Имперский маркетинг. Реклама техники в России 150 лет назад

Знаете, кем вы могли работать в Российской империи на рубеже XIX-XX веков? Маркетологом! Уже тогда было столько товаров, что производители охотно заказывали продвижение у поэтов и художников, лишь бы хоть как-нибудь выделить свою продукцию. Рекламировали даже технику, от фотоаппарата Kodak до локомобиля и каршеринга. Рассказываем, как это было.

Криэйтором, Яков. Творцы нам тут на срамной удъ не нужны

Продвижение XIX века

Казалось бы, какой маркетинг в то время? Вывеска у магазина — вот и весь пиар. Однако это совсем не так. Раскручивать товар — целая наука, требующая академического осмысления. О рекламе писали настоящие трактаты: например, в 1894 году вышла книга литератора Николая Плиского «Реклама, её значение, происхождение и история». Спустя четыре года появилась брошюра Алексея Веригина, одного из первых русских специалистов. Он писал: «Русская реклама нужна нам, как хлеб, как железо, как телеграфы и телефоны».
Сказано — сделано. К концу XIX века на улицах Петербурга и Москвы уже висели яркие плакаты, зазывающие попробовать сладости или папиросы N-ской фабрики. А ещё прикупить какой-нибудь немыслимый гаджет вроде фотоаппарата Kodak. Ведь промышленный подъём — это не только ширпотреб, но и автомобили, переносные печи, локомобили, лампочки, пишущие машинки. И все товары надо было как-то продвигать — если не в массы, то хотя бы зажиточным клиентам.
Рекламировать хай-тек приходилось и сто лет назад. Тогдашние «криэйторы» подходили к делу с выдумкой и талантом.

Криэйтором, Яков. Творцы нам тут на срамной удъ не нужны

Реклама была самая разная. Например, одни плакаты зазывали в тресты и акционерные товарищества. Другие — предлагали купить весьма недешёвый музыкальный проигрыватель. К делу прикладывали руку известные художники того времени, от Билибина до Малевича и Родченко. С последним сотрудничал и Маяковский: творческий тандем подарил стране немало «креативного промоушена». Этой паре не было разницы, что создавать — художественное произведение или меткий слоган для продаж.

Криэйтором, Яков. Творцы нам тут на срамной удъ не нужны

Сотрудничество Маяковского и Родченко началось с того, когда поэт нелестно отозвался о плакате «Добролёт», созданном для Российского общества добровольного воздушного флота. Эмблему организации нарисовал Малевич, а плакат, который так не понравился Маяковскому, как раз делал Родченко. Художника сильно расстроил такой «фидбек» от знаменитого футуриста, но это не помешало двум умам объединиться.

Криэйтором, Яков. Творцы нам тут на срамной удъ не нужны

Товарищи не только корпели над зарисовками с галошами и табаком, но и продвигали новейшие технологии того времени. В частности, им принадлежит реклама лампочки Ильича — инновации, которая только начинала распространяться среди обычного населения. Маяковский серьёзно относился к маркетинговому ремеслу. Свои взгляды он изложил в статье «Агитация и реклама»:
Обычно думают, что надо рекламировать только дрянь — хорошая вещь и так пойдёт. Это самое неверное мнение. Реклама — это имя вещи. Как хороший художник создаёт себе имя, так создаёт себе имя и вещь. Увидев на обложке «знаменитое» имя, останавливаются купить. Будь та же вещь без фамилии на обложке, сотни рассеянных просто прошли бы мимо. Реклама должна напоминать бесконечно о каждой, даже чудесной вещи.
Владимир Маяковскийстатья «Агитация и реклама»

Когда автомобиль — всё-таки роскошь


Криэйтором, Яков. Творцы нам тут на срамной удъ не нужны

На рубеже XIX-XX веков ездили по стране и машины. Причём разных марок, включая зарубежные Ford, Fiat и Opel. Но как донести до потребителя, что именно американская модель лучше немецкой или итальянской? Конечно же, дать рекламу! А в ней указать —«незаменимы на русских дорогах». Уже сто лет назад местные автосалоны поняли, с какой стороны подходить к российскому автолюбителю. С тех пор особо ничего не изменилось.

Криэйтором, Яков. Творцы нам тут на срамной удъ не нужны

А это уже премиальный сегмент. Безусловно, любое авто было тогда признаком большого достатка, но Napier и Packard казались и вовсе чем-то запредельным. Как объяснить покупателю, что он оплачивает не только средство передвижения, но и роскошь? Правильно, напечатать полный список состоятельных господ, которые уже приобрели себе такое чудо техники. ЧерчилльРокфеллер, семейство Вандербильтов — кто же не захочет присоединиться к такой компании?

Криэйтором, Яков. Творцы нам тут на срамной удъ не нужны

Кто сказал, что каршеринг — модное веяние последних лет? Арендовать «автокарету» можно было и сто лет назад. Да-да, не удивляйтесь. Если покупка собственной машины была непозволительной роскошью для какого-нибудь коллежского регистратора, он мог с лёгкостью взять колесницу напрокат, дабы произвести впечатление на дочку крупного фабриканта. И «эхпрокатить» её в нумера.

Ловись бизнес большой и малый


Криэйтором, Яков. Творцы нам тут на срамной удъ не нужны

Ещё одной причиной повсеместного восторга была газировка. Её делали в «аппарате искусственных минеральных вод и напитков». Мудрёный агрегат можно было купить, чтобы самому продавать шипучку народу — элитный по тем временам бизнес. «Коммерсант» пишет, что вода с пузырьками была дорогой и доступной только избранным. Зато на неё подсаживались все, кто пробовал. Потому и цена зашкаливала. В 1870 году напиток стоил целых 3 копейки за стакан, а два стаканчика обходились во столько же, сколько и пачка сигарет на 20 штук. Бутылка стоила и вовсе 10 копеек — дороже баварского пенного, которое доставали через перекупщиков.

Криэйтором, Яков. Творцы нам тут на срамной удъ не нужны

Можно было зарабатывать и на шитье. Огромной популярностью пользовались американские швейные машинки «Зингер». Дизайны плакатов разрабатывал художник Владимир Табурин, который потом создал и набор открыток в этой тематике. Нечастый случай, когда реклама ушла в народ: карточки разошлись среди населения и тысячи россиян узнали о Зулуленде и Цейлоне, где располагались филиалы компании.

Криэйтором, Яков. Творцы нам тут на срамной удъ не нужны

Рукописи, как известно, не горят, однако на ручном труде далеко не уедешь. Поэтому каждый кандидат в великие романисты мог прикупить себе американскую печатную машинку «Ундервуд» и сочинять вволю. Поначалу аппарат был дорогущей диковинкой, однако со временем подешевел и прописался на рабочих столах писателей и журналистов. Но широкая публика узнала об этой модели из «Соло на ундервуде» Сергея Довлатова — в частности, из гротескного рассказа о военном корреспонденте Льве Никулине. Техника давно не выпускается, но сегодня ретро-гаджет можно купить за демократичные 10-15 тысяч рублей.

Движущиеся и не очень картинки


Криэйтором, Яков. Творцы нам тут на срамной удъ не нужны

Это сейчас смартфоны с одним фотомодулем вызывают удивление — как же так, почему сэкономили? А раньше даже стационарный фотоаппарат был инновацией, всколыхнувшей весь мир. Простоты этому творчеству добавила американская фирма Kodak. «Вы жмёте на кнопку, мы делаем остальное» — гласил девиз Джорджа Истмена, основателя компании. Правда, позволить себе такой аппарат могли лишь обеспеченные слои населения — камера стоила 35 рублей. Для сравнения: за неплохие духи молодые кавалеры выкладывали около двух рублей, как написано в книге «Москва в эпоху реформ». Впрочем, это не помешало продукции Истмена разойтись по всей стране. Достаточно сказать, что в России начала XX века говорили «кодакировать» в значении«фотографировать».

реклама-Старая-смешная реклама-красивая реклама_633533185

Диковинный кинетофон, изобретённый гениальным Эдисоном, вызвал неимоверный восторг у публики, впервые познавшей магию кино. Тяжёлых смыслов в «синематографъ» той эпохи не вкладывали, однако факт его существования сам по себе уже был огромным технологическим прорывом. За сеансом наблюдал и художник Александр Бенуа. Впечатления он описал так:
Действительно, нечто удивительное. Полное совпадение звуков и видений. Рот открывается и замыкается точка в точку при начале и конце слова, проводит пианист пальцем по клавиатуре, из-под каждого удара появляется нота, глиссаду «видишь» и глиссада одновременно в ухе; вбегают в комнату два весёлых колли и веришь, что лай действительно вырывается из их возбуждённого нутра; превосходно передаются звуки кампанелл и ксилофона, хуже — скрипки, — скорее плохо — человеческого голоса. В общем — у открытия несомненно огромное будущее, и само по себе оно граничит с чудесным.
Александр Бенуахудожник
Кто сказал, что реклама появилась в России лишь в 90-х или Советском Союзе? Копайте глубже! И 100, и 150 лет назад молодые копирайтеры напрягали мозги, обдумывая, как бы впарить населению очередной кинетофон или модную керосинку. И некоторые дореволюционные приёмы можно использовать хоть сейчас.

Комментариев нет :

Отправить комментарий