воскресенье, 5 мая 2019 г.

Объедки со стола Второй мировой войны

Как говорит в своих выступлениях индийская активистка фермерского движения Вандана Шива, «мы до сих пор доедаем объедки со стола Второй мировой войны». И она права — без войны и связанных с ней открытий мы не досчитались бы двоих из каждых пяти людей, живущих сегодня на Земле.

Великий поворотный момент в новейшей истории выращивания питательных растений и, как следствие, поворотный момент в индустриализации нашего питания можно датировать с точностью до дня. Этот поворот произошел в тот день 1947 года, когда огромный завод по производству боеприпасов в Масл-Шолсе (Muscle Shoals), штат Алабама, переключился на изготовление химических удобрений.

После войны правительство США столкнулось с огромным избытком нитрата аммония, основного ингредиента взрывчатых веществ. Но тот же нитрат аммония (аммиачная селитра) оказался отличным источником азота для растений. Поначалу избытки этого химического вещества использовали для опрыскивания лесов с целью помочь развитию американской лесозаготовительной отрасли. Но потом агрономы в Министерстве сельского хозяйства США нашли аммиачной селитре лучшее применение и стали распространять ее по сельскохозяйственным районам в качестве удобрения.

Развертывание производства химических удобрений (а наряду с ними и пестицидов, которые делались из ядовитых газов, разработанных когда-то для боевого применения) стало результатом усилий правительства США по переводу военной машины на мирные рельсы.

Открытие возможности искусственного синтеза азотосодержащих соединений изменило всё. И речь здесь не только о кукурузе, кукурузоводческих фермах или системе питания. Это открытие изменило все течение жизни на нашей планете! Хорошо известно, что земная жизнь зависит от азота; атомы азота – это строительные блоки, из которых природа собирает аминокислоты, белки и нуклеиновые кислоты. С помощью соединений азота передается генетическая информация; можно сказать, что инструкции о продолжении жизни на Земле написаны азотными чернилами. (Именно поэтому ученые говорят об азоте как об элементе, обеспечивающем качество жизни, тогда как углерод обеспечивает ее количественные показатели.)

Запас усвояемого азота на Земле ограничен. Несмотря на то что атмосфера Земли на 80% состоит из азота, все его атомы разбиты на тесные пары молекул N2, не вступают во взаимодействие с другими атомами и, следовательно, бесполезны для поддержания жизни. Не случайно немецкий химик Юстус фон Либих говорил, что атмосферный азот «равнодушен ко всем другим веществам». Для того чтобы азот стал полезен для растений и животных, его неразлучные атомы нужно разделить, а затем присоединить их к атомам водорода. Химики называют процесс заимствования атомов азота из атмосферы и их объединения в молекулы, полезные для живых существ, «фиксацией».

Только в 1909 году немецкий химик еврейского происхождения Фриц Габер понял, как фиксировать атмосферный азот. До того времени весь полезный азот на Земле либо связывался почвенными бактериями, живущими на корнях бобовых растений (например, гороха, люцерны или акации), либо, реже, образовывался при ударе молнии, в результате которого мизерная часть азота в воздухе фиксировалась и выпадала на землю небольшим благодатным дождем. До изобретения Фрица Габера все живое, что могла прокормить Земля (в частности, давать урожаи сельскохозяйственных культур, и как следствие, поддерживать численность населения), было ограничено тем количеством азота, какое могли зафиксировать бактерии и молнии.

К 1900 году европейские ученые поняли, что если не удастся найти способ связывать природный азот, то человеческую популяцию вскоре ждет очень болезненная остановка роста.

Именно поэтому не кажется преувеличением утверждение Смила, что процесс фиксации азота, так называемый процесс Габера – Боша (Карл Бош коммерциализировал идею Габера), является наиболее важным изобретением ХХ века. По оценке Смила, если бы не изобретение Фрица Габера, то мы не досчитались бы двоих из каждых пяти людей, живущих сегодня на Земле. Мы легко можем представить себе мир без компьютеров или электричества, отмечает Смил, но без синтетических удобрений миллиарды людей просто никогда бы не родились на свет. Похоже, когда Габер дал нам возможность фиксировать азот, люди заключили с природой нечто вроде фаустовской сделки…

Фриц Габер? Имя это не очень известно. Я, например, никогда не слышал о нем, несмотря на то что Габеру в 1920 году была вручена Нобелевская премия по химии – «за синтез аммиака из составляющих его элементов» (читай – за повышение стандартов сельского хозяйства и благосостояния человечества).

Во время Первой мировой войны Габер работал на немецкую армию, и его химические исследования поддерживали надежды Германии на победу. После того как Британия перекрыла поставки в Германию нитратов из Чили (а они были важным компонентом в производстве взрывчатых веществ), технологии, созданные Габером, позволили немцам продолжать делать бомбы из синтетического нитрата аммония. Позже, когда германская армия погрязла в окопах Франции, Габер снова поставил свой гений химика на службу дьяволу: он разработал боевые отравляющие газы – аммиак, а затем хлор. (Позже он создал и еще один отравляющий газ, «Циклон Б», который при Гитлере использовался для убийства заключенных в концлагерях.) 22 апреля 1915 года, пишет Смил, Габер лично прибыл «на линию фронта, чтобы руководить первой газовой атакой в военной истории». «Триумфальное» возвращение ученого в Берлин несколько дней спустя обернулось трагедией: жена Габера, тоже химик, не вынесла того, что ее муж работает на войну, и застрелилась из офицерского пистолета Габера. В 1930-е годы Габер как еврей (хотя и принявший христианство) был вынужден бежать из нацистской Германии. Больной и подавленный, он умер в номере одной из гостиниц швейцарского Базеля в 1934 году.

История Габера воплощает в себе парадоксы современной науки, показывая, что наши манипуляции с природой являются обоюдоострым оружием, а один и тот же человек, одна и та же область знаний могут приносить как добро, так и зло. Габер дал миру и новый, жизненно важный источник плодородия, и невиданное до этого ужасное оружие.

Когда человечество научилось фиксировать азот, зависимость плодородия почвы от энергии Солнца сменилась новой зависимостью – от ископаемого топлива. Дело в том, что процесс Габера – Боша, то есть синтез аммиака из азота и водорода, происходит только при высоких температурах и давлениях и в присутствии катализатора. Создание высоких температур и давлений требует громадных объемов электроэнергии, а водород, который участвует в реакции, получают из нефти, угля или, как сегодня, из природного газа, то есть из ископаемого топлива. Правда, эти виды топлива также были созданы миллиарды лет назад благодаря Cолнцу, но они не являются возобновляемыми в том смысле, в каком бобовые снова и снова могут питаться солнечными лучами. (В природе азот фиксируют бактерии, живущие на корнях бобовых культур. Они «обменивают» крошечные капельки сахарного сиропа на азот, в котором нуждаются растения.)

Ферма освободилась от прежних биологических ограничений, ею стало возможно управлять на промышленных принципах, как фабрикой, которая преобразует исходный продукт – химические удобрения в конечный продукт – кукурузу. Теперь на ферме больше не нужно было генерировать и постоянно возобновлять ее собственное плодородие путем сохранения разнообразия видов, так что синтетические удобрения открыли путь к монокультуре. Фермер мог позволить себе заменить природные процессы эффективностью машины и экономичностью большой фабрики.

Когда-то возникновение сельского хозяйства назвали первым отпадением человека от его природного состояния. Изобретение искусственных удобрений, безусловно, заслуживает названия второго резкого отпадения человека от природы. Фиксация азота позволила пищевым цепям уйти от логики биологии и принять логику промышленности. Фигурально говоря, вместо того чтобы питаться исключительно солнечной энергией, человечество начало прихлебывать нефть.

Если суммировать всю энергию, которая требуется для производства удобрений, пестицидов, топлива для тракторов, сушки и транспортировки собранной кукурузы, то окажется, что на производство одного бушеля промышленной кукурузы требуется от одного до полутора литров нефти, или около 450 литров нефти на гектар площади, засеянной кукурузой (а по некоторым оценкам — еще намного больше). Иными словами, на производство одной калории пищи требуется больше одной калории, извлеченной из ископаемого топлива.

В общем, с точки зрения экономической эффективности промышленного производства очень плохо, что мы не умеем пить нефть напрямую…

Прошло менее ста лет после изобретения Габера, но оно уже полностью изменило экологию Земли. Более половины мировых поставок связанного азота в настоящее время осуществляется человеком. (Если только вы не выросли на органических продуктах питания, то большая часть того килограмма азота, который присутствует в вашем организме, была зафиксирована в процессе Габера – Боша.). Эффект от такого вмешательства может оказаться менее предсказуемым, но не менее важным, чем последствия глобального потепления, вызванного нарушением углеродного цикла. Поток синтетического азота удобряет не только фермы, но и леса и океаны, действуя в пользу одних видов (главные бенефициары – кукуруза и водоросли), но в ущерб бесчисленному множеству других.

Так, нитраты, которые Джордж Нейлор внес на свое кукурузном поле в Айове, уходят вниз по течению Миссисипи в Мексиканский залив, где наносят смертельный удар морской экосистеме. Поток азота стимулирует быстрый рост водорослей, а водоросли душат рыбу, создавая «гипоксическую», или мертвую, зону. Ее размер уже превысил площадь штата Нью-Джерси и продолжает расти. «Удобряя» мир, мы изменяем состав видов, обитающих на нашей планете.

Цитаты из книги «Дилемма всеядного», автор Поллан М.




Вери гуд бизнес!

Наши постоянные читатели знают, что на один и тот же расход в разных странах можно получить очень разный физический результат. Особенно дико с точки зрения получаемого результата выглядят расходы на армию и медицину США. Но уверен, что даже постоянные читатели будут впечатлены следующим примером из реальной жизни.

Маленькую 9-летнюю девочку в США укусила змея, вызвали врачей, отвезли в больницу, ввели противоядие… Обычная история. Как вы думаете, на какую сумму был выставлен медицинский счет? Пара сотен резаной? Пара тысяч?

Хе-хе, как вы наивны. 142 тысячи баксов! 9 с лихоем миллионов на наши рубли.

Из них, к примеру, 68 косарей была плата за четыре укола противоядием, а в 55 косарей обошелся сам по себе вызов медиков (потребовался вертолет).

Таким образом, один укус змеи принес в ВВП США столько же, сколько постройка не самого дешевого дома. А нашей России для получения аналогичного вклада в ВВП нужно экспортировать 2041 баррелей нефти, т.е. 271 тонну.

В общем, пример дает понимание, каким образом медицина принесла в ВВП США в прошлом году $3,7 трюлика резаной или, в среднем, $10.7K на каждого аборигена. При этом, если оценивать полученный результат, к примеру, из 36 стран ОЭСР смертность младенцев в США находится на 31-м месте (они шестые по худшести).

Зато 137 миллионов американцев сообщили, что в прошлом году испытали мощный «financial hardship» (это когда возникают проблемы с оплатой счетов или долгов) после того как пообщались с докторами. Подумаешь, мелочь для «самой богатой» страны (особенно если богатство измерять долговыми расписками).

PS. Самое понятное многим — это сравнить «производительность труда» американского и российского хирургов по ценнику на удаление аппендицита. Сразу станет понятно, откуда взялись сказки про «эффективность» американских работников.

У них там всё в стоимостных характеристиках определяется. И производительность труда долларами меряют. На том и статистика строится. То есть в данном случае не важно, помогли девочке или нет, важен не результат, а сколько денег вокруг этой темы прокручено.

Соответственно по статистике и выходит «самая высокая производительность труда в мире»


По квартирам Петербурга

Непонятно, зачем люди читают какого-нибудь Стивена Кинга, когда есть вот это:

В этой квартире помещается 26 чел. (25 муж., 1 жен.). Мужчины спят на нарах, устроенных около трех стен. Ширина нар равняется 201,5 аршин, а длина 2,75 арш. Следовательно, на каждого приходится приблизительно три четверти аршина ширины (приблизительно 53 см). Это пространство настолько мало, что спящие должны плотно лежать друг около друга, чтобы иметь возможность уместиться. И в таком положении должны спать 25 чел., утомленных тяжелым трудом! На каждого приходится около половины куб. и квадр. саж. Квартира содержится грязно. Стены и потолок носят следы сырости.

А вот еще:

Квартира помещается в первом этаже деревянного, грязно содержимого дома, состоит из двух комнат и кухни. Кухня разгорожена перегородкой, не доходящей до потолка, на столовую и кухню. Ход через кухню из сеней. Общее простое отхожее место на дворе. Воду носит дворник из водопровода, хранится в квартире в кадках. Стены и потолок носят следы сырости. В квартире шесть окон, из которых два выходят в коридор к отхожему месту. 

Освещение недостаточное. Две русских и одна круглая печь. Одна форточка и два вентилятора. В каждой комнате помещается по десяти человек. На каждого приходится половина кубической и половина квадратной сажени. В комнатах две кровати и нары. На каждой кровати спят по два человека, а на нарах приходится 15—18 вершков ширины на каждого. Вторая квартира отличается от первой тем, что расположена около отхожего места, к которому выходят окна. Следовательно, в эту квартиру могут беспрепятственно проникать миазмы и заражать комнатный воздух. Очевидно, домовладелец не мог найти у себя худшей квартиры для помещения своей артели.

Санкт-Петербург, культурная столица (а до революции — так и просто столица империи). Прекрасные дома, которые мы потеряли:

Огромное большинство одиноких петербургских рабочих спят вдвоем на одной кровати — это дико и странно должно показаться тому, кто привык видеть, что каждый взрослый имеет отдельную постель. Но в Петербург существует еще более удивительное явление, нежели полкровати — это полное отсутствие кроватей и спанье на рабочих инструментах.

«В означенных двух квартирах, говорит д-р Лещинский, занимаемых одним хозяином, помещается большая корзиночная мастерская одного хозяина, который пускает к себе кустарей — корзинщиков, платящих ему по 2р. 50к. с верстака, на котором спят, едят, работают и вообще проживают. Самый же верстак имеет всего 1,5 квадр. арш. Так как на нем невозможно улечься взрослому, то к такому верстаку приделывают из досок изголовье или просто придвигают другой маленький верстак. Рваное тряпье и полушубки, служащие постельными принадлежностями, хранятся на дощатых полатях, устроенных в самых мастерских, а равно и на русских печах».

Таким образом мы узнаем поразительный факт, что в Петербурге находятся люди, и по всей вероятности таких немало, которые принуждены жить на пространств 1,5 квад. арш, и среди них есть дети до двенадцати лет. Кажется, чего уж хуже полкровати и нар, а это оказывается еще худшим.

Цитаты по М.И. Покровская, «По подвалам, чердакам и угловым квартирам Петербурга», 1903 год.

Когда альтернативно одарённые начинают завывать про ужасы коммунальных квартир или хрущёвок, это верный признак того, что люди просто ничего не знают о жилищно-бытовых условиях подавляющего большинства населения России Которую Мы Потеряли, и о том, с каких стартовых условий начинали большевики.


Как царь Пётр российский флот разгромил

Ненаучная фантастика

Его Императорское Величество Пётр Алексеевич бушевали. Разбежавшаяся по углам перепуганная придворная челядь с ужасом наблюдала, как Пётр сломал любимую трость, которой любил поучать соратников, разбил вдребезги столовый сервиз на 120 персон, пнул любимого кота Ваську, бессвязно крича при этом непонятное:

— Это что же я на флагмане российский флот разгромил? И мне за эту викторию памятник воздвигли, твою ж мэрию-мать?! Ну, Зураб, ну погоди!!!

После чего Его Величество бухнулось в кресло и зарыдало горькими слезами. Обеспокоенные придворные послали за Александром Данилычем. Полудержавный властелин вошёл в залу, утирая жирные губы салфеткой. Его вытащили прямо от отлично запечённого гусика.

— Ты чего, мин херц? — Алексашка похлопал венценосного друга по плечу. — Шведа мы, чай прибили, Петербурх отстроили, осталось токмо Академию де сиянс учредить и всё, дело в шляпе, а мы в шоколаде.

— Да видал я твоего шведа в Питербурхе вместе с сиянсами, твою ж Нептуна бабушку! — Пётр, прекратив рыдать, вскочил и стал трясти Алексашку за отвороты роскошного камзола. — Ты, дурак, того не можешь понять, что я российский флот разгромил и мне за это памятник воздвигли. Рукотворный, туды-сюды швартовы на шею намотать и якорь ему в печёнку, Зурабке этому!!! Руки бы ему выдернуть и в задницу засунуть!

Меньшиков в ужасе подумал: «Ну всё, сливай бражку, туши свечку! Не иначе как в нашего Петра Лексеича нэзалежный Петро Олексійович вселился. То-то мне сегодня всю ночь жареный поросёнок с хреном снился. Ой, что будет, что будет?! У-у, попаданец проклятый, припекло тебя видать после выборов, решил к нам сбежать? Надо срочно за митрополитом посылать, дабы он изгнал этого укробеса». Вслух же Александр Данилыч пролепетал:

— Ты, это, мин херц, ты не волнуйся. Может тебе валерьяночки накапать?

— Иди ты с валерьянкой, знаешь куда!.. Я тебе что кот драный что ли?

— Знаю, знаю и куда идти и что ты не кот! — Данилыч аккуратно высвободился из петровского захвата, подумав при этом: «А ведь кот, истинный крест, кот натуральный!»

— Ты, мин херц, с чего это взял, что ты наш флот разгромил?

— Вот, гляди, любуйся, — Пётр сунул в руки Данилычу цветную картинку:



— И что это, мин херц, за непотребство? На колонне корабль, на корабле мужик, у мужика свиток.

— Дурак ты, Алексашка, как есть дурак! Сие есть памятник «В ознаменование 300-летия российского флота» работы скульптора Зураба Церетели. Воздвигнут в 1997 году по заказу Правительства Москвы на искусственном острове, насыпанном у разделения Москвы-реки и Водоотводного канала. А мужик это я собственной персоной и высотой аж в 46 футов.

— Ну ты у нас мущщина видный, — хмыкнул Данилыч, внимательно разглядывая вторую картинку:



— Я только не понял, а чтой-то ты, Твоё Величество, извиняюсь, без порток? Чай у нас не Италия, а Москва хоть и Рим, да токмо третий.

— А это, Алексашка, такова трактовка моего образа, кою узрел в творческих муках, ядрить его штихелем, Зурабка-скульптор.

— Трактовка без порток?

— Типа того!

— И стоило разоряться?! Без порток даже удобнее. Ежели по феминам.

— Да причём тут бабы! Андреевский флаг на корме видишь?

— Ну, вижу! А, это вроде ты на своём флагмане, что ли?

— Ну, да! А внизу что видишь? — и Пётр сунул в руки Меньшикову следующую картинку.



— Корабельные носы с андреевскими флагами вижу. Ну и к чему это непотребство? С носами?

— Ой, темнота московская! Это не носы, а ростры! На латинском наречии.

— Я, мин херц, университетов не кончал, — обиженно шмыгнул носом Данилыч. — Это ты у нас по заграницам известный ходок. И окно в Европу ты тоже рубил, я только рядом стоял. Ну не носы, а ростры, так что же? Из-за этого надо сервизы бить и кота Ваську лупить? Да хоть Коза, понимаешь, Ностра, что с того?!

— А то, дурья твоя башка, что нострами, снятыми с трофейных кораблей ещё древние римляне свою трибуну на Форуме украшали. С трофейных, московский ты валенок, а Зурабка на каждом ростре андреевский флаг водрузил. Вот и получается, что я вроде как собственный флот разгромил, поелику колонна, на которой я с флагманом стою, рострами наших же кораблей украшена.

— А-а, тогда понятно, что ты так разъярился! Плюнь и разотри, мин херц. Сам знаешь, москвичи, они такие москвичи. Лучше глянь-ка на эту кралю. — Данилыч вытащил из отворота камзола картинку и протянул Петру:



— Это что за чудо-юдо с грудями?

— А это, мин херц, то ли шведская, то ли датская русалка. Импортная, одним словом.

— Откель таковая?

— Из славного града Петра! Имеет место быть на стрелке Васильевского острова. Их там несколько на двух ростральных колоннах, кои сооружены будут в 1810 году по проекту французского архитектора Тома де Томона. Вот изволь глянуть, — Меньшиков подал Петру новую картинку:



— Да, изрядное художество, — протянул Пётр, разглядывая изображение на бумаге.

— А то, — хмыкнул Данилыч. — Чай, мои преемники не лаптём щи хлебали! Вот глянь ещё на викинга.



— Видишь, мин херц, всё не так уж и плохо. Пойдём-ка лучше накатим по чарке-другой.

Успокоенный император и его верный собутыльник вышли из зала. Придворная челядь с облегчением выползла из углов. Кот Василий сидел под столом и сумрачно смотрел на лежащую перед ним картинку:



— Ну да, слева — нормальный трофейный ростр. Тут тебе и эмболон, сиречь таран в виде стилизованного трезубца, который располагался ниже ватерлинии. А над ним малый таран — проэмболон, который имел обычно форму бараньей, свиной или крокодильей головы. У нас — крокодилья башка. Не иначе от той крокодилы, которая по Питеру ходила. А чо, всё сходится, как там Аркашка Северный будет петь:

По Питеру ходила
большая крокодила,
и эта крокодила
зелёная была.

А что мы имеем справа? А справа мы имеем церетелевское непотребство в виде ростров с андреевскими флагами. Что трудно было вместо косого прямой крест изобразить? Андреевские флаги тогда превратились бы в шведские и всё встало бы на свои места: «Ура! Мы ломим, гнутся шведы!»

Да, а славно мы вчера на Лукоморском Перекрёстке Миров под дубом с Учёным Котом и Фелискетом на троих валерьяночки сообразили под малосольную сёмгу… — Василий свернулся клубком и в полудрёме закончил свою мысль. — А всё-таки подсунуть герру Питеру фотки церетелевского монстра отнюдь не плодотворная дебютная идея! Чуть ведь не зашиб, зараза! Ладно Фелискет Данилычу вовремя свои питерские фотки сунул».

Фелискет


Мастера мимикрии украинского политикума

Ветер перемен...



"День Победы - прекрасный праздник. Никто не собирался его отменять" - Алексей Гончаренко, призывавший к расправам над половиной населения страны за ношение георгиевской ленты, вдруг резко прямо сейчас в мае 2019 года полюбил День Победы.

Выступление Гончаренко на 112 канале 3 мая


Лешенька ищет куда в очередной раз переметнутся. Тётенька в зале позади Лешеньки, кивает головой, дескать вот Леша, дело говорит! У них же память как у золотой рыбки.


А вот Олежка Ляшко 9 мая депутат Рады собирается провести "украинский "Бессмертный полк"". Зовет всех: карателей Донбасса, ветеранов УПА, прочих "патриотов".






Первомайская монстрация

Если вы ещё не знаете, что такое «Монстрация», то этот пост вам может показаться особенно интересным и познавательным.



Итак, «Монстрация» – это необычное креативное, преимущественно молодёжное явление, которое зародилось в неформальном сердце Сибири – Новосибирске 15 лет назад (юбилей, кстати!)



Один из основных авторов-вдохновителей «Монстрации» Артём Лоскутов так описывает «Монстрацию»: «Монстрация» проходит каждый год 1 мая. Нам не нравились скучные официальные мероприятия, которые традиционно проводили в этот день, и мы решили замутить что-то весёлое и креативное. Слово «демонстрация» нам изначально не нравилось, так как оно начинается с отрицательной частички «де» (демонтаж, декоммунизация), поэтому мы решили остановиться на варианте названия – «Монстрация». «Монстрация» – это массовая арт-акция или перфоманс в форме демонстрации, с абсурдными и аполитичными лозунгами и транспарантами, содержащими скрытый подсмысл или наоборот – подчёркнуто бессмысленные…»













С 2004 года «Монстрация» каждый год проводится в Новосибирске (кстати, третий город России по численности населения!). Первое время участники этой акции-флешмоба пристраивались в хвосте официальной первомайской демонстрации, однако через несколько лет количество людей, пришедших на «Монстрацию», стало превышать число участников официальной демонстрации, поэтому с 2010 года «Монстрации» стали проходить в формате отдельного мероприятия.





Почти сразу же после «легализации» власти стали пытаться бороться и с самой «Монстрацией», и с её организаторами. Так, маршрут шествия власти регулярно отказывались согласовывать. Самого Артёма Лоскутова в 2009 году арестовали сотрудники Центра «Э» (противодействие экстремизму), и во время задержания нашли у него марихуану (какое удивительное совпадение 😉😆 ) – Лоскутов отсидел месяц, потом был освобождён под «подписку о невыезде», в итоге приговорён к штрафу в 20 тысяч рублей. На следующий год против Артёма возбудили уголовное дело по обвинению в оскорблении представителя власти (статья 319 УК РФ; информация о приговоре отсутствует). В 2012 году Артёма Лоскутова оштрафовали за оскорбление чувств верующих…







Говорят, что Артём Лоскутов (прим.: на фото выше – чувак в очках) – это довольно неоднозначная фигура с неоднозначными взглядами. Наверное, другой человек и не смог бы придумать и реализовать идею «Монстрации». С другой стороны, надо понимать, что при определённом желании власти могут практически любому человеку сделать насколько угодно «неоднозначную репутацию»… Но, не будем больше сегодня о грустном – тяга к «всёзапрещательству» у наших чиновников и «держиморд» в крови и общеизвестна, нет смысла сейчас ещё раз обсуждать это.









zsbooka (9).jpg











В какой-то момент новосибирская «Монстрация» получила известность в стране и аналогичные акции стали проводиться в других городах. Как и в Новосибирске, не везде власти обрадовались инициативе «снизу», но в некоторых городах нашлись и адекватные чиновники…











Как правило, каждая «Монстрация» имеет какой-то стартовый главный лозунг. Например, имели место следующие «Монстрации»: «Монстрация за мократию!», «Ы-ы-ыть!», «Все свободны!», «Кто здесь?», «1984: можем повторить!», «Ад наш!», «Здесь вам не Москва!», «За вами будущее, отойдите!», «Прокси, Господи!», «Ходют тут всякие!», «Мы серьёзно!», «Севернее Кореи!», «Олени даже подумать не могут!», «Лучше бы работать шли!», «Нет лозунга понятнее, чем этот!», «Вперёд в тёмное прошлое!», «Улыбни свой улыбальник!»... Однако лозунг этот устроители стараются до дня проведении «Монстрации» не оглашать, чтобы он был для всех сюрпризом. Плакаты люди могут писать на совершенно любые темы, ограниченные только собственным воображением.









«Монстрация» – это добрый праздник юмора. Мне его идея очень нравится. Раздражает только, что власти и здесь нашли повод с чем-то бороться…

















zsbooka (27).jpg













































Ну как вам «Монстрация»?