воскресенье, 15 июля 2018 г.

Александр Роджерс: Почему я круче Илона Маска

По мнению Маска этих детей в Таиланде спасли нелицензионно, без учёта его, Маска, гения.

Всё. Уговорили. Ухожу в инвенторы.

Я читал все необходимые для этого книги – Джонатана Свифта, Франсуа Рабле, Льюиса Кэрролла, Карла Фридриха Иеронима фон Мюнхгаузена, Михаила Салтыкова-Щедрина, Николая Носова, Ильфа с Петровым и даже Карло Колоди.

В твиттере показывают жуликов. Ну чем я хуже?

Для начала объявляю о запуске нескольких проектов.

1. «Space Cannonball» или «Космическое ядро». Берём 32-х фунтовую пушку, забиваем двойной заряд пороха, направляем вертикально вверх, садим на дуло космонавта, стреляем – вуаля, космонавт выводится на околоземную орбиту. Дешевле, чем на «Протоне» или «Фалкон-9».

1а. Если космонавт максофил, то перед запуском говорим ему «Илон Маск – аферист», сразу получаем дополнительный прирост тяги, что позволяет добрасывать космонавтов минимум до Луны.

1б. Если арендуем из музея «Большую Берту», то сразу осваиваем путешествия на Марс. Внутрь ядра можно поместить необходимые для колониста лопату, запас воды на неделю и три килограмма Solanum tuberosum.

2. «Supertube» или «Сверхтруба». Берём списанный реквизит фильма «Армагеддон», бурим с его помощью сквозную дырку через центр планеты, закладываем бетонными колодезными кольцами.

Садим человека в бочку из-под нефти (ту самую, которая «баррель»), и сбрасываем в дырку. Половину пути он преодолевает под действием силы тяготения, вторую половину движется по инерции и тормозит благодаря той же силе тяготения, которая уже действует в другую сторону.

Перед самой поверхностью с другой стороны инерция и сила тяжести уравниваются, и мы в этот момент быстро ловим бочку большим сачком. Человек за 20 тысяч километров от дома. Дёшево и сердито.

Первые планируемые рейсы «Москва-Нью-Йорк» и «Лондон-Канберра».

3. Создаём автомобильную компанию «Витрувий». Самую экологически чистую из всех экологически чистых.

Автомобили движутся на основе принципа водяной мельницы. Стекающая из верхнего резервуара вода приводит в движение водяное колесо, которое в свою очередь через шестерёнки передаёт импульс колёсам автомобиля. Внизу стоит ведро, куда стекает вода, когда ведро наполняется, то помощник водителя выливает его обратно в верхний резервуар. Перпетуум мобиле (по крайней мере, пока помощник водителя не устанет).

4. Платёжная система «Aunt Sonya». Вы даёте деньги мне в Москве, я звоню тёте Соне в Одессу, она выдаёт деньги получателю за навар. И наоборот.

Пока работают только переводы Москва-Одесса, но если мы дозвонимся тёте Фиме в Хайфу, то будут работать ещё и переводы Москва-Хайфа. Но это ненадёжно.

5. Пассажирская компания «Гусеница» (английской версии не будет, пока мы не отсудим права на торговую марку «Caterpillar» у этих самозванцев).

Идея проста и гениальна. В исходном пункте сообщения пассажиры едят с одного конца гриба и становятся маленькими. Тогда их собирают в коробку и бандеролью пересылают в пункт назначения. Там они едят с другой стороны гриба и вырастают до нормальных размеров. Огромная экономия в транспортных расходах.

Кроме перечисленных прорывных технологий у компании «Rogers Ltd» есть ещё ряд изобретений, непрерывно в течение многих лет спасающих человечество от различных катаклизмов:

— подавитель супервулканов, несколько десятилетий не дающий взорваться Йеллоустоуну;

— магнитный отклонитель астероидов, отводящий их с опасных для Земли траекторий;

— детектор небесной оси, позволяющий не налетать на оную ось;

— отгонятель враждебных пришельцев (не видите пришельцев? это потому что мы их отгоняем!);

— лунный нанотрос, с помощью которого Луна привязана к Земле, чтобы не улетела;

— уголковый закруглятор (special for Apple);

— и несколько других, столь же важных для спасения человечества изобретений.

Не благодарите. А вот мой яндекс-кошелёк.

P.S. А ещё Роджерс успел спасти всех детей из пещер в Тилимилитрямдии. Всех и ещё двух. Наш пещерный извлекатор продаётся на «Али-Экспрессе» всего за $19,95.




Пипец Барселоне

Нурия — молодая девушка из Барселоны. Она какое-то время жила в Москве, так как у нее есть огромное желание выучить русский язык. Она вернулась в Испанию, и теперь просто жить не может без гречки, сметаны и чая, а до России она просто не знала, что на день рождения можно получить подарок! Девушка решила рассказать, какие русские привычки нужно перенять испанцам. Как утверждает сама Нурия, эти вещи стали для нее нормальными, хотя раньше и в голову прийти не могли:

Самое большое изменение в моей жизни после России — это еда. Понятно, что в России продукты питания не такие, как в Барселоне, но я к этому быстро привыкла. Конечно же, я иногда скучала по хамону, по испанскому сыру, по испанскому вину и так далее. Но вообще мне было не трудно привыкнуть к русской еде. Сейчас, например, я не могу жить без гречки. Я ем гречку каждый день, без исключения! Либо на завтрак, либо на ужин, потому что она очень вкусная и быстро готовится. Мне очень, очень, очень нравится. Единственная проблема, что тут сложно найти гречку — ты либо покупаешь ее в русском магазине, либо в специальных эко-магазинах. Просто здесь гречка считается каким-то необычным и полезным продуктом, а значит всегда дороговато. Как минимум, дороже, чем в Москве. Например, пакет гречки в «русском» магазине стоит 2,5 евро, то есть дорого.

Еще я не могу жить без сметаны. Я сейчас добавляю сметану к любому блюду! Овощи, мясо, десерт, макароны. Я люблю спагетти со сметаной, и когда моя мама это видит, она каждый раз говорит — «Фууу, Нурия, что ты делаешь!». Просто для нас сметана это как йогурт, как десерт, и добавлять ее к мясу, или салату — это странно, но мне тааак нравится! Это просто ммм, очень вкусно. Но моя мама совсем не понимает.

Я знаю, что это звучит невероятно, но я в первый раз в жизни использовала чайник в России. То есть, когда мне было 24 года. Просто в Испании мы в принципе очень редко пьем чай, и чайник — это не предмет первой необходимости. У моих родителей нет чайника, у моих друзей тоже нет, ни у кого нет чайника, потому что мы просто не пьем чай. Но, после России, первое, что я сделала — купила себе чайник. Я уже не могу жить без чая, я не могу работать без чашки в руке, или смотреть сериалы, или читать, или писать. даже сейчас у меня в руках чай. Я просто не могу жить без чая, вот так! Я помню, когда я жила в Москве, меня так бесило, что везде дома стоят пустые чашки с пакетиками чая. Мои соседки просто забывали их всегда и везде. А сейчас — это я. Моя соседка Хелена говорит мне всегда: «Нурия, как так можно, убери свою чашку уже!».

Кипяток. Ки-пя-ток. Я люблю это слово, мне очень нравится, как оно звучит. У нас этого слова не существует. Если ты в кафе попросишь кипяток, они посмотрят на тебя очень странно, либо подумают что ты жлоб, либо скажут, что не дадут кипятка, а если ты хочешь чай — просто закажи его снова. Тут когда заказываешь чай, тебе очень часто приносят очень, очень, очень маленькую чашку. Поэтому, я всегда прошу кипяток, а они смотрят на меня как-то… Но мне все равно, я хочу нормальный чай.

Россия — единственная страна на планете, или по крайней мере, где я видела, где есть круглосуточные магазины цветов. В Барселоне у нас такое не укладывается в голове. Просто тут совсем не принято дарить цветы, никогда и никому. Может быть если это какая-то очень особенная дата, например, бабушке исполнилось 80 лет, тогда — может быть. У нас принято дарить цветы, когда кто-нибудь в больнице. Так что, если вы видите человека с букетом цветов, то это скорее всего либо старая бабушка, либо человек только вышел из больницы.

В России, если у кого-то день рождения, как минимум 1 человек подарит букет цветов. Тут в Барселоне это вообще не происходит. Только если это дарю я. У нас даже нет правила дарить подарки. То есть можно приходить в гости с пустыми руками. Да, да.

Ида, моя подруга, она русская. И нас пригласили на день рождения. Когда мы стояли в подъезде, и ждали, пока нам откроют дверь, она смотрела на меня и переживала: «Нурия, мы ничего не принесли! Давай быстренько сбегаем в магазин!». Это было так мило. Я смотрела на нее и думала «Мимими, моя русская подруга!». Сейчас я всегда приношу что-то — либо бутылку вина, либо букет цветов. Мне просто нравится, я привыкла к этому и это очень приятно. Это хорошая русская привычка.

Тут, в Барселоне, мы дома ходим в обуви. Я знаю, что для русских это странно, но это так. Это очень неудобно, а пол всегда грязный. У нас есть тапочки, но мы не надеваем их сразу, когда приезжаем домой. Мы это делаем обычно вечером, когда мы уже в кресле, отдыхаем, смотрим телевизор, после душа и так далее. И вообще, когда гость к тебе приезжает, считается очень некрасиво давать тапочки. Это воспринимается, как плохое воспитание, серьезно. Но, после России мне так трудно ходить дома в обуви! Это так неудобно. И мне нравится, что мой пол всегда чистенький. У меня даже есть тапочки для гостей, это мое правило дома. Нужно всегда разуваться!

В России ты очень очень быстро выучишь слова «душно» и «проветрить». Мне было очень трудно понять, зачем вообще нужно открывать окно каждый день, когда на улице жутко холодно! Моя соседка Наташа всегда говорила: «Нурия, тут душно, давай проветрим немножко, давай». И я всегда мерзла, но соглашалась. Но сейчас тут, в Барселоне, я каждое утро открываю окно. И на работе тоже. Коллеги всегда такие «Нурия, ты что делаешь!?», но мне нравится свежий воздух. Иногда просто такое чувство, что не хватает кислорода.

ru-open
 

Ещё подборка


31.jpg
32.jpg
33.jpg
34.jpg
35.jpg
36.jpg
37.jpg
38.jpg
39.jpg
40.jpg
41.jpg
42.jpg
43.jpg
44.jpg
45.jpg
46.jpg
47.jpg
48.jpg
49.jpg
50.jpg

Полковник КГБ о грязном белье и скелетах в шкафу госбезопасности

С этим человеком, восьмидесятилетним полковником КГБ в отставке Александром Александровичем Войцеховским, я (Олег Росов - МБО) собирался сделать интервью под рубрику «Необычные судьбы».  Несколько вечеров подряд мы общались с Александром Александровичем. Узнал, что он, после возвращения из-за рубежа, работал в аналитическом отделе Первого управления (разведка) КГБ УССР.  Он работал в нелегальной разведке.
https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/4/4b/Himmler_in_SS-Truppen%C3%BCbungsplatz_Heidelager.jpg Heinrich Himmler в SS-Truppenübungsplatzes Heidelager 28 сентября 1943 года.

Как-то я спросил его, приходилось ли ему по долгу службы сталкиваться с фактами сотрудничества украинских националистов с немецкими фашистами. И тут Александра Александровича «прорвало»:

- Хотите, я расскажу вам об одном преступлении против человечности, которое и сегодня остается почти неизвестным миру?

- Конечно, это может быть интересно нашим читателям.

- Это – концлагерь Дембица. Там зверствовала СС «Галичина». По долгу службы я имел отношение к документированию этого преступления, но, когда материалы были собраны, наше руководство не проявило к ним интереса. Но обо всем по порядку.

Это было в 1970 году. Меня приглашает к себе заместитель председателя КГБ Украины генерал Шульженко и спрашивает: «Ты же знаешь немецкий?» Говорю: «Знаю». «Так вот, - продолжает генерал, - придется тебе поработать на немецком, надо будет поехать в Польшу, разобраться там с какими-то немецкими документами, которые остались в том месте, где дислоцировалась дивизия СС «Галичина», это город Жешов, бывший концлагерь «Дембица».

Приступаю к выполнению задания. Перед выездом в командировку вникаю в подробности. Узнаю, что там, в Жешове, в местном управлении госбезопасности имеются документы, касающиеся «Дембицы». Об этом концлагере есть и письменные показания одного бывшего вояка дивизии СС «Галичина». Он написал объемное письмо в Президиум Верховного Совета СССР, в котором требует, чтобы с участием сотрудников КГБ власть изучила историю концлагеря «Дембица».

Знакомлюсь с этим человеком.

- Это был кто-то из известных националистов?

- Давайте назовем его Константином. Это был уже пожилой человек, отбывший 20 лет лишения свободы. Спрашиваю: «Вы по своей доброй воле написали это письмо?» «Да, - говорит, - я решил вспомнить некоторые обстоятельства, о которых раньше, двадцать лет назад, на следствии, не давал показания, и в первую очередь о концлагере «Дембица», где было уничтожено более 750 тысяч людей, я просто хочу вам помочь разобраться, - что же там действительно было».

Я понял, что его показания наряду с другими материалами, которые имеются у наших польских коллег, могут иметь очень существенное значение для понимания того, что же в реальности представляла собой дивизия СС «Галичина», и что представляло собой то место, где была одна из стоянок дивизии, - там находился концлагерь. И, что интересно, о нем не было даже упоминания на Нюрнбергском процессе по делу главных нацистских преступников.

Долгая дорога в Дембицу

- Как вы добирались в Дембицу? О чем вы говорили в дороге со своим попутчиком Константином?

- На первом же полустанке, после того, как проехали советско-польскую границу, нас встречает и присоединяется к нам офицер польской госбезопасности Казимир Урбан. Вместе едем в Варшаву. Первым делом заходим в советское посольство. Там встречаю своего бывшего начальника еще по работе в Германии. Потом, некоторое время спустя, анализируя эту командировку и события вокруг нее, я понял, что это была странная встреча. «Ты здесь по какому делу?» - спросил он. Обычно разведчики таких вопросов друг другу не задают. Я ответил ему обтекаемо. Говорю: «Приехал по заданию руководства Комитета, действую по согласованному с ним плану». Он ухмыльнулся и сказал: «Поезжай. Удачи тебе. Но, если ничего не найдешь, тоже не огорчайся».

Выезжаем. Всю ночь в пути. Только под утро попадаем в Ржишев. Казимир, который нас сопровождал, сразу же разместил нас в гостиницу. Он поселил меня с Константином в один двухместный номер. Я к Константину никаких претензий не имел. Более того, вел с ним очень долгие задушевные разговоры. «Как же так получилось, - интересовался я, - что вы оказались в дивизии СС «Галичина», кем вы работали до войны?»

«Старшим оперуполномоченным Львовского областного управления НКВД».

«А как же вы попали в 1943 году в эсесовскую дивизию, а до того служили в немецкой полиции?»

«Меня, - говорит, - НКВД оставило в немецком тылу на «оседание» - для того, чтобы подставить немецким спецслужбам».

Я ему говорю: «Знаете, мы проверяли эту версию, и, оказалось, что это ваше утверждение ничем не подтвердилось».

«Да, - говорит, - действительно, оно не подтвердилось, но это не моя вина: кто-то либо утерял документы, либо они где-то так сильно запрятаны, что их и до сих пор никто не может найти».

Он подробно рассказал мне, что, когда во Львов пришли немцы, его сразу же зачислили в полицию, а потом, когда они создавали дивизию СС «Галичина», его пригласили туда на офицерскую должность. Присвоили ему звание обер-лейтенанта, то есть старшего лейтенанта. В этом звании он и служил все годы войны, вплоть до задержания в 1945 году.

«Вы сейчас живете в Киеве?» - «Да». – «Женаты?» - «Женат». – «Кто ваша жена?» - «Вдова бывшего советского офицера. Я ей рассказал то, что и вам рассказываю, что был оставлен во Львове на «оседание».

«Но связи с нашими сотрудниками вы не имели? - уточняю я. – Ведь в самом Львове было очень много наших сотрудников – десятки, да и в самой дивизии СС «Галичина» были люди, работающие на НКВД. К вам никто не подходил?»

«Нет, - говорит, - таких контактов не было».

Потом я узнал от него, что в интересующем нас концлагере был задействован один полк СС «Галичины» и что он, Константин, был занят, в основном, хозяйственной работой.

«А что из себя вообще, - спрашиваю, - представлял этот концлагерь в Дембице?»

«Вот мы поедем туда, и уже там, на месте, я вам все расскажу».


Исчадие ада

- Вы сразу же приступили к работе?

- Да, уже на следующее утро – короткая встреча в управлении госбезопасности Жешовского воеводства, потом – знакомство с прокурором, который ведет это дело. Он предлагает ознакомиться с документами, которые у него уже собраны. Это, в основном, протоколы допросов. Я прочитал несколько томов.

Во второй половине дня выезжаем осматривать место. Там – равнина, которая переходит во взгорье. А взгорье чем-то напоминает дальневосточные сопки. И там, где склон горы, остались только фундаменты от стоявших некогда домиков. Потом местность вдруг переходит в равнину, а на ней – громадный массив вот таких фундаментов от бывшего поселения. Тогда, в годы войны, все это было обнесено тройным рядом проволоки, возле которой все время ходили часовые с собаками. Как я понял из документов, никто и никогда туда не проникал. И никто из посторонних не видел, что там творилось. Привозили людей в закрытых машинах, увозили прах. Я читал протоколы допросов местных крестьян, которые свидетельствуют, что часто слышали стрельбу, грохот, а потом видели, как над горой поднимается туча дыма. Когда мы это видели, - свидетельствовали крестьяне, - что это исчадие ада поднимается из земли в небо. И тогда крестьяне со страха падали на землю и молились Богу.

Там были и евреи, и украинцы, и русские…

- Значит, у вас складывалась картина разыгравшейся здесь драмы на основании документальных свидетельств и рассказа Константина?

- Да, Константин все объяснял, и все показывал на местности: «Видите, вот здесь, в первом домике была хозяйственная часть, а здесь располагалась расстрельная команда, дальше – столовая, еще выше – бордель, за ним – госпиталь, а тут был целый городок из деревянных домиков – здесь содержались заключенные.

«Сколько, - спрашиваю, - людей расстреливали ежедневно?» - «Сто, двести, а то и триста человек». – «Где?» - Вот оттуда их приводили, а расстреливали здесь, под горой, в этих специально оборудованных сооружениях».

- Что представляли собой эти сооружения?

- Они напоминали колодцы. Открывалась широкая металлическая дверь, и туда запускались люди. Сто человек, а то и больше. Потом сверху открывались люки, и людей стреляли из автоматов. Долго это длилось. Потому что не с одной же очереди убивалось такое огромное количество людей. И потом уже, когда было видно, что никто не шевелится, снизу опускалось дно, и оттуда падали трупы. Потом их осматривали, не остался ли кто-нибудь в живых. Недобитых либо достреливали, либо, когда человек протестовал, кричал, матерился, а были и такие случаи, его тащили в большой колодец, где была сооружена гильотина, и отрубали голову. Она, гильотина, там так и осталась, запекшаяся, засохшая мозговая масса – все это еще сохранилось.

Я спрашивал Константина: «А кто расстреливал? Здесь была расстрельная команда?»

«Да нет, - говорил он, - все участвовали в порядке очереди, но я в расстрелах не участвовал».

«Вы видели, как сжигают трупы?»

«Видел. Рубили лес, делали бревна, ими перекладывали трупы, получалась гора, ее поливали бензином и поджигали, горело больше двух часов, потом рассыпалось в прах, этот прах загружали в машины и увозили».

Я детально его обо всем расспрашивал.

«Как вас кормили?»

«Хорошо, было и мясо, и рыба».

«Что это за помещение?»

«Здесь был бордель, утеха для персонала».

«А девушек привозили откуда-то?»

«Нет, - говорит Константин, - их отбирали из числа заключенных, - все они, как правило, были худенькие, истощенные, где-то около месяца они находились в госпитале, их кормили, потом их проверяли врачи, их переодевали, укладывали им прическу, все это делала бордель-дама, которую привезли из Берлина, и, когда уже считали, что девушки «в форме», им давали нагрузку».

«А какой была нагрузка?»

«Десять-пятнадцать человек в день».

«Но как долго они могли работать при такой нагрузке?»

«Да, - говорит, - и месяца они там не выдерживали, потом случались нервные срывы, психические расстройства, девушки плакались, бросались на посетителей, когда они становились непригодными, их выбраковывали и тогда вместе с остальными узниками расстреливали».

- Жители каких стран были узниками этой «фабрики смерти»?

- В основном, из восточной Европы. Люди, арестованные за те или иные прегрешения – с точки зрения фашистов. Там были и евреи, и украинцы, русские, поляки, венгры… Очень много людей.

Лагерь уничтожить, все сжечь

- А когда этот концлагерь прекратил свое существование?

- Как стало известно из документов, осенью 1944 года, когда к Жешову уже подходили части Красной Армии, руководство дивизии СС «Галичина» получило указание от Гимлера: лагерь уничтожить, все сжечь, так, чтобы и следов никаких не осталось. Потом уже началось уничтожение людей в ускоренном порядке. Семьсот пятьдесят тысяч – по данным польской прокуратуры. Это такое же количество людей, которое было уничтожено в «Освенциме».

Мы все осмотрели, ознакомились с документами, запротоколировали показания свидетелей, зафотографировали следы преступлений на местности. Уже непосредственно перед отъездом я спросил моих польских коллег: «А как же так получилось, что факт существования этого концлагеря не был представлен на Нюрнбергском трибунале?»

- И что ответили поляки?

- Ничего вразумительного. Говорят: «Мы занимались осмотром, опросами, но уже после Нюрнбергского процесса».

- Результаты своего расследования вы привезли в Киев?

- Нет, поляки отправили их по специальному каналу связи.

Странное решение генерала Шульженко

- Как в Киеве восприняли результаты вашей работы?

- Когда вернулся в Киев, сразу же доложил обо все своему руководству. Тому же генералу Шульженко. И он вдруг спросил: «А тебе не могли дать те документы на руки?» Я ответил: «Товарищ генерал, существуют же установленные правила: это документы особой важности, - как же я мог взять их на руки, у меня же даже оружия при себе не было?»

Через несколько месяцев снова вызывает меня к себе генерал Шульженко. Держит в руках том – больше одной тысячи страниц нашего совместного с поляками расследования.

«Слушай, - говорит Шульженко, - а как же мы сможем работать с этими документами? Они же на польском языке». И я заподозрил, что проблема тут, видимо, вовсе не в переводе…

«В общем, так, - безапелляционно заявил генерал, - дело это мы пока что будем хранить у себя в архиве, пока его кто-нибудь не востребует».

- Да, странное решение. А потом к этому делу кто-то из вашей службы проявлял интерес?

- Потом, где-то года через два, меня приглашают в Киевское областное управление КГБ. Зам. начальника тогда был полковник Глушаков. Но столе у него – тот же томик на польском языке. «Твоя работа?» - спрашивает. «Я, - говорю, - выполнял роль вспомогательную, а всю основную работу проделали поляки». «Так что нам делать?» - спрашивает полковник. «Как это – что? – говорю, – все это надо проанализировать, провести дополнительное следствие и обнародовать». «Это будет пока у нас, - говорит полковник, - мы не знаем, что с ним делать».

Новые ветры лжи

- Как вы думаете, вернуться к этому преступлению, дорасследовать его и обнародовать, - в сегодняшней Украине это вряд ли возможно?

- В 1991 году, сразу же после провозглашения независимости, в очередной раз начали переписывать историю. Те профессора истории, которые еще вчера так рьяно и бескомпромиссно разоблачали преступления националистов, начали утверждать, что, мол, националисты, в том числе и вояки дивизии СС «Галичина», никого не убивали, немцам не служили, и, вообще, никаких преступлений за ними нет. Многих людей это сильно возмутило. «А как же Дембица», - спрашивали они.

Как-то мы встречаемся с моим знакомым журналистом. Заводим разговор о не до конца раскрытых преступлениях националистов. И он расспрашивает меня о Дембице, о том расследовании, которое я проводил в Польше, когда работал в КГБ. «Где могут быть сейчас эти материалы, к кому мне обратиться, - спросил журналист. Я посоветовал ему обратиться к тогдашнему Председателю СБУ Евгению Марчуку.

Через какое-то время мы опять встречаемся. «Что ответил тебе председатель?» - спрашиваю его. «Ответил, - говорит мой друг-журналист, - что такого тома нет, он сожжен».

Для меня подобный ответ председателя более чем странным. Такие документы не подлежат сожжению. Они должны храниться вечно. Вопрос в том – эти документы не захотели найти или действительно уничтожили? И если уничтожили, то за это кто-то должен отвечать в уголовном порядке. Ведь, даже согласно внутренним инструкциям спецслужбы, такие материалы не могут пропасть. Если документы сжигаются в печке, а такое бывало, то при этом обязательно составляется опись – название документов, их содержание, количество страниц и – обязательно! – фамилия и подпись сжигающего.

Несколько лет назад обращаюсь в Посольство Польши в Украине. Предлагаю восстановить те документы, ведь первый их экземпляр находится в прокуратуре Польши. Принимает меня советник посольства. Внимательно меня выслушивает и говорит: «Мы с вами договориться не сможем: нужно, чтобы ваш МИД официально обратился к нашему, сначала нужно решить вопрос на дипломатическом уровне, а уж потом – на юридическом».

Но, поскольку высший дипломатический уровень для меня недосягаем, мне так и не удалось сделать достоянием гласности это чудовищное преступление против человечности.

- Складывается впечатление, что многие самые страшные преступления националистов еще не раскрыты. Вернее, многие о них знают, но почему-то молчат.

- Да, у нас не пишут о том, сколько людей они перебили в Словакии, когда там участвовали в подавлении антифашистского восстания. А сколько они сожгли польских сел… Да, самые тяжкие злодеяния той же дивизии СС «Галичина» не расследованы и по сей день.

Иван БЕССМЕРТНЫЙ, «Киевский вестник», № 12 (6281), 6.02.07 г.


Для любителей конспирологии.

Кстати, знаковая личность Борис Сергеевич Шульженко, очень знаковая. Уроженец одного известного ныне села, второй секретарь ЦК ЛКСМУ, зам. заведующего отделом пропаганды и агитации ЦК КПУ, занявший в 1957 г. по протекции Семичастного должность начальника 4-го управления КГБ УССР (как раз отвечающее за противодействие зарубежным националистическим центрам), а в 1959 - первый заместитель Председателя КГБ УССР. Занимая этот пост, целенаправленно развалил не одно агентурно-оперативное дело, в т.ч. и по связям т.н. Заполярного Провода ОУН с краем и закордоном.

Такие Провода (Заполярный провод, Провод ОУН северных территорий, Заполярные соколы Украины) создавались в местах заключения и спецпоселений бывших участников нац.подполья и занимались, в основном, сбором развединформации о промышленных объектах, портах, воинских гарнизонах, стратегических стройках и системах коммуникации, которую впоследствии по специально налаженным каналам связи переправляли на Западную Украину, а оттуда уже за кордон.

В этих организациях существовала своя СБ, которая выявляла и ликвидировала внедрённые в эти организации оперативные источники, а также пыталась создать в правоохранительных органах свои агентурные позиции.
По возвращении из заключения их участники пытались воссоздавать свои организации, а также проникать в советские административные и хозяйственные органы, вступали в партию, комсомол, шли служить в армию.

Помимо этого, Шульженко всячески обхаживал и опекал Васыля Кука, нещадно ломал карьеры и судьбы настоящим оперативникам, занимающимся разработкой закордонных центров ОУН, и при этом благополучно отмазывал своих земляков, замешанных в этих разработках.

А сегодня на фоне тотального очернения и демонизации советской спецслужбы о нём выходят панегирические книжки типа "Борис Шульженко. Особистість і Час" (под ред. Юрия Шаповала, ага), Киев, 2006 г. Состав её авторов, к слову, весьма примечателен, поинтересуйтесь на досуге...

 Источник: 14 Galizische SS-Freiwilligen-Division и концлагерь "Дембица"

Где вы этих дебилов насобирали!?


Очень тяжело писать о том быдле, которое сегодня царит в Киеве. Предатели, квислинги и прочая нечисть действительно хуже тех, кому они служат. Это ужасно, но точно так же, как бандеро-шухевичи были страшнее гитлеровцев, в чем убедились жившие в оккупации (в т.ч. мой отец и тетка), так и нынешние ублюдки несравнимо омерзительнее любых постановщиков и заказчиков майдана.
https://rnbee.ru/wp-content/uploads/2016/05/001-195.jpg
Оказывается, количество людей, желающих выехать из Республики Крым на подконтрольную Украине территорию, постоянно растёт. Я, с..., в отличие от несущего эту ахинею, с марта 2014 года в Крыму провожу массу времени - и я как раз здесь работаю. В отличие от этого замминистра, мой Крым видевшего разве что в подзорную трубу.

Этот бред в эфире телеканала «112 Украина» вякнул замминистра по делам «оккупированных территорий» Георгий Тука. При этом чиновник нёс такую ахинею, что на голову не наденешь (видео прилагается):

«Оно постоянно растет, но очень незначительными темпами. Я не могу анализировать причины, статистические погрешности или результаты каких-то исследований, такие исследования мне неизвестны. Насколько я понимаю, на оккупированных территориях никакие социологические исследования вообще никто не проводит, потому что это невозможно. Объективной информации у нас нет», – сказал Тука.



Не вдаваясь в детали сказанного, по существу. Ты, б..., сидишь в Киеве и утверждаешь, что из Крыма всё больше приезжают как раз на подконтрольную киевскому режиму территорию. И на х... тебе русская статистика, если все пересекают твой же, б..., погранконтроль и все пересчитаны и проверены СБУ?!

И у тебя нет статистики собственных погранцов? Так на х... ты нужен, придурок? В эфире ахинею нести?
 
 

Разруха начинается в головах, а не в рейтингах

Мне бесконечно интересно понять, неужели на Западе так деградировало население, что их же собственные власти даже не считают нужным относиться к избирателям, как к тупому быдлу? Или сама система власти настолько отработана и устойчива, что можно особенно не заморачиваться и кормить население любой бурдой - сожрут и так.

Нет, никто не идеален. С переходом России на капиталистические рельсы, у нас тоже несут пургу. Достаточно вспомнить вице-премьера Козака, сдуру ляпнувшего, что правительство не имеет возможности регулировать цены на бензин - рынок, мол, то да сё. Но его быстро поправили старшие товарищи. Да и слова не документы.
https://cdn.news-front.info/uploads/2016/06/Eurosouz_razval-es.jpg
В ЕС же только что опубликовали серьезный документ. Который месяцами готовили, согласовывали, вылизывали и утверждали не десятки, а как бы тысяча чиновников из почти трех десятков государств. А в итоге Европейский совет по международным отношениям (ECFR) назвал главные угрозы безопасности Евросоюза. На первой строчке оказались радикальные исламистские группировки, на второй — Россия и международные криминальные организации. Третье место заняла Северная Корея. Доклад опубликован на сайте совета.

Авторы текста особо отмечают, что в 2008 году Россия не входила в тройку вызовов для ЕС.

Оставим эмоции и анализ на потом, вкратце ознакомимся с текстом.

По данным исследования, действий Москвы больше всего боятся в Финляндии, Эстонии, Румынии, Литве и Польше. Великобритания и Германия тоже испытывают тревогу по этому поводу. В то же время некоторые страны, к примеру, Кипр, Италия, Греция, Венгрия и Португалия, не считают Россию опасной.

Причинами таких настроений эксперты называют «враждебность в информационном поле и кибератаки» со стороны Москвы.

Интересно, что при подготовке доклада аналитики опросили представителей европейских правящих кругов и экспертов, проанализировали материалы СМИ и официальные документы. Население в процессе не участвовало даже как субъект исследования.

Слабых мест в докладе пруд пруди. Но если вычленит главное, то приходится признать, что "нас не уважают". И "нас" в данном случае - население ЕС. А НАС как раз "боятся - значит уважают".

Меня же больше всего покоробили две вещи. Тот факт, что исследуются чиновники и подготовленные ими документы, плюс зависящие от чиновников СМИ и эксперты. Можно рассуждать о независимых СМИ, но все они зависимы от владельцев, коими являются если не чиновники и/или государство, так крупный капитал. То есть, все равно власть.

В итоге можно кратко сказать честно: "Изучив настроения властей в ЕС, мы решили...".

Второе, что коробит - полное небрежение к логике. Судите сами,  сегодня, равно как и 10 лет назад, главной угрозой ЕС объявляется радикальный ислам. То есть ИГ, ИГИЛ, талибы и т.п.

А теперь вспомните хоть сколько-нибудь значительные усилия государств ЕС на поприще борьбы с исламистами. Ну бомбили Ливию вместе с янки. Однако бомбили не игиловцев, а Каддафи. После убийства которого успокоились и больше не бомбят, хотя исламистов там в развалом государства развелось вдоволь.

Бомбили пару раз Сирию. Но тоже все больше правительственные войска, законную власть. которая как раз с исламистами и воюет.

Ну держат дестяки лет пару тысяч своих солдат (это со все-то Европы!) в Ираке и Афганистане. Толку чуть - как начался там после их прихода расцвет радикального исламизма, так и продолжается.

Аналогично и в остальном - несколько сот миллионов евро в год и пара тысяч инструкторов в полудюжине стран - весь вклад ЕС в борьбу со своим самым главным по их же логике, врагом.

А вот с Россией всё иначе. Хотя даже после 2008 и 14-го годов Россия так и не дотянула до статуса врага номер "РАЗ".

Тем не менее, именно против неё направлены все триллионы долларов 28 стран НАТО. Плюс США еще свои войска сверх того подогнали. Плюс базы где только можно понатыкали, плюс, союзники вне НАТО помогают "сдерживать Россию". Плюс к контингентам НАТО у каждой страны ЕС есть еще и собственные вооруженные силы, которые только и делают, что готовят к отражению вторжения русских.

Кстати, те же СМИ и чиновники, мнение котиорых "изучали", говорят о России в сто раз больше, чем об исламитстах. Да ни оин теракт в ЕС не вызвал столько истерик, сколько это шоу с "Новичком".

Понимаете алогичность происходящего? О главном враге ЕС не говорят, не борются и не тратят деньги, даже близко сравнимые с тем, что тратится на менее опасную Россию.

Из этого неизбежно следует лишь два варианта - или все эти чиновники так деградировали, что не видят прорех в собственной логике и ущербности доклада, или они просто плевать хотели на своих же граждан и доклад создан под свои сиюминутные синовничьи игры. И плевать им на то, что думают граждане - СМИ нарисуют нужную картинку.

Вот поэтому я и не хочу жить и работать в ЕС - независимо от того, какой из двух вариантов верен. В России своих тараканов хватает, но здесь я свободен - страна огромна и дорог в ней много.
 
 

Куба строит демократию и капитализм

Последний оплот построения коммунизма рухнул, доказывая роль личности в истории. Все держалось на личности Фиделя. Да и его брат Рауль старик. А смена более реалистична. На капиталистическую Россию надежды никакой, китайцы сами давно в рынок окунулись и очень даже успешно, северокорейцам самим помощь нужна, да и их версия светлого будущего как-то не вяжется с кубинской. Так что волей-неволей, но острову Свободы нужны перемены к худшему.
https://ic.pics.livejournal.com/viktoriiako/72565754/939548/939548_900.jpg
Фиде́ль Алеха́ндро Ка́стро Рус и уже майор Гагарин.

И это не оговорка. Жизненный опыт, когда на протяжении четверти века дважды разрушается страна, в которой ты живешь, наглядно доказал, что вовсе не богатство и не материальное благополучие служат обязательным условием для счастья. Это приятный бонус, это желанная фишка. Вот только разрушенные богатством счастливые судьбы я видел, а чтобы кого-то деньги осчастливили - нет. Облегчили жизнь, дали достаток, расширили возможности - да, сам такой. Вот только забот прибавляется, а счастья и свободы - нет. Наоборот, времени на счастье меньше остается.

И остров Свободы это доказывает более полувека. У них лучшая медицина в полушарии при тотальной бедности и уравниловке. На базу туда гоняли еще в конце Советской власти, Фидель был жив и здоров, с янки контры были ужасные, но кубинцы жили счастливо. Очень бедно, и очень счастливо. Готовые отстаивать свое право на именно такую жизнь с оружием в руках и потому видевшие в каждом из нас лучших боевых товарищей. Именно поэтому и видна была их жизнь и их быт изнутри. Никого не хочу убеждать - просто делюсь собственными наблюдениями.

Теперь же все изменится. И дай бог, чтобы это были постепенные перемены, без ломки и наших 90-х. Слава богу, Кубу хоть разделить нельзя - и без того кроха.

Согласно проекту основного закона страны, публикуемому главной газетой страны Granma, глава Кубы теперь сможет находиться у власти не более двух пятилетних сроков.

"Устанавливается должность президента и вице-президента республики", – говорится в тексте документа. Ранее должность главы государства называлась председателем Госсовета и Совета министров. Сейчас этот пост занимает Мигель Диас-Канель, в апреле сменивший Рауля Кастро.

Впервые текст конституции включает в себя запрет на дискриминацию по гендерным признакам и признание права частной собственности, отмечает Granma.

Голосование по документу пройдет 21-23 июля в ходе заседания Национальной ассамблеи народной власти (парламента), уточняет мексиканский канал Televisa. После одобрения изменений парламентом их вынесут на народный референдум для получения согласия со стороны кубинского общества.

Остается пожелать кубинцам удачи.

ria.ru

Ох, уж Европа эта

Каждый раз, когда вас будут пытаться учить еврочистоте европейцы, каждый раз, когда они будут морщить нос при упоминании "восточных варваров", откройте, почитайте, если сможете - дайте почитать и европейцам - они про это вообще не в курсе - проверял.
«Тот, кто освободил бы город от страшной грязи, стал бы самым почитаемым благодетелем для всех его обитателей, и они воздвигли бы в его честь храм, и они молились бы на него» - писал французский историк Эмиль Мань в книге «Повседневная жизнь в эпоху Людовика XIII».

Но таких «освободителей» никак не находилось. С тех пор, как король Франции Филипп-Август в XII веке упал в обморок от невыносимой вони, поднявшейся от проезжавшей мимо дворца телеги, взрыхлившей наслоения уличных нечистот, с антисанитарией в Париже ничего не менялось вплоть до середины XIX века.
За отсутствием запрещенных христианством бань цивилизованный и просвещенный Париж плескался в городских фонтанах средь бела дня. Остальные граждане не мылись вовсе.
В Лувре, дворце французских королей, не было ни одного туалета. Даже типа описанных выше башенок с отверстиями и соломой. Опорожнялись во дворе, на лестницах, на балконах. При «нужде» гости, придворные и короли либо приседали на широкий подоконник у открытого окна, либо им приносили «ночные вазы», содержимое которых затем выливалось у задних дверей дворца.
Конечно, приседать на широкий подоконник для дефекации не очень то удобно. Человек перевешивался, особенно, если еще, был пьян. Наверняка и падали пачками. Позднее стали строить продленное окно до пола, а проем с улицы закрывали решеткой.
(Вот откуда появились, так называемые, «французские балконы»?)
То же творилось и в Версале, например во время Людовика XIV, быт при котором хорошо известен благодаря мемуарам герцога де Сен Симона. Придворные дамы Версальского дворца, прямо посреди разговора (а иногда даже и во время мессы в капелле или соборе), вставали и непринужденно так, в уголочке, справляли малую (и не очень) нужду.
Известна история, которую так любят рассказывать Версальские гиды, как однажды к королю прибыл посол Испании и, зайдя к нему в опочивальню (дело было утром), попал в неловкую ситуацию - у него от королевского амбре заслезились глаза. Посол вежливо попросил перенести беседу в парк и выскочил из королевской спальни как ошпаренный. Но в парке, где он надеялся вдохнуть свежего воздуха, незадачливый посол просто потерял сознание от вони - кусты в парке служили всем придворным постоянным отхожим местом, а слуги туда же выливали нечистоты.
Король-Солнце, как и все остальные короли, разрешал придворным использовать в качестве туалетов любые уголки Версаля и других замков. Стены замков оборудовались тяжелыми портьерами, в коридорах делались глухие ниши. Но не проще ли было оборудовать какие-нибудь туалеты во дворе или просто бегать в тот, описанный выше, парк? Нет, такое даже в голову никому не приходило, ибо на страже Традиции стояла ...диарея. Беспощадная, неумолимая, способная застигнуть врасплох кого угодно и где угодно. При соответствующем качестве средневековой пищи понос был перманентным. Эта же причина прослеживается в моде тех лет (XII-XV вв.) на мужские штаны-панталоны состоящие из одних вертикальных ленточек в несколько слоев.
Комментарий : «Та парижская мода на большие широкие юбки, очевидно, вызвана теми же причинами. Хотя юбки использовались также и с другой целью - чтобы скрыть под ними собачку, которая была призвана защищать Прекрасных Дам от блох, но проблема диареи явна более глобальна. Представь - на балу вдруг прихватило, а юбка - узкая. Проблема. Или юбку испачкаешь, или задирать придется, да и не успеть можно. А с широкой юбкой - отбежала к стене, присела в реверансе на минутку, да и дальше пляшешь.
Естественно, набожные люди предпочитали испражняться лишь с Божией помощью - венгерский историк Иштван Рат-Вег в «Комедии книги» приводит виды молитв из молитвенника под названием: «Нескромные пожелания богобоязненной и готовой к покаянию души на каждый день и по разным случаям», в число которых входит «Молитва при отправлении естественных потребностей».
Комментарий : Ну, видимо, «Господи, избавь меня от дристания! Я не успеваю менять панталоны!». Хотя, они их, наверное и не меняли... Сам Рат-Вег, кстати, текста молитвы не приводит, но для интересующихся дает ссылку:
(1843, без обозначения места издания. См.: Wander К. F. W. Deutsches Sprichworter- Lexicon. Leipzig, 1867, I. 1382)
В СРЕДНЕВЕКОВОМ ПАРИЖЕ ОТХОДЫ ВЫЛИВАЛИ В ОКНО
Средние века не принесли нововведений в части туалетостроения. Крестьяне по-прежнему ходили в уличные туалеты, а в обнесенных стенами городах и крепостях появились сортиры, встроенные в стены. Результаты человеческих усилий стекали за стены города. Представьте себе запах, окружающий средневековые города!
Невзирая на новинки инженерной мысли в виде покатых желобов, города продолжали плохо пахнуть. Особенно в этом преуспел Париж. Изданный в 1270 году закон гласил, что «парижане не имеют права выливать помои и нечистоты из верхних окон домов, дабы не облить оным проходящих внизу людей». Не подчиняющимся следовало платить штраф. Однако этот закон вряд ли исполнялся – хотя бы потому, что через сто лет в Париже был принят новый закон, разрешающий-таки выливать помои из окон, прежде трижды прокричав: «Осторожно! Выливаю!» Тех, кто оказывался внизу, спасали только парики.
(Вот для чего, в европе появились первые парики).
Однако не только простые парижане лили друг другу на головы свои отходы, этим же занималась и французская знать. В 1364 году человек по имени Томас Дюбюссон получил задание «нарисовать ярко-красные кресты в саду или коридорах Лувра, чтобы предостеречь людей там гадить – чтобы люди считали подобное в данных местах святотатством». Добраться до тронного зала было само по себе очень «запашистым» путешествием.
«В Лувре и вокруг него, – писал в 1670 году человек, желавший строить общественные туалеты, – внутри двора и в его окрестностях, в аллеях, за дверьми – практически везде можно увидеть тысячи кучек и понюхать самые разные запахи одного и того же – продукта естественного отправления живущих здесь и приходящих сюда ежедневно». Периодически из Лувра выезжали все его знатные жильцы, чтобы дворец можно было помыть и проветрить.
БУДУЩЕЕ БЕЗ ЗАПАХА
Леонардо да Винчи был настолько напуган парижским зловонием, что спроектировал для короля Франсуа Первого туалет со смывом. В плане великого Леонардо были и подводящие воду трубы, и канализационные трубы, и вентиляционные шахты, однако... Как и в случае с вертолетом и подводной лодкой, Леонардо поторопился и с созданием туалета – всего-то на каких-нибудь пару сотен лет. Туалеты построены не были.
В те же времена среди знати был популярен некий вид «портативного унитаза» – банкетки с дыркой сверху и вынимающимся изнутри резервуаром. Мебельщики изощрялись, вуалируя стульчаки под стулья, банкетки, письменные столы и даже книжные полки! Все сооружение обычно богато украшалось деревянной резьбой, тканевой драпировкой, позолотой.
В те времена помпезность туалетных процедур могла означать действительно реальную власть. Король Франсуа (правил с 1515 по 1547 год) был первым, кто придумал «королевские приемы на горшке». Королева-мать Екатерина Медичи также устраивала у себя подобные приемы, а когда ее муж умер, сменила бархат на стульчаке на черный. Следуя моде, вся французская знать также ввела в свой обиход «тронные приемы». Но наконец впереди забрезжило будущее без запаха.
В 1775 году некий британец по имени Александр Каммингс догадался-таки согнуть отводную трубку унитаза в виде буквы «V», чтобы небольшое количество воды не выпускало запах испражнений. Каммингс – тот самый человек, перед которым за изобретение современного туалета со смывом человечество должно склонить голову.
(История туалета Консьержъ 2 февраля 2004 года)
Не имевшие канализации средневековые города Европы зато имели крепостную стену и оборонительный ров, заполненный водой. Он роль «канализации» и выполнял. Со стен в ров сбрасывалось дерьмо. В дождливые дни потоки дерьма неслись по улицам, бурля под десятками никогда не пустовавших виселиц - мрачного украшения города - от Гревской площади до Круа дю Тируар, от моста Сен-Мишель до Нового моста.
Иногда Париж пытались от говна чистить. Первый такой «коммунистический субботник» в Париже был произведен в 1662 г., и это событие так поразило современников, что по его поводу была выбита медаль.
«Руанский сифилис и парижская грязь исчезают только вместе с теми, кого они коснутся», — говорит старинная пословица. Необходимость вдыхать удушающий запах этой грязи вынудила монсеньора Альфонса дю Плесси де Ришелье, кардинала-архиепископа Лионского, примаса Галлии, который, не дрогнув, лечил больных чумой в своей провинции, отказаться от поездок в Париж даже тогда, когда его призывали туда важные дела, связанные с религией».
(Эмиль Мань Повседневная жизнь в эпоху Людовика XIII)
Только в XIX веке во Франции произошел сдвиг в деле «сортиростроения» - появляются кабинки с короткими дверями, откуда всегда торчали чьи-то ноги. Стояли они не где-нибудь в тенечке, а на тротуарах главных улиц. Но в Латинском квартале Парижа еще в конце XIX века нечистоты просто пускали течь по улицам - там до сих пор в середине каждой улицы есть такая характерная ложбинка. Тогда дамам самое главное было - чтобы туда не попал подол платья...
Также, несмотря на столь полно данное описание Парижа, у некоторых возникли сомнения в адекватности описания. Например теми, кто все же в какой-то степени усомнился в описанной глобальной парижской грязи, было замечено, что я ничего не написал об уборках улиц: «ведь не может такого быть, чтобы в Париже совсем не было дворников!»
Да были, конечно. И даже глобальные чистки города устраивались, и медали по этим поводам чеканились. Оба раза:-) Хотя Вебер утверждает, что профессия мусорщика появилась только в XVIII веке, уборки проводились и до того. Вот что по поводу стандартных уборок улиц пишет французский историк Эмиль Мань:
«Перед зданиями появляются лакеи и горничные. Вооружившись метлами, они сбрасывают в канавы-ручьи (протекающие где с двух сторон, где только посередине улицы) скопившиеся на тротуарах-берегах отбросы и объедки, облив их перед тем несколькими ведрами воды. Вдали звонит колокольчик. А вот и мусорщики с их тачками. В качестве кортежа при них выступают "подбиральщки" - черные, как дьяволы: при помощи лопат и метел они "снимают пенки", то есть собирают с поверхности накопившейся грязи все, что могут. После их ухода обнажается нижний, неискоренимый слой. И зловоние усиливается, потому что грязь разворошили. Тем не менее туалет улиц считается законченным».
(Эмиль Мань Повседневная жизнь в эпоху Людовика XIII)
Так что бороться с грязью - что с дворниками, что без - было бесполезно. А куда же вывозили дворники то дерьмо, которое им все же худо-бедно удалось собрать? На это нам ответит Юджин Вебер: «С 1781 года Монфокон, расположенный на северо-востоке Парижа был единственной городской свалкой. Прежде там стояли виселицы, и трупы преступников разлагались вместе с дохлым зверьем среди вздымавшихся все выше гор мусора. С навозной вонью мешалась вонь гниющих туш, которые привозили со скотобоен».
Просуществовала она долго:
«К 1840 году здесь образовался громадный пятиметровый пласт из жирных белых червей, питавшихся неиссякающими потоками крови. Червей продавали рыбакам, а процесс естественного гниения превратил Монфокон в огромный смердящий пруд. Большая часть этого месива просачивалась в землю, оттуда - в колодцы северной части Парижа, ветер же разносил зловоние по всему городу».
(Eugene Veber, “From Ordure to Order” The New Republic, July 1, 1991)
Вот описание парижанки Frederique Krupa, автора исследований по очистке города:
«Начиная с древних времен, основное правило для относительно парижского мусора было одно - «tout-a-la-rue» (все на улицу), включая домашние отбросы, мочу, фекалии и даже выкидыши. То, что покрупнее, часто бросались на «ничейную землю» за городские стены или в Сену. ... Съедобное дерьмо потреблялось свиньями и дикими собаками, а остальное - микроорганизмами. Запах гниения был ужасен, но не только из него складывались парижские ароматы».
(Paris: Urban Sanitation before the 20th century by Frederique Krupa http://www.translucency.com/frede/parisproject/)
Все это «средневековье» закончилось не так давно. Очередной указ о запрете выливания помоев из окон вышел в 1780 году, но судебные архивы еще 1840-х годов содержат немало дел о привлечении к ответственности домовладельцев и слуг за опорожнение ночных горшков из окон верхних этажей. В тянувшиеся вдоль улиц сточные канавы кроме испражнений и мусора также выбрасывали и трупы недоношенных младенцев. Еще в конце XIX века префекты издавали циркуляр за циркуляром, предписывавшие обязательное захоронение мертвого плода.
Трупы взрослых либо сбрасывали в ямы на Кладбище Невинных, либо хоронили в церквях. Последний вид похорон в Бургундии вызвал протесты Жаре (XVIIIв.), врача из Дижона, который в ярких красках описывал весь ужас такого обычая погребения мертвых, указывая на огромные опасности для населения, т.к. земля и воздух отравлялись трупами погребенных. Но мнение врача никого не интересовало - люди настолько привыкли к дурному запаху, что просто не чувствовали его.
Такая окружающая среда явилась источником вдохновения не только для уже упомянутого выше Зюскинда, но и для знаменитого писателя позапрошлого века Гюстава Флобера (которому принадлежит знаменитое выражение «башня из слоновой кости», ставшее своеобразным символом уединенной жизни художника). «Забастовка золотарей вдохновила Флобера на создание оды в характерном для той эпохи натуралистическом стиле. Начиналась ода с «Хора какающих», а заканчивалась извержением выгребных ям - Париж оказывался погребенным под слоем нечистот, «как Геркуланум под лавой».
(Юджин Вебер. От грязи — к порядку http://www.znanie-sila.ru/online/issue_1569.html)**
Англия
Лондон не сильно отличался от Парижа. У англичан в «приличных» домах содержимое ночных горшков выливалось в камины. Не возбранялось и попросту мочиться в пылающий огонь. Пованивало, конечно, но зато в огне погибали зловредные бациллы. В начале XIV века в королевском дворе Лондона была устроена, рядом с банкетным залом, «частная комната», ее можно увидеть и сегодня. В этой комнате стоял стульчак, содержимое которого по покатому желобу скатывалось в расположенный под стеной замка ров с водой. Рвы, как известно, служили замкам защитой. Вскоре эти рвы превратились в источники бедствия.
Простые же люди, не владеющие каминами и «частными комнатами», также, как и по всей Европе, выливали продукты своей жизнедеятельности из окон. Разница была только в том, что власти, не полагаясь на сознательность граждан, не выпускали, как в Париже, заведомо неисполняемые указы, запрещающие выливать дерьмо на головы соседям, а учредили специальных городских сторожей. Одной из главных забот этих сторожей было предупреждение ночных прохожих об опасности. Сторож был обязан следить за окнами второго этажа, и если оттуда показывалась рука с горшком, то страж порядка кричал, предупреждая прохожего. Введена эта должность была первоначально указом английского короля, так как по по тогдашним устоям морали не было ничего более обидного, чем попасть под выплеск ночной вазы или помоев. А для горожан это был неплохой спорт, так как не было более веселого занятия, чем окатить говном вельможу познатнее. При этом вломиться тут же, по горячим следам, в дом обидчика было нельзя. Правда вламывались, и закалывали кинжалами - но тогда и сами подвергались судебному преследованию. В общем в городе оказалось проще ввести ночного смотрителя, чем изменить мораль и построить закрытую канализацию. На стороне такой морали стояла инквизиция, так как все происходившее ночью считалось кознями Дьявола. И признаться что тебя облили - позор, так еще и горожанин всегда мог сказать что это не он плеснул на графа, а нечистый.
Говно текло по улицам и переулкам, а воду брали в основном из колодцев - естественно, для питья и приготовления пищи. Заметьте - в итоге это была одна и та же вода. Грязная вода просачивалась в подземные водоносные горизонты, отравляя колодцы. Поэтому так и получалось, что вода оказывалась средой переноса всякой дряни. Когда эпидемии чумы и холеры унесли больше жизней, чем многочисленные войны, постепенно пришло осознание того, что чистое белье и тщательное мытье тела - лучшие предохранительные средства от повальных болезней.
Английский парламент даже издал в XVII в. специальный билль о постройке бань, прачечных и об удешевлении стоимости воды. И опять скажем спасибо инквизиции - человек не мог уединится для принятия водных процедур под страхом обвинения в колдовстве, а такие обвинения чреваты были костром. А бани (ею же, церковью) были признаны безнравственными. Поэтому, несмотря на билль о банях, еще в конце XVIII века по Лондону ходила реплика одной знатной дамы, которой во время ужина сделали замечание по поводу ее грязных рук, на что она возмущенно парировала: «И это вы называете грязью? Видели бы вы мои ноги!» Только к середине XIX века уход за телом постепенно становился правилом приличия.
Тогда же появляются зачатки канализации и унитазы (как тот, голландский фаянсовый, XIX века, в «квартире» Шерлока Холмса на Бейкер Стрит). Бывало, случались казусы - иногда унитазы делали такими красивыми, что гости с непривычки принимали их за супницы, как и расписные ночные горшки раньше. До того же времени, например в английских пабах высокого класса (для эсквайров и джентльменов), стулья всегда были с дырой по центру и горшком внутри. Вплоть до середины XIX века окна английского парламента практически никогда не открывались, потому что они выходили на Темзу, куда стекали все городские нечистоты. А даже просто постоять возле Темзы, игравшей таким образом роль главного коллектора городской канализации, было испытанием не для слабонервных.
В домах от вони было, конечно, также не спрятаться, как окна не завешивай. Эразм Роттердамский еще в начале ХVI в. писал об Англии: «Все полы здесь из глины и покрыты болотным камышом, причем эту подстилку так редко обновляют, что нижний слой нередко лежит не менее 20 лет. Он пропитан слюной, экскрементами, мочой людей и собак, пролитым пивом, смешан с объедками рыбы и другой дрянью. Когда меняется погода, от полов поднимается такой запах, какой, никак не может быть полезен для здоровья».
Германия
С канализацией дела обстояли так же, как и повсюду в Европе. В богатых домах Германии рыли ямы для нечистот под домами. «История сохранила печальный случай, имевший место в 1183 году в Эрфуртском замке, где рыцари утонули в нечистотах. Под императором Фридрихом и его рыцарями провалился пол большого зала, и все попадали с 12-метровой высоты в выгребную яму и многие потонули, сами понимаете в чем» (А. И. Липков). За последующие триста лет ничего, естественно, не изменилось, и император Фридрих III чуть было не повторил судьбу своего незадачливого предка: «Еще в конце XV века жители города Рейтлинга уговаривали императора Фридриха III (1440 – 1493) не приезжать к ним, однако он не послушался совета и едва не погиб в грязи вместе с лошадью…». (А.Л. Ястребицкая. Западная Европа XI – XIII веков. – М., 1978. – С. 53.)
Это была общая проблема городов, куда новые жители из окружающих деревень переселялись вместе с домашним скотом и птицей – гуси, утки, свиньи бродили по улицам и площадям, загрязняя их экскрементами. По деревенской привычке мусор и экскременты из домов выбрасывали на улицу. Смрад стоял в воздухе, говно и грязь мутными потоками неслись по улицам, и проехать на телеге, не застрянув в дерьме, подобно Фридриху, было ох как не просто даже местному крестьянину. «На перекрестках обычно набрасывали большие камни или бревна на ширину шага - чтобы можно было перескочить через улицу как через широкий ручей. Но часто и этого оказывалось недостаточно...» (К.А. Иванов. Средневековый город и его обитатели. – СПб., 1915. – С. 12.)
Улицы утопали в грязи и дерьме настолько, что в распутицу не было никакой возможности по ним пройти. Именно тогда, согласно дошедшим до нас летописям, во многих немецких городах появились ходули, «весенняя обувь» горожанина, без которых передвигаться по улицам было просто невозможно. Германская мода на ходули, с помощью которых только и можно было перемещаться по засранным улицам, распространилась так широко, что во Франции и в Бельгии в средние века даже проводились состязания на ходулях между двумя лагерями, на которые разделялись жители. История Фридриха, чуть не утонувшего в нечистотах вместе с увязшей в них лошадью, не могла бы случиться в Нюрнберге – самом крупном и «благоустроенном» городе Германии того времени, где магистрат в ХIV веке в целях «очищения воздуха» решил запретить горожанам держать свиней на улицах. Как думаете, где их после этого указа в таком случае держали?
В германских замках иногда все же делали сортиры даже со сливом. Например в замке Бург Эльц в средние века туалет находился в круглой боковой башне. Наверху во время дождей собиралась вода, потом открывалась заслонка, и все смывалось. Но вот в засушливый год...
Вонь от городских речек стояла невыносимая, находиться рядом было невозможно, и названия таких речек от французских не отличались. Во Франции - «Дерьмовка», в Германии - «Вонючка».
Только в 1889 году было организовано «Немецкое общество народных бань» с девизом: «Каждому немцу баня - каждую неделю». Энтузиастов чистоты не особенно поддерживали, и к началу Первой мировой войны на всю Германию было только 224 бани, зато в центре Берлина еще существовали общественные выгоны для скота.
Испания
Можно долго не писать - достаточно заглянуть на туристический сайт:
«Испания: Мадрид. Город имеет свою темную сторону, если пройтись по старым кварталам можно представить себе каким он был в средневековье, тяжелый запах до сих пор на его извилистых улицах, наверно не даром его когда то называли самой мрачной и грязной европейской столицей»
(http://www.travel-club.com.ua/doc/7703.html).
То есть в Мадриде было еще «веселей», чем в Лондоне и Париже. Как говорится, комментарии излишни.
Мадрид был маленьким городишком, где, как и по всей Европе, ночные горшки привычно выливались прямо на улицу. Но хотя Мадрид по части выливания помоев, которые текли по мостовой, вызывая зловоние и заразу, ничем не отличался от Лондона и Парижа, все же интересно отметить разницу в регулировании этого обычая. Если в Париже выпускали указы о предупреждении зазевавшихся прохожих, в Лондоне ставили сторожей, то в Мадриде издавна были отведен специальный час, когда королевским указом появляться на улицах было запрещено, поскольку в данный час на городские улицы выливали помои.
Позже у испанцев с выливанием нечистот возникли известные проблемы - в XVI веке на окна в Мадриде стали ставить решетки. Избавляться от дерьма при решетке на окне не слишком удобно, если живешь не на первом этаже. Ведь спускаться часто, чтобы выплеснуть горшок через дверь всем было, понятно, лень. Неужели власти озаботились чистотой и таким образом боролись с выливальщиками? Нет, конечно - выливать то, кроме как на улицу, все равно было некуда. Горшки просто стали выносить немного реже, улицы от этого чище не стали, а в домах аромата еще прибавилось. В чем же был смысл? Этот загадочный вопрос о решетках даже часто входит в викторины «Что? Где? Когда?». Вот в таком виде:
Вопрос: При Филиппе II на окна в Мадриде стали ставить решетки. Этот обычай пришел от арабов – таким способом они отучали испанцев... Что делать?
Правильный ответ: Входить в дом через окно – так было принято в Европе, и окна первого этажа были низкими.
(http://db.chgk.info/cgi-bin/db.cgi?tour=ukbr01sh.2)
Почему именно арабы стали прививать испанцам «приличные манеры», и почему именно испанцам, коль вообще «входить через окно было принято в Европе» - об этом «знатоков» никто не спрашивает. Самим же знатокам обычно сперва приходит в голову другой ответ: «лазать к женщинам»
Ну да, Испания, серенады... Впрочем, если ты замечаешь, что на тебя сейчас выльют помои те соседи этажом выше, которые почему-то от твоих полуночных серенад никак не в восторге, то, чтобы избежать такой неприятности на узкой улице, действительно лучше прервать песнопения и заскочить в окошко побыстрее. Заодно и повод для оправдания перед Дамой за невежливый визит. Не даст же Дама так опозориться незадачливому Кавалеру.
Но мы все же можем предположить, что «знатоки», как обычно, ошибаются и мифические арабы здесь не при чем, поскольку трудности с выливанием нечистот испанцам были созданы указом короля Филиппа II (исп. Felipe II, 1527—1598). А этот монарх, как известно, любил две вещи - свою библиотеку и решетки. Королевская библиотека, или как называл ее тогдашний папа Римский - «собрание запрещенных наук», была предметом особой гордости монарха. Король Филипп, как и его предшественники, ревностно искореняли всяческую ересь (в переводе с церковного - грабил подданных). Но, конфискуя имущество еретиков, книги не сжигал, а собирал у себя во дворце, где один из монахов заведовал библиотекой. Одних только арабских и еврейских рукописей (собранных после массовых казней морисков, мавров, марранов) насчитывалось более пяти тысяч томов (там, кстати, и была обнаружена книга сирийского эмира Усамы, процитированная выше). Ну а на решетках король был просто помешан.
Кумиром короля был св. Лаврентий*(см. прим) - раннехристианский мученик, по христианской легенде сожженный римлянами на решетке-жаровне. Жестокий фанатик, царствование которого было золотым веком для инквизиции, Филипп II решил построить монастырь, который одновременно служил бы и королевским дворцом (король хотел жить в окружении монахов, а не придворных). Так возник Эскориал - огромное сооружение, построенное и разделенное в виде гигантской решетки. Как пишут историки, «в строгой геометрии плана отчетливо заметно «решетчатое» начало – дань уважения страданиям св. Лаврентия на раскаленной решетке и одновременно репрезентация «идеальной» структуры государства Филиппа II, защитника веры и союзника Церкви».
Монастырь-дворец Эскориал был построен так, чтобы набожный католический король, один из самых жутких мучителей в истории человечества, имел возможность видеть главный алтарь церкви прямо со своего ложа. Королевские покои, примыкающие к восточному приделу церкви, как бы «выпирают» из основной части ансамбля, размер у них меньше, чем у основного прямоугольника, поэтому их называют «рукоятью» решетки Святого Лаврентия. Увековечив таким образом память «гриль-мученика», фанатично религиозный король решил, что этого недостаточно для памяти Святого, и дополнительно повелел закрыть решетками окна всего Мадрида.
«Обрешетить» весь Мадрид король не успел, умерев в своем инвалидном кресле, а его наследники решетками не прониклись и даже отказались жить в королевских покоях Филиппа, не горя желанием всегда и непременно видеть перед собою главный алтарь и вечно помнить о поджаренном св. Лаврентии. Решетки в Мадриде ставить перестали (и куда только тотчас же подевались пресловутые культурные арабы?), а облегченно вздохнувшие горожане продолжили привычно выливать на улицу нечистоты.
Выливание помоев стало для горожан делом таким традиционным, что попытка весьма уважаемого в Испании короля Карла III (в XVIII веке!) запретить это любимое народное развлечение привела даже к волнениям и демонстрациям:
Как часто бывает, законодательные нововведения и попытки изменить устоявшиеся обычаи (в том числе привычку выливать помои на улицу) вызвали волну недовольства, кульминацией которой стала серия демонстраций протеста в Мадриде и ряде других провинций.
(Проект Эспаньола http://office.spain.ru/rus/espanola/kp/kp.php?did=3329)
Мыться после стольких лет христианских запретов Европа также научилась совсем недавно. Писатель Владимир Набоков вспоминает в своем мемуарном романе «Другие берега», что его спасением во время путешествий по Англии, Германии и Франции в 20-30-е годы XX века была резиновая походная ванна, которую он повсюду возил с собой. Ванные комнаты в Западной Европе - это в значительной мере достижение уже послевоенного времени.