воскресенье, 28 января 2018 г.

Железобетонная логика

Велик и могуч укринский язык...

Ку-ку, есть кто дома?

ПАСЕ потребовалаот  Росиии прекратить финансирование вооруженных формирований в Донецке и Луганске. 🇷🇺
Не вступая в пререкания, Россия прекратила финансирование ПАСЕ🇪🇺

Плохи дела у шумеров: древнейшие существа находятся под угрозой исчезновения

Скоро, совсем скоро «гиднюки» будут отмечать четвертую годовщину захвата власти путем вооруженного государственного переворота. Профессиональные плакальщики будут взывать к убиенной самими же переворотчиками «небесной сотне», которая, глядя на все «здобуткы майдана», давно в гробах, недоумевая, за что стояли и за что полегли на поле майданной брани.

На днях исполняется ровно четыре года, как с поста премьер-министра Украины ушел Николай Азаров. «Гиднюки», находящиеся у власти больше времени, нежели он руководил правительством, прос*рали всё и вся, загнав некогда подающую надежды страну в тупик. Четыре года рогули, захватившие власть, ведут Украину по пути, на котором нет никого - ни впереди, ни сзади, даже не пытаясь отыскать выход из сложившейся ситуации.

Молчат и «неполживые» украинские СМИ, которые, помнится, объявляли тогдашнего премьер-министра Николая Азарова «врагом народа», пребывая в состоянии постоянного поиска искусственных поводов с целью «придолбаться» к работе правительства.

«Вспоминаю, как издевались продажные журналисты лживых киевских каналов над моей работой по стабилизации цен, как ехидничали над тем, что я занимался ценами на овощи (вспомните их «ерничание» по поводу капусты?), мясо, молоко… И вот переворот, все пошло прахом, и стоимость молока (вернее того, что у нас еще почему-то называется молоком) в Украине сейчас стала выше, чем, например, в Испании. Вдумайтесь, в засушливой, малоплодородной Испании молоко дешевле, чем в Украине! При чем здесь «война», «агрессия России»? Все это – отговорки! Просто у власти мародеры и воры, которые ничего не умеют и не могут делать. Вот и все. А люди уже вынуждены покупать морковку и свеклу поштучно. Почему же сейчас журнашлюхи над этим не ехидничают, все мне капусту вспоминают? Пусть вспоминают, может быть, у кого-то в голове просветлеет, что надо делать», - отмечает Николай Азаров.
 
Увы, теперь и капуста, и морковка, и свекла стали кулинарной роскошью для среднестатистического украинского обывателя. Но просветление почему-то затормозилось: многие до сих пор не могут сдвинуть с черепных коробок плотно закрепившиеся кастрюли, звон которых периодически слышится во всех уголках Украины. Но зачастую звенят они не от осознания того, что натворили четыре года назад, а от того, что, оказывается, при правительстве Николая Азарова жилось в десятки раз лучше, но принять эту аксиому кастрюлеголовые не в состоянии: «гиднисть» не позволяет.

Хотя, чего греха таить, упомянутая «гиднисть» уже находится на грани фола и исчезновения: медицинская реформа, проводимая на Украине, поставила перед собой очевидную цель: меньше народа – больше кислорода! Именно под таким девизом действует страшная, как атомная война «здравоохранительная министерка» Ульяна Супрун. Только за последние два года из Украины уехали на заработки более 66 тысяч врачей. Вдумайтесь в эту цифру!

«Это не только больницы и поликлиники без врачей сейчас, но и без перспективы в будущем. Ведь уезжают самые опытные, самые знающие, которые могут найти себе работу за рубежом. От кого будут перенимать этот опыт молодые специалисты? Да, и что такое 66 тысяч врачей? Это примерно 10 лет работы всех медицинских вузов страны! Получается, что Украина 10 лет финансировала, тратила свои средства на обучение врачей для других стран, которые даже «спасибо» нам за это не сказали. А что такое свои средства? Это же деньги наших рабочих, крестьян, инженеров! Благодаря перевороту, киевская хунта разбазаривает не только экономику, но и наше национальное богатство – подготовленных специалистов (и не только в медицине). И, что удивительно, никого эта проблема не волнует. Какое-то одичание», - подчеркивает Николай Азаров.

В связи с массовым сокращением персонала амбулаторий и ликвидацией стационарных пунктов скорой помощи, а также из-за отсутствия в региональных аптеках «социальных лекарств» на территории от Ужгорода до Мариуполя, от Чернигова до Херсона умирают, не дождавшись медицинской помощи, тысячи людей.

«Теперь с подачи Порошенко и Супрун к больным приезжают «парамедики» без начального медицинского образования и сопровождающие их студенты медучилищ. Представляю себе ужас родственников, когда у близкого человека опасный для жизни приступ, и невозможно получить скорую врачебную помощь!», - резюмирует Николай Азаров.

Именно по этой причине (плюс – массовая эмиграция за пределы страны) украинская хунта даже под страхом смерти не решится на официальную перепись населения. Придуркам у власти проще всего утверждать, мол, «нас 42 миллиона» - именно такую цифру «застолбил» Госстат, считающий «преступлением против нации» обнародование реальных ужасающих цифр: на территории Украины остались немногим более 30-ти миллионов граждан.

По данным ООН, в десятку стран с наибольшим падением численности населения вошли Болгария, Молдова, Латвия, Украина, Хорватия, Литва, Румыния, Сербия, Польша и Венгрия, о чем сообщает портал «Кварц». В частности, ожидается, что до 2050 года число жителей Украины снизится на 18%. Это – по самым скромным подсчетам (исходя из сложившейся тенденции) без учета «форс-мажора» при условии, что к этому периоду Украина еще сохранится как государство…

«Украинцы заканчиваются как нация безо всяких ужасов большевизма, наоборот, под радостный грохот барабанов, свет факелов и победные реляции. Вот о чем я и мои коллеги постоянно говорят как политики. Это нас волнует на самом деле, а вовсе не какие-то детали вроде «преемственности от УНР», - отмечает оппозиционный политик Евгений Мураев.

«Я считаю, что исполняющая обязанности министра здравоохранения Ульяна Супрун и ее бандитская команда специально лишают украинцев возможности жить и выживать. Не купить вакцины для кори могли только или психически больные люди, или это было специально срежиссировано. Против Украины в этом направлении ведется война и это нужно прекращать. Нас оставляют один на один с болезнями и с лекарствами по европейским ценам, которых тоже не будет. Лечиться будем заговорами», - заявил народный депутат, глава подкомитета Верховной Рады Украины по правам человека и лидер политической партии «За життя» Вадим Рабинович.
                                                                                         

antifa

Кто слушает Высоцкого, тот - манкурт. Андрей Ваджра

Поржал с Пидалика Портникова. Это чмо меня так заблокировало в ФБ, что со своей основной страницы я даже его аккаунт не нахожу. Не хочет, чтобы я его читал и комментировал. Какое ж оно трусливое, мудаковатое и недоделанное. Ну да хрен с ним, не об этом речь…

Речь о том, что юбилей Владимира Семёновича как святая вода возбудил свидомитско-либеральных бесиков, начавших хором визжать о том, что нельзя Высоцкого слушать, нельзя его любить, нельзя почитать и т.д. и т.п.


Больше всего смешит то, что такие как Портников, с его весьма специфическими вкусам, призывают людей, выросших на русской культуре и ею живущих, от неё отказаться потому, что с точки зрения Пидалика это культура не их, а чужой страны и чужой цивилизации.

Т.е. с точки зрения этого «глиномёса», всякий, кого он и ему подобные записали в «украинцев», должны слушать, смотреть и читать только то, что утвердит такое дегенеративное чмо как Вятрович.

А ведь Портников не представитель бандеровцев, оно представляет культуру Шолом-Алейхема, является русским филологом, знает наизусть многих русских поэтов Серебряного века и от руки переписывало песни Высоцкого.

Т.е. Пидалику всё вышеперечисленное можно/разрешено, а тем, кого оно записало в «украинцы» НЕЛЬЗЯ! Улавливаете его логику? Что можно панам, холопам нельзя! Быдло должно читать Шевченко и слушать в принудительном порядке разнообразную бездарную украиноязычную ху…ю, которую сейчас крутят по укрорадио.

Холопы не должны выходить за рамки культурной резервации вятровичей, не должны слушать русскую музыку, ибо любая попытка это сделать превращает их в манкуртов!

Поняли да? Теперь портниковы будут решать, каких поэтов и певцов вам слушать и любить! Кто из них вам родной, а кто расово чуждый. Ну а потом, придёт время, и этот славный «глиномёс» начнёт вам рассказывать о том, что гетеросексуальные отношения - позорная традиция Русского Мира, а в нашей, истинно эвропэйской сексуальной традиции всё обстоит совершенно иначе!

Вот, к примеру, Портников уже отказался не только от русской культуры, но и от позорных русских сексуальных традиций! Кто не в попу, тот манкурт!

Одним словом СУГС!

Еще десять тысяч вёдер воды, синьор, — и золотой ключик у нас в кармане!

Люблю смотреть на четыре вещи: как течет вода, как горит огонь, как плывут по небу облака и как майданные «кастрюли» обсуждают украинские пэрэмоги…

У них теперь вся надежда на новый пакет американских санкций. Есть мнение, что теперь уже точно все! Капец проклятой Рашке! Скоро приползут на коленях! Гордимся Порошенко!

Причём «кастрюль» не смутило то, что Трамп предпочёл встретиться с президентом Руанды, а не Руинды (игнорируют) и что это уже надцатый американский пакет санкций, принципиально ничего не меняющий и ничего изменить не способный…


До тупых не доходит, что все эти санкции уже давно благополучно обходят как европейцы, так и сами американцы.

Майданные «кастрюли» как слабоумные дети – поток восторженного ликования и аплодисменты! Только единицы что-то подозревают. И ни малейшей попытки осмыслить происходящее, сопоставить факты, посмотреть на те последствия, к которым действительно привели санкции…

При этом их всех совершенно не волнует, что по данным ООН Украина на четвертом месте по убыли населения в Европе.

Им опять сказали, что теперь Рашке точно капец и они счастливы как дети! 


                                                                           





Почему "пингвины" не летают?

На днях авторитетное издание Bloomberg, опираясь на подготовленный Пентагоном доклад, рассказали о боевой неготовности половины самолётов F-35. И о глобальных многочисленных недоработках, негативно влияющих на боеспособность остальных.



Исходя из информации, полученной из доклада, доля готовых к бою самолётов находится на уровне 50%. Данную отметку не удается преодолеть уже с октября 2014 года. В общей сложности в настоящее время не устранены порядка тысячи различных дефектов F-35, которые могут сказаться на эффективности его боевого применения.

Например, самолеты модификаций F-35B для Корпуса морской пехоты и F-35C для авианосцев нельзя заправлять в воздухе. Технические дефекты влияют на запуск ракет AIM-120 "воздух — воздух" и сброс боеприпасов "воздух — земля". Дисплей в шлеме пилота, на котором отображаются данные о полете и целях, работает некорректно, а несовершенная система диагностики обнаруживает "отказы" систем, которые на самом деле функционируют нормально.

Тынц

Производителям F-35 надо дать звезду Героя труда России, американским продюсерам можно фильм снимать: "Тысяча и один дефект или распил не по-детски" - общая стоимость программы по созданию F-35 составляет 1,3 трлн долларов.

Его пилотажные качества, мягко говоря не очень - даже Миг-21 в последней модификации не уступает ему. А "передовая авионика" - этим уже никого не удивишь, на Су уже АФАРы ставят и авионику не хуже.

Погуглите как американцы колёсный танк слепили для переброски самолётом. В результате - в самолёт не влазит, стреляет только по курсу (по ходу-вперёд) т.к. при выстреле с повёрнутой башней может опрокинуться.

А стелсы их, тот же F-117? сбитый С-125, зентно-ракетным комплексом принятым на вооружение в 1961 году. Фактически и по этой причине списали парк этих самолётов из эксплуатации.

Зигзаг истории

Вот здесь стоял дом в деревне Хатынь. Эти люди в нем жили.

Один из 26-ти памятных обелисков на месте сожжённого дома.
На табличке - имена и фамилии жильцов.

Пришли бандеровцы, сожгли деревню, дом, людей. 26 домов было уничтожено в тот страшный день. 149 человек были убиты или сгорели живыми, 75 из них были дети! Многим деткам было по два-три года...

Теперь этих бандеровцев на Украине возвели в героев. И гордятся этим. Вроде бы в одной стране мы выросли? Но часть нашей бывшей общей страны восторгается нелюдями, писая от этого кипятком. Очнитесь!

Глубоко позитивный Порошенко. Александр Роджерс

Можно подвести некоторые промежуточные итоги первых недель нового года для режима Порошенко.
Во-первых, после демонстративного вставания в позу и заявлений типа «если вы не дадите нам денег, то мы прекратим сотрудничество с МВФ», шайка Порошенко предсказуемо прогнулась, и приняла все условия по всем пунктам – дальнейшее повышение цены на газ для населения, новое повышение коммунальных тарифов (так называемое «приведение их к европейскому уровню», ога), повышение пенсионного возраста, ускоренная приватизация и так далее.
Во-вторых, строго как я и предсказывал, денег Порошенко в очередной раз не дали. И если в прошлый раз он орал «Ничего, что 600 миллионов не дали, зато пообещали 2,4 миллиарда», то в этот раз он орёт «Ничего, что 2,4 миллиарда не дали, зато пообещали 2 миллиарда».
Глубоко позитивный человек, ни дня без перемоги.
И как ему не быть в позитиве, если до евромайдана его состояние оценивалось в 700 миллионов долларов, а в Давосе озвучили цифру уже в 1,6 миллиарда. Один из немногих, кому после переворота стало существенно лучше жить.
Причём для внутренней украинской публики шестёрки озвучивают более скромные цифры – «всего» миллиард долларов. Бедняга, почти голодранец.
От трудов тяжких Порошенко летал с семьёй отдыхать на Мальдивы, где тратил в день чуть больше, чем среднестатистический украинец зарабатывает за всю свою жизнь. Патамушта не олигарх!
И, чтобы закрепить успех, хотел встретиться в кулуарах Давоса с Трампом. Но вот незадача, в списке протокольных мероприятий последнего такой встречи не было запланировано. Поэтому Трамп встретился с Полем Кагаме – президентом Руанды, а не с президентом Руинды.
Ну и последняя новость – Высокий суд Лондона в пятницу, 26 января, завершил слушания по делу о «долге Януковича» в 3 миллиарда долларов и удалился для вынесения окончательно приговора (в украинских СМРАД написали «отложил рассмотрение», но на самом деле именно удалился для вынесения приговора). Думать суд по процедуре может дней десять, так что совсем скоро надежды «свидомых и одвичных» в очередной раз превратятся в черепки.
Так что нужно за оставшееся время ещё несколько раз признать Россию агрессором, а то потом не до того будет.

Один день из жизни «патриота»

Тщедушный мужчина с редкой рыжей порослью на лице поправил вышиванку на впалой груди, тщательнее запахнул кожуха и опасливо спустился в метро, с отвращением глядя на отделанные мрамором и гранитом своды и прочие признаки тоталитаризма.

«Колы мы вжэ навсигда позбудэмося цэго совка и бездуховности?..» – грустно подумал Вятрович и, ловко оттолкнув беременную женщину, запрыгнул в вагон.

Отдышался, прислонившись к стенке, но тут его взгляд упал на надпись «Мытищинский вагоностоительный завод».

Человек взвизгнул, отскочил как ужаленный и заметался по вагону. Ринувшись наперерез старушке, он удачно плюхнулся на свободное место. Уже было настроился почитать интервью с Фарион в свежем выпуске газеты «Свобода», но боковым зрением увидел, что девушка справа достает из сумки новый роман Пелевина. «Рука Москвы!» – безошибочно определил он и задохнулся от возмущения.

Мальчик рядом смотрел на планшете мультфильм «Маша и медведь».

Мужчина напротив слушал Цоя. «Следи за собой, будь осторожен» – пело в наушниках очередное щупальце «русского мира».

Мелкая дрожь сотрясала его тело. Воздуха не хватало...

«Наступна станция - площа Льва Толстого» – прозвучало в динамике. Это было уже последней каплей. Мужчина пулей вылетел из вагона, забыв на сидении свои заметки об очередном переименовании улиц.

Морозный воздух слегка охладил голову. «Поеду на трамвае,» – решил он, и уже было направился к остановке как вдруг вспомнил, что Кличко приобрел новые польские вагоны, которые оказались российского производства...

«И тут зрада» – обреченно прошептал Вятрович и решил ехать на маршрутке: «Богданы» – воны свои, родненькие.

Обшарпанная маршрутка остановилась в аккурат напротив большой лужи. Намочив ноги до колен, Вятрович неуклюже залез в салон и приземлился на обшарпанное сидение. Шаря по карманам в поиске удостоверения инвалида умственного труда, он заметил, что на женщине рядом были варежки с красными звездами!

«О богы, чому я всэ цэ бачу?!! Скилькы щэ треба законив про дэкомунизацю?!!» - слезы едва не брызнули из глаз. Усилием воли удалось их сдержать. Но когда со стороны водительского сидения донеслось «Владимирский централ, ветер северный...» несчасный нечеловеческим голосом заорал: «Зупынить, зупынить, кляты запроданци!» и буквально на ходу выпрыгнул на улицу европейской столицы - прямо в месиво из грязного талого снега и реагентов.

Продрогнув окончательно, решил взять такси.

В салоне было так тепло, что Вятрович решил сделать вид, что не слышит низкого с хрипотцой голоса, поющего «Кони привередливые».

Но, к несчастью, таксист оказался общительным.

- Курс доллара видели? Это же трындец. А цены в магазинах? Платежка за отопление пришла, так я вообще очешуел. Что со страной творят, суки, а? Ума хватает только воровать, памятники сносить и улицы переименовывать...

- Вы цэ даремно! Нация мае вызриты у боротьби и сказаты остаточнэ прощавай тоталитарному совковому мынулому! Ось и наш вельмышановный презыдэнт, який ночэй не спить, все дбае про народ, повэрнувшысь з Мальдив, заклыкав тришкы потэрпиты...

Дальнейшее Вятрович уже помнил смутно. Очнулся на обочине. Очень болело ухо, челюсть и копчик. А новая вышиванка и кожушок были заляпаны грязью.

Пришлось идти пешком через лужи, сугробы, рытвины и остатки асфальта на уютно темных декоммунизированных улицах Киева.

Брел, стараясь не смотреть на Арку дружбы народов, мост Патона, ЦУМ, гостиницу «Украина», парк Славы...

Но поневоле прислушивался к разговорам прохожих, и каждая фраза была как нож в сердце патриота.

Стайка девочек щебетала что-то про 8 Марта.

«Дитям – мороженое, бабе – цветы» - весело заявил паренек, и под счастливый смех вручил своей барышне букет.

«Не-не, утром – деньги, вечером – стулья» - донесся до слуха Вятровича деловой разговор.

«Я требую продолжения банкета!» - кричал подвыпивший мужичок у ресторана.

«Какая гадость эта ваша заливная рыба!» - кто-то рядом прокомментировал вкус шоколадки.

«Я старый солдат и не знаю слов любви» – пытался приударить за симпатичной дамой решительный кавалер. «Я с кузнецом приду!» - ответила она. «Зачем нам кузнец? Нам кузнец не нужен» - весело возмущался ее собеседник, не подозревая, что они оба только что стали жертвой российской культурной экспансии, которая повсеместно распространила свои зловещие щупальца...

Вдруг больное ухо Вятровича уловило украинскую речь. Он расплылся в улыбке и подошел поближе, чтобы наконец снять отвратительное послевкусие совкового кинематографа, насквозь пронизывающее и разрушающее социокультурную идентичность украинца.

Мужик с пышными усами, судя по интонации, был настроен оптимистично и радостно. «Вирять люды у майбутне, у нашу владу, вирять!» - у Вятровича аж в груди потеплело...

«Ну да, я й кажу – всьо хорошо буде. Нормально всьо будэ. Щас вот зыма закинчыться, так я до кума поиду у Подмосковье. Вин там на стройци робэ. Менэ до сэбэ зове. Говорить – добри гроши плотять. Так шо всьо хорошо будет. Тылько хай зыма кинчыться, ага.»

Вятрович заплакал...

Сквозь слезы едва добрел до своей идеальной, полностью декоммунизированной квартиры. В коридоре зацепился за дидуха и растянулся на соломе. Поднялся, зажег огарок свечи, напился воды из корыта, разжег костер на полу и слегка согрелся. Накидал себе в макитру макухи, налил самогона, и на душе стало спокойней.

Включил в плеере своего любимого Левка Дурка, музыка успокаивала... Захотелось перед сном почитать что-то из украинской классики. Под руку попался томик статей Ивана Франко.

«Соціалізм — це змагання усунути всяку суспільну нерівність, усякий визиск і всяке вбожество, запровадити справедливіший, щасливіший від теперішнього лад, а саме таким способом, щоб теперішній продукційний капітал, себто грунти, фабрики, машини й інше знаряддя праці, а так само усяка сировина, замість бути приватною власністю кількох людей, має перейти у власність загалу» - писал классик черным по белому.

...Измученный ежедневной борьбой с советским наследием мозг Вятровича не выдержал такого подлого удара от украинского поэта.

Бросив прощальный взгляд на этот недодекоммунизированный мир, Вятрович вышел в окно...

* * *

Над Вятровичем склонился парень:
- Слышь, мужик! Ты как? Живой? Ща, я скорую вызову, браток, не волнуйся!

- Украинською, зрадныку, - из последних сил прошептал Вятрович. – Говоры украинською...

- Алё, скорая? Тут мужик из первого этажа в окно выпрыгнул. Да, живой, живой, что ему сделается? Он в дубленке и соломой обмотан. Но вы приезжайте, похоже, он бредит... Адрес какой? Да я точно не знаю... Ну, это где-то рядом с Арсенальной площадью. Улица вроде Московская...

Вятрович издал истошный вопль, хватая руками грязный снег.

Редкие прохожие снимали его на телефон.

Светало...

Марина Соловьева

Ещё подборка



31.jpg
32.jpg
33.jpg
34.jpg
35.jpg
36.jpg
37.jpg
38.jpg
39.jpg
40.jpg
41.jpg
42.jpg
43.jpg
44.jpg
45.jpg
46.jpg
47.jpg
48.jpg
49.jpg
50.jpg

Русские в Германии. Правда против мифа

В 1945 году в Германию пришли бойцы, видевшие катастрофические последствия нацистской оккупации. Путь от Волги до Одера они проделали по разорённой земле, постоянно встречая разрушенные города, сожжённые деревни, забитые трупами колодцы.

В 8 км от освобождённой Керчи во рву обнаружили 245 детских трупов. Так выяснилась судьба пропавших детей, которых немецкая комендатура приказала родителям отправить в школу, откуда они не вернулись. Представители западной цивилизации закопали их живыми…

Чадолюбием оккупанты не страдали. Ещё одним подтверждением тому служит письмо, полученное красноармейцем Сидоровым от его сестёр Зины и Веры из Смоленской области и опубликованное «Красной звездой» 9 августа 1942 года (№ 186 (5250) под заголовком «Детоубийцы»: «Коля, трудно написать всё то, что мы пережили. Секретаря сельсовета Валю Иванову и её дочь Нину, сына Гришу ты ведь хорошо знаешь. Гитлеровские офицеры, желая получить у неё сведения о наших партизанах, решили воздействовать на неё посредством пыток её детей.

Связав Вале руки, эти дикие звери на её глазах отрезали у Нины и Гриши правые уши, затем мальчику выкололи левый глаз, девочке отрубили все пять пальцев на правой руке. Валя не вынесла этих диких пыток и скончалась от разрыва сердца. Замученных до смерти детей фашистские палачи отвезли в лес и бросили в снег. Их трупы мы похоронили в одной могиле с Валей.

Зверски поступили палачи и с девочкой учительницы Марии Николаевны. Зная, что её муж находится в партизанском отряде, дикари стали мучить её дочь Веру. Шестилетней девочке они накалёнными иголками искололи ладони, руки, уши. Затем, не добившись ничего от Марии Николаевны, они Веру отравили. Нечеловеческим пыткам подверглась и сама Мария Николаевна. По 30–40 минут немецкие разбойники заставляли её босой стоять на снегу, вливали ей в рот бензин, вывернули руки, искололи всё тело. Умирая от пыток, Мария Николаевна ни единого слова не сказала о партизанах.

В соседнем селе Малое Петрово гитлеровские людоеды согнали всё взрослое трудоспособное население на принудительные работы, а всех детей и стариков истребили. Загнав в сарай 80 человек, облили их бензином и зажгли. Через час на месте осталась только груда обгорелых трупов».

Жуткая картина была типичной для оккупированных территорий СССР. А вот упрекнуть красноармейцев в подобных преступлениях не могут даже любители уравнивать воинов-освободителей с нацистскими головорезами.

Участник войны поэт Давид Самойлов утверждал, что «народ Германии мог бы пострадать ещё больше, если бы не русский национальный характер — незлобивость, немстительность, чадолюбие, сердечность, отсутствие чувства превосходства, остатки религиозного и интернационалистического сознания в самой толще солдатской массы. Германию в 45-м году пощадил природный гуманизм русского солдата…»

Сказалось и советское образование. Историк Анатолий Уткин в книге «Вторая мировая война» справедливо писал: «Невозможно представить себе советского учителя, который возвещал бы органическое превосходство советского народа над прочими. При любом отношении к социализму невозможно опровергнуть тот факт, что он не провозглашал национальной исключительности, не ставил соседние народы рангом ниже, не взывал к тёмным инстинктам крови, не порождал спесивого высокомерия. В годы отчаянной битвы за спасение страны от вторгшегося в неё врага в России издавали немецких мыслителей и поэтов. Пытаться сегодня поставить знак равенства между двумя полярными системами ценностей можно лишь предавая историческую истину в пользу политической злобы дня».

Как на любой войне, случаи изнасилований имели место. Они зафиксированы и в тех районах Германии, куда вошли американцы, англичане и французы.

Поведение союзников американский историк Чарльз Макдональд описал так: «Ограбления колебались от мелкой кражи до воровства предметов исключительной ценности. Совершались и такие преступления, как дезертирство, недостойное поведение на поле боя, убийство, изнасилование. Когда военные действия приняли характер преследования противника, резко возросло число изнасилований».

Самые жёсткие меры против насильников, вплоть до расстрела, применяло советское командование. Бивор лжёт, уверяя, что советских бойцов не наказывали «за сами факты совершённого ими изнасилования. Наказания следовали лишь тогда, когда солдаты заражались от немецких женщин каким-либо венерическим заболеванием».

А потрясение немки действительно испытали. Вот свидетельство берлинки Элизабет Шмеер: «3 января с фронта приезжал в отпуск мой сын. Он служил в частях СС. Сын несколько раз говорил мне, что части СС в России творили невероятные дела. Если придут сюда русские, то они не будут нас «обливать розовым маслом». Получилось совершенно иначе: побеждённому народу, армия которого так много причинила несчастий России, победители дают продовольствия больше, чем нам давало прежнее правительство. Нам это трудно понять. На такой гуманизм, видимо, способны только русские».

Сама жизнь заставила немцев менять отношение к красноармейцам.

А современные провокационные «вбросы» про лютую жестокость Красной армии и «сотни тысяч изнасилованных немок» работают на продвигаемый Западом миф о равной ответственности СССР и Германии за развязывание войны и совершённые в ходе неё преступления.

С помощью лжи Запад рассчитывает полностью пересмотреть в свою пользу геополитические итоги Второй мировой войны.

Олег НАЗАРОВ

Как немецких солдат в Сталинграде обкрадывали

В России давным-давно утвердилось традиционное представление о железном немецком порядке, о том, что немец «не ворует». Распространяется это представления и на годы Великой Отечественной – у немцев, якобы, во всем был порядок. Один из героев романа Виктора Астафьева «Прокляты и убиты», например, размышляет: «И ведь не обкрадут, не объедят свово брата немца – у их с этим делом строго – чуть че и под суд».

Вот только по воспоминаниям самих немцев, суда у них боялись далеко не все. Крали их околоштабные и интендантские «герои» так, что их размаху и беззастенчивости могли бы позавидовать коллеги из других армий.

Конина – окопникам, бельгийский шоколад - штабным

Вот с чем пришлось столкнуться майору Гельмуту Вельцу, оказавшемуся в Сталинградском котле. После расформирования остатков его саперного батальона 16-й танковой дивизии он вместе с несколькими уцелевшими солдатами ждал при штабе армии нового назначения. Здесь, как он убедился, от недоедания отнюдь не страдали: «Яркая лампа тонет в облаках сигаретного дыма. Тепло, можно даже сказать, жарко. За столом – два интенданта, дымят, как фабричные трубы, перед ними – рюмки шнапса. Одна из шести деревянных коек занята, на ней растянулся спящий солдат. – Да, можете располагаться. Сегодня комната освобождается, через полчаса отбываем.

Не найдется ли у них по сигарете и для нас?

– Ясное дело, господин майор, вот вам сотня! - И интендант сует мне в руку большую красную пачку. Австрийские, «Спорт». Лихорадочно открываю пачку. Получает каждый. Байсман протягивает спичку, мы уселись, наслаждаемся куревом, глубоко затягиваемся. Вот уже неделя прошла, как мы выкурили последнюю сигарету. Войска израсходовали свои последние запасы. Чтобы покурить вдоволь, надо было поехать в высший штаб. Тут сотня – за здорово живешь! Видно, здесь экономить не приходится…

Здесь полно драгоценностей, давно ушедших в прошлое. Из двух полуоткрытых мешков поблескивают банки с мясными и овощными консервами. Из третьего вылезают пачки бельгийского шоколада по 50 и 100 граммов, голландские плитки в синей обертке и круглые коробочки с надписью «Шокакола». Еще два мешка набиты сигаретами: «Аттика», «Нил», английские марки, самые лучшие сорта. Рядом лежат мучные лепешки, сложенные в точности по инструкции – прямо по-прусски выстроены столбиками в ряд, которым можно было бы накормить досыта добрую сотню человек. А в самом дальнем углу целая батарея бутылок, светлых и темных, пузатых и плоских, и все полны коньяком, бенедиктином, яичным ликером – на любой вкус. Этот продовольственный склад, напоминающий гастрономический магазин, говорит сам за себя. Командование армии издает приказы о том, что войска должны экономить во всем, в чем только можно, в боеприпасах, бензине и прежде всего в продовольствии. Приказ устанавливает массу различных категорий питания – для солдат в окопах, для командиров батальонов, для штабов полков и для тех, кто «далеко позади». За нарушение этих норм и неподчинение приказам грозят военным судом и расстрелом. И не только грозят! Полевая жандармерия без лишних слов ставит к стенке людей, вся вина которых только в том, что они, поддавшись инстинкту самосохранения, бросились поднимать упавшую с машины буханку хлеба. А здесь, в штабе армии, который, вне всякого сомнения, по категории питания относится к тем, кто «далеко позади», и от которого все ожидают, что сам-то он строжайшим образом выполняет свои приказы, именно здесь целыми штабелями лежит то, что для фронта давно уже стало одним воспоминанием и что подбрасывается как подачка в виде жалких граммов тем самым людям, которые ежечасно кладут свои головы….

Полный состав штаба за накрытым к завтраку столом – и редеющие с каждым днем ряды солдат, зубы которых с остервенением вонзаются в конину, – таковы контрасты, такова пропасть, которая становится все шире и непреодолимее...».

После прочтения таких воспоминаний представление о хваленой немецкой честности и порядке невольно подвергается значительным коррективам.

Кстати, прежде чем майор Вельц смог насладиться шикарным штабным снабжением, ему довелось побывать в госпитале и оценить тамошнее довольствие: «Соседнее помещение – бывший школьный класс – занимают страдающие от истощения на почве голода. Здесь врачам приходится встречаться с такими неизвестными им явлениями, как всевозможные отеки и температура тела ниже тридцати четырех градусов. Умерших от голода каждый час выносят и кладут в снег. Еды истощенным могут дать очень мало, большей частью кипяток и немного конины, да и то один раз в день. Бланкмайстеру самому приходится объезжать все расположенные поблизости части и продовольственные склады, чтобы раздобыть чего-нибудь съестного. Иногда не удается достать ничего. О хлебе тут почти забыли. Его едва хватает для тех, кто в окопах и охранении, им положено по 800 калорий в день – голодный паек, на котором можно протянуть только несколько недель».

Как говорится, почувствуйте разницу между кониной и бельгийским шоколадом. Но, может быть, майор Вельц столкнулся с единичным, нетипичным случаем? Однако то, что положение раненых в немецкие госпиталях было просто катастрофическим, отмечали и советские военные. Например, Глеб Бакланов, назначенный комендантом Заводской части Сталинграда после капитуляции Паулюса был потрясен тем, что немецкий врач даже не знал, сколько пациентов его госпиталя осталось в живых. А о поразительных «контрастах» в обеспечении продовольствием воюющих на передовой и штабников вспоминали и другие уцелевшие в Сталинграде немцы.

Немецкие солдаты начнут стрелять в немецких солдат

Вот, например, что увидел в штабе шестой армии полковник Луитпольд Штейдле, командовавший 767-м гренадерским полком 376-й пехотной дивизии буквально в последние дни обороны: «Распахиваю дверь, не постучавшись и не прочитав надписи на ней. Я оказываюсь в освещенном множеством свечей большом помещении, среди десятка офицеров. Они навеселе, одни сидят за двумя столами, другие стоят, облокотившись о комод. Перед ними стаканы, бутылки вина, кофейники, тарелки с хлебом, печеньем и кусочками шоколада. Один из них как раз собирается бренчать на пианино, освещенном несколькими свечами».

Буквально за несколько минут до этого полковник, от полка которого осталось к тому времени 11 офицеров, 2 врачей, 1 ветеринар и 34 солдата, безуспешно пытался объяснить начальству, в каком состоянии находятся солдаты на передовой и даже пытался напугать возможностью междоусобных боев внутри котла: «Вам придется считаться с тем, что скоро и здесь, да, именно здесь, на дворе и в этих коридорах подвала, немецкие солдаты начнут стрелять в немецких солдат, а может быть, и офицеры – в офицеров. Быть может, будут пущены в ход даже ручные гранаты. Такое может случиться весьма неожиданно». Но при наличии шоколада и вина понять настроение окопных солдат штабникам было сложно. В общем-то, в немецкой армии при действительно прекрасной организации все-таки действовала неизбежная в любой военной структуре закономерность, сформулированная Ярославом Гашеком в бессмертной книге «Похождения бравого солдата Швейка»: «Когда …солдатам раздавали обед, каждый из них обнаружил в своем котелке по два маленьких кусочка мяса, а тот, кто родился под несчастливой звездой, нашел только кусочек шкурки. В кухне царило обычное армейское кумовство: благами пользовались все, кто был близок к господствующей клике. Денщики ходили с лоснившимися от жира мордами. У всех ординарцев животы были словно барабаны». Ну, просто 6-я армия вермахта в сталинградскую зиму.

Надо отметить, что немецкие воспоминания о воровстве их интендантов подтверждаются и наблюдениями представителей советской стороны во время капитуляции 6-й армии. Победители заметили, что при крайней истощенности большинства пленных некоторые из них «были в полном теле, карманы набиты колбасой и другой снедью, по-видимому, оставшейся после распределения «скудного пайка».

Что бы сказали обладатели колбасы по поводу рассуждений о том, как они-де «не обкрадут, не объедят свово брата немца – у их с этим делом строго»? Наверное, посмеялись бы над такой наивностью красноармейца. Он слишком хорошо думал о немецких тыловиках.

Вместо раненых вывозили мотоциклы

Но мало того, что внутри кольца за счет сражающихся солдат «красиво жили» интенданты и околоштабные прихлебатели. При этом несусветный хаос творился и при организации обратных вылетов из Сталинграда на «Большую землю».

Кто, казалось бы, в подобной ситуации в первую очередь подлежит эвакуации? Логично было бы в первую очередь вывозить тяжелораненых. Сражаться они все равно не могут, а вот в доставке медикаментов и продовольствия нуждаются. Но раненым место находилось далеко не всегда:

«На аэродроме царит лихорадочная спешка. Колонна въезжает, все быстро вылезают из машин, самолеты уже готовы к вылету. Посторонних на поле не допускает охрана. В то время как над нами разыгрывается воздушный бой и один «мессершмитт» ловко пытается подняться выше двух русских истребителей, двери серо-белых самолетов раскрываются, и вот уже первые офицеры сидят внутри. Денщики едва поспевают за ними. С ящиками, чемоданами и бельевыми мешками они рысцой бегут вслед. В самолеты грузят два мотоцикла. Пока их втаскивают наверх – а это нелегко, ибо вес у них солидный, – я успеваю переговорить со штабным писарем, в глазах которого светится радость нежданного спасения. Он настолько опьянен этой радостью, что готов дать самые подробные ответы на все вопросы. Генерал хочет сразу же после приземления – предположительно в Новочеркасске – как можно скорее двинуться дальше на запад, согласно приказу, разумеется. Автомашину, к сожалению, в такой небольшой самолет не втащишь, вот и везем два мотоцикла, оба заправлены до самого верха».

Вывозить вместо раненых генеральские мотоциклы и бельишко штабных офицеров – сильный ход. Надо ли при таком поведении начальства удивляться тому, что на сталинградском аэродроме Питомник эвакуация превратилась в форменное безобразие? «На самом краю аэродрома расположены большие палатки санитарной службы. По приказу командования армии все тяжелораненые транспортируются сюда, чтобы они могли вылететь на машинах, доставляющих предметы снабжения. Армейский врач генерал-майор медицинской службы профессор доктор Ренольди находится здесь; он отвечает за отправку раненых. Фактически он бессилен навести порядок, так как сюда добираются и многие легкораненые. Они прячутся в пустых окопах и бункерах. Как только приземлилась машина, они первыми оказываются на месте. Безжалостно отталкивают они тяжелораненых. Некоторым удается, несмотря на жандармов, проскользнуть в самолет. Часто мы вынуждены снова очищать самолет, чтобы освободить место для тяжелораненых. Нужна кисть Брейгеля, прозванного живописцем ада, или сила слова Данте, чтобы описать страшные сцены, свидетелями которых мы здесь были последние десять дней».

Как можно от солдат требовать порядок при эвакуации, если они видят, как генерал и офицеры мотоциклы и барахло вывозят вместо раненых?

Не возражаю против ношения русских штанов

Надо ли удивляться тому, что уже в декабре 1942 года, еще за несколько недель до конца сражения немецкие солдаты начисто забыли о пресловутой прусской выправке? «Разведчик Александр Пономарев доставил в штаб дивизии пленного, весь вид которого мог служить убедительной иллюстрацией к тезису «Гитлер капут». На ногах у гитлеровца – что-то напоминающее огромные валенки на деревянных подошвах. Из-за голенищ вылезают пучки соломы. На голове поверх грязного ситцевого платка – дырявый шерстяной подшлемник. Поверх мундира – женская кацавейка, а из-под нее торчит лошадиное копыто. Придерживая левой рукой «драгоценную» ношу, пленный козырял каждому советскому солдату и звучно выкрикивал: «Гитлер капут!» - вспоминал Иван Людников, во время Сталинградской битвы командовавший 138-й стрелковой дивизией, оборонявшейся в районе завода «Баррикады».

Причем, пленный оказался не рядовым, а фельдфебелем (!). Чтобы самого господина немецкого фельдфебеля, издавна считавшегося живым воплощением порядка и дисциплины, довести до такого непотребного состояния, нужно было очень постараться…Командир 13-й гвардейской стрелковой дивизии Александр Родимцев в своих мемуарах с нескрываемым удовольствием процитировал приказ командира 134-й германской пехотной дивизии:

«1. Склады у нас захватили русские; их, следовательно, нет.

2. Имеется много превосходно обмундированных обозников. Необходимо снять с них штаны и обменять на плохие в боевых частях.

3. Наряду с абсолютно оборванными пехотинцами, отрадное зрелище представляют солдаты в залатанных штанах.

Можно, например, отрезать низ штанов, подшить их русской материей, а полученным куском латать заднюю часть».

4. Я не возражаю против ношения русских штанов».

Предсказание полковника Штейдле не сбылось – междоусобные бои в Сталинградском котле так и не вспыхнули. Но не случайно именно немецкие пленные из сталинградского котла стали костяком антифашистской организации «Свободная Германия». Надо ли этому удивляться?

Максим Кустов

Подборка



1.jpg
2.jpg
3.jpg
4.jpg
5.jpg
6.jpg
7.jpg
8.jpg
9.jpg
10.jpg
11.jpg
12.jpg
13.jpg
14.jpg
15.jpg
16.jpg
17.jpg
18.jpg
19.jpg
20.jpg

Кредит Онлайн