среда, 22 марта 2017 г.

Версия Парубия

У каждого уважающего себя государства должна быть проработанная и непротиворечивая история. Не та история, которую изучают историки, а история для общего потребления. История как социально-культурный фундамент.
Андрей Парубий
В такой истории, конечно, есть место и мифологии. И хорошо, когда эта мифология базируется на каком-нибудь безусловном источнике. На Библии, например. Или на Повести временных лет. Это снимает с нас всякую ответственность за интерпретации. Был Рюрик на самом деле, не было Рюрика — для самоопределения нации не имеет никакого значения. Важно лишь то, что написано в древней летописи. Или в той, про которую мы думаем, что она древняя. А там написано, что он был.
Гораздо сложнее создавать такую вот общеупотребительную историю на пустом месте. Особенно если это место пусто не в силу исторических причин, а в силу причин политических. Современная (не в смысле «новейшая», а в смысле «ныне формируемая») украинская история не может иметь ничего общего с русской историей. И такая история создаётся.
Вот, скажем, версия спикера Верховной рады Украины Андрея Парубия, озвученная им на торжественном заседании по случаю 100-летия Украинской революции.
Оказывается, 100 лет назад в России случились не только Февральская и Октябрьская революции, но ещё и Украинская революция. В ходе которой украинская нация обрела национальное самосознание, национальный банк и Академию наук. А украинская армия возродилась (то есть она существовала и раньше).
За национальное государство надо было заплатить высокую цену. И далее цитата Парубия: «Эту высокую цену одинаково платили ребята с Харьковщины и Кубани, из Крыма и Галичины». Следите за руками: на дворе 1917 год. Ребята из Крыма платят высокую цену за украинское государство. То есть Крым тогда — уже украинский.
Но, увы, пока украинские патриоты Коновалец и Скоропадский мечтали жить для Украины (в ходе чего Коновалец сверг Скоропадского и поехал к Гитлеру просить, чтобы его соратники обучались в нацистской партийной школе), страшный и коварный враг поработил свободную Украину. И именно (слова спикера) «поражение Украинской революции 1917—1921 годов привело к образованию самой страшной и самой кровавой империи в истории человечества».
Как же врагу это удалось? А вот как. Враг внушил украинцам популистскую мысль: обрабатывать землю лучше, чем воевать. И когда все украинцы, включая национальную интеллигенцию, отправились обрабатывать землю, враг организовал геноцид. И украинская интеллигенция была уничтожена. Подождите удивляться, это ещё только начало.
«Потому что, как и в течение всего существования Украины-Руси, враг у нас тот же: московская орда. Коварная и смертоносная. И методы те же, что всегда: рассорить, разделить, сжечь и уничтожить», — говорит Андрей Парубий. Такую историю удобно строить именно на пустом месте. Там, где «московскую орду» создаёт не киевский князь Юрий Долгорукий. И там, где княгиня Ольга не практикует методы «рассорить, разделить, сжечь».
Впрочем, продолжим. «С момента возобновления в 1991 году независимости Украины не было ни одной минуты, ни одной секунды, чтобы в России не страдали манией возобновления Империи — тюрьмы народов», — говорит спикер Верховной рады, и из этих слов следует, что президент Ельцин, подписавший Беловежские соглашения о выходе Украины из СССР, немедленно после этого, вот прямо в ту же секунду, стал страдать манией возобновления СССР, который он только что упразднил.
«Уничтожение армии, вытеснение нашего языка и культуры — все эти процессы продолжались и после 1991 года», — продолжает спикер, и это значит, что не Украина вытесняла русский язык, а, наоборот, Россия — украинский (откуда?!). И что украинскую армию уничтожила тоже Россия. Но в 2004 году украинский народ воспрял, а в 2014-м — освободился. Далее слово Парубию: «Окрепла и закалилась украинская армия, которая становится одной из самых грозных и наиболее боеспособных армий не только в Европе, но и в мире». И всё, в общем, налаживается. А если украинское общество разочаровано — это потому, что «украинское общество затапливают пропагандой разочарования». Затапливает, конечно, орда.
Иной человек скажет, что Андрей Владимирович пребывает в бреду. Но нет, он формирует историю. Ту историю, которую украинские дети будут учить в школе. И вишенкой на этом киевском торте станут такие слова, произнесённые спикером Верховной рады в самом конце его выступления: «Помним, что 99 лет назад, в апреле 1918 года, украинское войско под руководством полковника Петра Болбочана уже отвоёвывало Крым и Донбасс у русских оккупантов». Понимаете? Отвоёвывало. И враньё тут даже не в том, что полковник Болбочан Крым не завоёвывал, а просто вошёл в Симферополь, откуда немедленно вышел по требованию немецкой армии. После чего (в мае 1918 года), кстати, правительство Украинской народной республики подало представителю австро-венгерского правительства нижайшую просьбу включить Крым в состав украинской державы, потому что очень хотелось.
Враньё тут именно в слове «отвоёвывало» вместо «завоёвывало». Отвоевать можно только то, что раньше было твоим. А поскольку достоверно известно, что Крым был русским с 1783 года, из этих слов может следовать только одно — то, что до 1783 года Крым был украинским. То есть он был украинским всегда.
И тут бы удивиться, почему на эти слова спикера парламента (третий человек в стране!) никак не реагируют в нашем внешнеполитическом ведомстве.
А потом подумаешь — ну как тут реагировать, а? Ещё рассмеёшься во время официального выступления. Неудобно получится.
Максим Кононенко

Комментариев нет :

Отправить комментарий