослабление ее противников, что обеспечило бы России доминирующее влияние в послевоенном мире.

* * *

Рассматривая обстоятельства вступления Англии в войну (после описания того, как она позволила Германии перевооружиться и поглотить Австрию и Чехословакию и как в то же время отвергла предложения России о совместных действиях), Черчилль пишет:

«…Когда все эти преимущества и вся эта помощь были потеряны и отброшены, Англия, ведя за собой Францию, выступила с гарантией целостности Польши, той самой Польши, которая всего полгода назад с жадностью гиены приняла участие в ограблении и уничтожении чехословацкого государства. Имело смысл вступить в бой за Чехословакию в 1938 году, когда Германия едва могла выставить полдюжины обученных дивизий на Западном фронте, а французы, располагая 60-70 дивизиями, несомненно, могли бы прорваться за Рейн или в Рурский бассейн.
Однако все это было сочтено неразумным, неосторожным, недостойным современных взглядов и нравственности. И тем не менее теперь две западные демократии наконец заявили о готовности поставить свою жизнь на карту из-за территориальной целостности Польши. В истории, которая, как говорят, в основном представляет собой список преступлений, безумств и несчастий человечества, после самых тщательных поисков мы вряд ли найдем что-либо подобное такому внезапному и полному отказу от проводившейся пять или шесть лет политики благодушного умиротворения и выражению готовности пойти на явно неизбежную войну в гораздо худших условиях и в самых больших масштабах. Наконец было принято решение — в наихудший момент и на наихудшей основе, — решение, которое, несомненно, должно было привести к истреблению десятков миллионов людей…»

Это довольно резкое обвинение Чемберлена в безрассудстве, однако высказано оно неосмотрительно, поскольку Черчилль в самый разгар событий сам поддерживал настойчивое предложение Чемберлена об английских гарантиях Польше.

Все это было написано одним из крупнейших британских (!) военных историков еще в середине XX века. И роль Польши в развязывании второй мировой войны в том виде, в котором она была развязана, еще с тех времен особым секретом не является.

Нет ничего удивительного в том, что европейскую гиену (как предвоенную Польшу метко охарактеризовал Черчилль) удавили в самом начале войны. Но так как данная правда очень неприятна для нынешних польских националистов, они пытаются опровергнуть даже не советское или российское, а британское мнение о поведении и роли Польши в развязывании второй мировой войны.

Попытки представить Польшу невинной белой овечкой антиисторичны и легко разбиваются о факты и документы, о чем полезно помнить в годовщину пакта Молотова-Риббентропа, когда снова начнутся завывания про «нападение СССР на мирную Польшу, которая не хотела ничего плохого».

Долой интернет



Разрушитель мировой торговли Дональд Трамп заставил европейцев сопротивляться и вспомнить, что у ЕС может быть собственная экономическая политика. Евросоюз разработал программу, предусматривающую введение в одностороннем порядке таможенных пошлин на американские товары, а также содействие развитию собственных технологических компаний.




Как пишет американская газета Politico, в распоряжении которой оказался 173-страничный документ, его авторы поставили цель противостоять торговой политике президента США Дональда Трампа, а также американским технологическим гигантам Google, Apple, Amazon, Microsoft и Facebook. Британская Financial Times, также ознакомившаяся с законопроектом, добавляет к списку китайские компании Baidu, Alibaba и Tencent. Все они диктуют условия в глобальной цифровой индустрии.

Европейский союз, брошенный на произвол судьбы своим сюзереном, явно почувствовал себя в одиночестве. Стоит, качается, как былинка на ветру. В далекое дотрамповское время была возможность сопротивляться китайской экспансии всем Западом. А тут еще Великобритания со своим Брекзитом разрушила единый трансатлантический фронт. Неудивительно, что Эммануэль Макрон пробрасывает деголлевскую идею о едином пространстве от Лиссабона до Владивостока.

Разумеется, это всего лишь риторика, никакого объединения с Россией не намечается. Мелкий президент-глобалист пытается убить трех зайцев: французам намекает на свой патриотизм масштаба своего великого предшественника, европейцам — на свое лидерство взамен ушедшей в тень Ангелы Меркель, англосаксам — на альтернативный центр силы взамен США. Макрона подводит только собственное неверие в столь революционное изменение современного мироустройства. Он просто болтает всякую чушь, в тщетной надежде на то, что Лондон и Вашингтон одумаются.

Однако ЕС действительно озабочен влиянием американских IT-гигантов. Раньше-то Google, Apple, Amazon, Microsoft и Facebook были общими, западными. А теперь табачок врозь. Поэтому Еврокомиссии поручено учредить Европейский фонд будущего, который инвестирует более 100 млрд долларов в акции перспективных компаний. По замыслу авторов документа, столь значительные средства помогут им конкурировать с американцами и китайцами.

Другими словами, европейцы будут вкладываться в создание и развитие своих поисковиков, социальных сетей и мессенджеров. А возможности зарубежных ограничивать. Что, конечно, правильно в новых условиях, когда рушится привычное мироустройство.

Удивительно, но мы озаботились такой автономией гораздо раньше. Во всяком случае, у нас уже есть Яндекс, ВКонтакте, Одноклассники и Телеграм, которые внутри России конкурируют с американскими аналогами. Думаете, слабенькие в мировом масштабе? Пока — безусловно. Но многое изменится, если европейцы, получив альтернативу, выдавят IT-гигантов США со своей территории.

Потом собственные соцсети и поисковики создадут испаноязычная Южная Америка, арабский мир, и пошло-поехало. Так, глядишь, торговые войны и до автономных интернетов доведут. С паспортным контролем и таможенными пошлинами для пересечения границ суверенных государств. Хочешь почитать свежую французскую, аргентинскую или американскую прессу — плати.

Думаете, подобное развитие событий невозможно? А вот я вполне допускаю. Трамп такой выдумщик. И так быстро превращает союзников в непримиримых конкурентов.

Честно говоря, ничего плохого я в этом пока не нахожу — России не привыкать жить в условиях жесткой конкуренции. Как-нибудь приноровимся. А если вам такая перспектива не нравится, то с интересом выслушают аргументы.
 

Подборка


1336f7c78ad367887.jpg
26f9ca5b93034c94a.jpg
3245a625fc959172c.jpg
46d16a010e1ad4e01.jpg
5ea7845642021cdb5.jpg
6aa68a7a3163d45fe.jpg
76e7b168c971fd118.jpg
89474eacf7d91683f.jpg
94df0c8f96334ef2d.jpg
10bb3809773a4ed829.jpg
11b4bc2e6ad9991c48.jpg
12c9c3d4c5f5026696.jpg
135e2026081e020e3c.jpg
1439c81d1b8e9828b2.jpg
15bdcbd6c1d2e67dd2.jpg

Подборка


15d8d932c5cb2ac6c.jpg
2872880d81a15f965.jpg
3a758ffa923e89cd7.jpg
4309f73b5c16dad17.jpg
5053399bbe9d97b59.jpg
6c29d2c7e770e44fc.jpg
7784e0f3a39962c77.jpg
84fd62cdf5949ec8e.jpg
9118be51fada76ddb.jpg
10bd3ae24b9e56c310.jpg
1126bc00c22eb841f2.jpg
12c7d9ec7687765b17.jpg
13f209f556ba8c67ee.jpg
1466a41ba34ae06b3d.jpg
15c1cfb209a8c1eefd.jpg

«Мы же и перекреститься не успеем»: поляки о выходе России из ДРСМД

Правительство Польши очень быстро изменило свое отношение касательно идеи развертывания американской базы на территории рядом с российской границей. Это произошло после того, как Россия объявила о своем выходе из ДРСМД.

Эта тема не покидает заголовки новостных изданий и вызывает бурные дискуссии в обществе. Подобающее большинство поляков поддерживают Москву, нежели Вашингтон, который моментально утратил свою привлекательность.

Власти Польши прекрасно понимают, к каким последствиям может привести выход России из договора и противостоянии двух государств на их территории. Поляки придерживаются мнения, что решение по выходу из ДРСМД, принятое Москвой, связано с политикой Америки, которая разорвала соглашение в одностороннем порядке. Они уверены, что ответные меры России полностью обоснованы потенциальными угрозами безопасности страны.

Варшава трясется в страхе лишь от одной мысли, что придется познакомиться с новейшими разработками российских военных инженеров. Поэтому для Польши самая выгодная стратегия – дружить с Россией.

Сложившуюся ситуацию очень красноречиво характеризует одно предложение: «Если русские разместят свои ракеты в Калининградской области, поляки даже перекреститься не успеют».

Подборка


1cb79353988daabea.jpg
2e56756ce0f2ecf33.jpg
33387eccc2f88b1e0.jpg
46e9b8e2a14b613be.jpg
5bd272bfefa470516.jpg
6e561e8380e6d4a83.jpg
78dc918a307b0d43c.jpg
84faba8905ad0f108.jpg
945fa43883a9f243f.jpg
104a002530c8b3469f.jpg
11466ff5f5afee5dab.jpg
1299e2da5f9d19f4b5.jpg
1307a7c57a4f55b073.jpg
14f21713468f73fa6d.jpg
152972033eef8db5de.jpg

Украинский кинематограф в 2014-2019 г.г.


Глава Госкино Украины Филипп Ильенко опубликовал отчет, в котором указал что с 2014 по 2019 годы в прокат вышли 110 отечественных полнометражных фильмов.



Кассовые сборы этих фильмов в целом составляют около 473 млн.грн. Посмотрели эти фильмы – 8 094 789 зрителей.

Лидерами кассовых сборов среди фильмов, созданных при поддержке Госкино есть:

"Я, ты, он, она" (71 млн.грн.)




"Бешеное свадьба" (55 млн.грн.)




"Похищенная принцесса" (36,4 млн.грн.)




Государственное финансирование украинского кинематографа выросло с 63,1 млн.грн. в 2014 году до 505,9 млн.грн. в 2018-м.

***

Интересная статистика.
Судя по всему сейчас в год на украинское кино государством вкладывается средств больше, чем все кассовые сборы украинских фильмов за пять лет.
 
В год в среднем по разу на фильмы ходит всего лишь каждый 20-й житель Украины.
То есть в среднем один раз в двадцать лет житель Украины сходит на фильм из тех, что профинансированы Госкино.

Чисто для сравнения Россия

По итогам 2018 года российское кино вновь обновило кассовый и зрительский рекорды. Совокупный бокс-офис российских фильмов превысил 13,8 млрд рублей, а совокупная посещаемость 57,9 млн зрителей. А это четверо из десяти жителей России.