понедельник, 26 июня 2017 г.

Как истребитель НАТО Шойгу перехватывал. Green Tea

Сергей Кужугетович возвращался из Калининграда, где проводил заседание коллегии Министерства обороны.
Сидя в удобном кресле, он рассеяно смотрел в иллюминатор, размышляя о путях снабжения группировки войск в Калининградской области. По всем его расчётам выходило, что самым коротким был маршрут: Калининградская область – Литва – Латвия – Псковская область.
«Ну вот», – удовлетворённо думал Сергей Кужугетович. – «Есть же прекрасный прямой маршрут, как мы его раньше не замечали… В Калининграде инфраструктура готова, в Пскове тоже. Остались дикие и заброшенные территории между ними…»
Он потянулся к трубке спецсвязи, чтобы отправить туда ближайшую строительную танковую бригаду и инженерную десантно-штурмовую дивизию для первых топографических изысканий, как вдруг заметил в иллюминаторе какой-то летящий объект, немного похожий на трубу с приделанным к ней сверху планером. Объект уверенно приближался.
– Это F-16, товарищ министр обороны! – доложил прибежавший офицер генштаба. – Судя по опознавательным знакам – польский.
– Хотелось бы, так сказать, в общих чертах понять, чего хочет иностранец? – нахмурился Сергей Кужугетович.
– Да известно что, товарищ министр обороны. К посадке принуждает. Перехватили вас, как бы говорит, так давай садись. У них в НАТО так принято: если к тебе подлетели, хоть на воздушном шаре, то всё, ты теперь проигравшая сторона.
– Ну что ж, придётся садиться, – Шойгу с упрёком взглянул на офицера. – Как же это так, товарищ полковник? Целого министра обороны России дали перехватить, не стыдно?
– Стыдно, но мы ничего не можем поделать, – понурился полковник. – Это же НАТО. Огромный бюджет, элегантные пилоты на супертехнологичных самолётах, фильмы «Топ Ган» и «Стелс» – у нас против этого никаких шансов.
Один из Су-27 эскорта министра обороны не спеша догнал F-16 и выполнил крен, показав польскому пилоту свои ракеты на внешних подвесках, что на русском лётном языке означает: «Сдаёмся».
Польский лётчик вытаращил на ракеты глаза, что на лётном польском языке означает: «Перехваченные, следуйте за мной» и резко рванул в сторону, видимо, показывая, куда именно за ним следовать.
Су-27 рванул вслед за ним, чтобы выяснить, куда всех будут принудительно сажать, а чтобы поляк не затерялся в облаках, на всякий случай, выполнил захват цели.
F-16 заметался в разные стороны, пытаясь, судя по всему, передать точные координаты аэродрома принудительной посадки методом флажковой сигнализации.
Су-27 дал над ним длинную трассирующую очередь из пушки, что в переводе с лётного русского означает: «Минуточку, будьте добры, помедленнее, я записываю».
Поляк сразу перестал метаться и забормотал на открытой волне: «Мэйдей, мэйдей», хотя на дворе стоял июнь.
Так, в поисках взаимопонимания прошло с полчаса.
Под крыльями обоих самолётов уже о чём-то пело зелёное море румынских виноградников, а ему подпевал румынский зенитный расчёт подержанной американской ЗРК Hawk, богато украшенной народной росписью и позолоченными подковами на счастье.
РЛС зенитного комплекса выдала сигнал тревоги и зенитчики с криками «Бранзулетка!» бросились к пусковой установке, побросав брынзу и опрокидывая оплетенные лозой бутылки с домашним вином.  Они хорошо помнили, как на прошлогодних учениях счастливчики из соседнего дивизиона случайно сбили из старого советского ЗРК С-75 новенький итальянский Еврофайтер, и сколько золотых цепочек, браслетов и перстней сняли с катапультировавшегося итальянского пилота. Тот яростно отбивался, кричал: «Имбецилле! Бастардо!», но румынских зенитчиков было больше.
Потом было расследование, бойцов допрашивала комиссия НАТО, но те всё категорические отрицали, застенчиво улыбаясь новенькими золотыми зубами.
Командир расчёта сдёрнул с пульта красивый ковёр и повернул позолоченную ручку пуска.
Лётчик Су-27 внезапно увидел впереди по курсу взрыв, а через несколько секунд мимо него пронеслись обломки, подковы и машущий руками польский пилот с воплем: «Румынска курва!». Он показал поляку большой палец, мол: «Понял, спасибо!», резко отвернул в сторону и доложил на борт министра обороны:
– Всё выяснил. Нас сажают в Румынии, на какой-то аэродром Курва. Оттуда уже выпустили три сигнальных ракеты, а поляк на него даже указал пальцем.
– Румыния? – нахмурился Сергей Кужугетович. – Не, в Румынию не хочу. Что там смотреть? Вот если бы во Францию или в Германию. Там музеи интересные – Джоконда, гравюры Дюрера. Венская опера опять же недалеко. Никто там из французов или немцев нас не перехватывает до кучи?
Офицеры развели руками.
– Ну, тогда летим дальше, – решительно сказал Шойгу и улыбнулся. – В Москву!

Комментариев нет :

Отправить комментарий