понедельник, 13 июля 2015 г.

Боец ОУН в интервью украинскому ТВ: На Донбассе украинцы воюют с украинцами

Освобожденный из плена боец батальона ОУН Виталий Артемчук, в эксклюзивном интервью 17-му каналу, рассказал о подробностях нахождения в плену, а также о своем видении войны на востоке Украины.
Спецрепортаж 17 канала: 17 часов к свободе


История спецоперации, которую провели люди без официального статуса. Как телемост с Донецком повлияет на ход войны? Почему пленные бойцы украинской армии по сути заложники украинской власти? Кто тормозит обмен "всех на всех"? И что за генерал готов ползти в эпицентре зоны АТО ради спасения рядового? Как телемост с Донбассом поменял отношение воинствующего олигарха к мирной инициативе журналистов? Эксклюзивное интервью освобожденного националиста - что за сенсацию передаст побратимам Виталий Артемчук?
В конце видео Владимир Рубан назвал происходящее на Донбассе бессмысленной, жестокой, ненужной обеим сторонам гражданской войной.


Также видео от Артура Сенко

Националисты не говорят "спасибо" сепаратистам
О реакции командира ОУН Николая Коханивского на освобождение Виталия Артемчука
О Виталие Артемчуке вся информация в материале  "В прямом эфире 17 канала освободили из плена нациста из ОУН"

2 комментария :

  1. Мам, я в плену, но ты не плачь.
    Заштопали, теперь как новый.
    Меня лечил донецкий врач
    Уставший, строгий и суровый.
    Лечил меня. Ты слышишь, мам:
    Я бил по городу из "Градов",
    И полбольницы просто в хлам,
    Но он меня лечил: «Так надо».
    Мам, я – чудовище, прости.
    В потоках лжи мы заблудились.
    Всю жизнь мне этот крест нести.
    Теперь мои глаза открылись.
    Нас провезли по тем местам,
    Куда снаряды угодили.
    А мы не верили глазам:
    Что мы с Донбассом натворили!
    В больницах раненых полно.
    Здесь каждый Киев проклинает.
    Отец, белей, чем полотно,
    Ребёнка мёртвого качает.
    Мать, я – чудовище, палач.
    И нет здесь, мама, террористов.
    Здесь только стон людской и плач,
    А мы для них страшней фашистов.
    Нас, мам, послали на убой,
    Не жалко было нас комбату.
    Мне ополченец крикнул: "Стой!
    Ложись, сопляк!», - и дальше матом.
    Он не хотел в меня стрелять.
    Он - Человек, а я - убийца.
    Из боя вынес! Слышишь, мать,
    Меня, Донбасса кровопийцу!
    Мам, я в плену, но ты не плачь.
    Заштопали, теперь как новый.
    Меня лечил донецкий врач
    Уставший, строгий и суровый.
    Он выполнял врачебный долг,
    А я же, от стыда сгорая,
    Впервые сам подумать смог:
    Кому нужна война такая?

    ОтветитьУдалить