среда, 18 июля 2018 г.

ЗАКАТ УКРАИНСКОГО НАЦИОНАЛИЗМА

О перспективах «гитлерюгенда» Яроша и вербовке детей в военизированные отряды

Украинский боевик Ярош не так давно взорвал сеть кадрами, на которых совсем маленькие дети проходят боевую подготовку, приправленную идеологическим соусом местного национализма. Естественно, учитывая специфические и фашистские наклонности их «кумиров» Бандеры и Шухевича, сами собою напрашиваются параллели с «гитлероюгендом» Третьего Рейха. Данное сравнение очевидно и не сходит с уст российских ура-патриотов, мол, посмотрите какой кошмар.
Лично я считаю, что исторических параллелей опасаться в данном случае нужно меньше всего — они примитивны, читаемы, а, значит, не так изощренны — людей подготовленных этим не удивишь, а главное не испугаешь. Однако тема создания армии детей под крышей «Правого Сектора» — организации признанной в России террористической и запрещенной — гораздо сложнее, чем кажется на первый и патриотический взгляд.
Чтобы понять суть происходящего, нам не нужно обращаться к далекому прошлому и опыту Второй мировой войны: яркие примеры этих, если хотите, психоинформационных технологий, связанных с втягиванием детей в откровенный радикализм, находятся почти у нас под боком. А именно в пустынях Сирии и Ирака — на территориях, еще совсем недавно подконтрольных террористической группировке ИГИЛ (структура запрещена в РФ – ред.). Исламисты в этом смысле пошли гораздо дальше украинского боевика Яроша — их видеоролики, на которых дети в возрасте семи-десяти лет выступают в роли палачей — по накалу идеологического радикализма в десятки раз превышают нашумевшие видеовбросы поклонников Бандеры.
Разница только в том, что ИГИЛ для среднестатистического россиянина кажется чем-то далеким и практически неосязаемым, а украинские малыши, которые пускай и на южном, но все равно абсолютно понятном диалекте кричат лозунги и призывы поднимать москалей на ножи — приводят этого самого обывателя в неподдельный шок.
Я общался с детьми из самого знаменитого игиловского отряда «Львята Халифата», конечно же глупо сравнивать их менталитет с теми представлениями, что сейчас формируются в головах украинских мальчишек, но при этом у этих двух историй есть безусловно много общего. И я даже не беру во внимание то, что и «Правый Сектор» (структура запрещена в РФ – ред.), и ИГИЛ — используют террористические методы в процессе ведения боевых действий, это все правда, однако идеологически между ними пропасть и глупо это отрицать. Но как минимум на одно «но» мы с вами должны обратить внимание.
Несмотря на абсолютно разный менталитет, в работе с детьми и те, и другие используют идентичные пиар-технологии, а также психологические приемы. Обязательный нейролингвистический фон (лозунги и прочие агрессивные речитативы), стильное (если хотите модное) дизайнерское решение в одежде или военной форме, характерные для военных физические упражнения (стрельба, другая работа с оружием), и наконец акцентированная видеофиксация. Все перечисленные условия подходят одинаково как в случае ИГИЛ, так и в случае адептов Яроша.
Теперь самое главное для нас — понять в какой именно момент обработанных идеологически детей-боевиков выдвигают на передовую линию информационной войны. То есть когда именно эти дети начинают формировать повестку СМИ вместо взрослых и опытных политиков.
Если мы возьмем ИГИЛ, то как ни странно, пиарить своих «Львят Халифата» террористы наиболее активно начали как раз в тот момент, когда мировое сообщество решило объединить усилия по борьбе с исламистами в Сирии и Ираке. То есть если говорить проще — когда ИГИЛ начали давить со всех сторон и существование радикального образования оказалось под угрозой.
Подумайте сами — там ведь не вовсе дураки занимаются информационным обеспечением войны. Командиры боевиков понимали: взрослая часть населения постепенно начнет отворачиваться от них под страхом внешнего давления, а страх неизбежно влечет за собой кризис идеологии. Как бы не были преданны вам ваши сторонники, понимая что ваши дни сочтены — они сначала в мягкой форме начнут игнорировать вас, а затем отвернутся окончательно.
В качестве контрмеры в процессе идеологического кризиса радикальным лидерам необходима свежая кровь — для обновления мотивации у последователей, ну а проще говоря — для создания яркого информационного фона с помощью пиар-технологий. Эффективнее всего это сделать с помощью детей — ведь ничто не вызывает у окружающих такого количества эмоций, как дети. Причем, эмоций одинаково сильных (правда с разной окраской) как в лагере друзей, так и в лагере врагов.
То есть, вопреки распространенному мнению, откровенная радикализация молодого поколения, причем с навязчивым видеосопровождением, отнюдь не является фактором расцвета той или иной террористической идеологии, а ровным счетом наоборот — свидетельствует о ее кризисе и близости к упадку. Дети в данной ситуации выступают чем-то вроде спортивного допинга для теряющих в себе уверенность атлетов.
Именно поэтому я считаю попытку украинского боевика Яроша как-то освежить деятельность «Правого Сектора» за счет подготовки юных рекрутов — очевидным сигналом к закату бандеровского национализма. Сейчас команда Яроша наиболее уязвима и самое время для его идеологических оппонентов нанести сокрушительный удар по западенской системе ценностей. Другой вопрос — найдутся ли на Украине такие силы. Или может быть республики Донбасса воспользуются этим шансом? Посмотрим.

Комментариев нет :

Отправить комментарий