пятница, 28 июля 2017 г.

50 лет прелестям автоматизации


Сегодня есть еще один отличный повод поговорить о прелестях автоматизации. Ровно 50 лет исполнилось знаменитому Детройтскому восстанию 1967 года. Только за один этот год в проклятом тоталитарном совкев стране цивилизованного рынка и демократии было зафиксировано 150 массовых «акций протеста» (проще говоря, погромов — с убийствами, горящими машинами и прочими атрибутами общества благоденствия).
Войска и национальная гвардия были введены в Новочеркасск Лос-Анджелес, Нюарк, Чикаго, Кливленд и Миннеаполис. В Детройт же на помощь местным 4400 полицейским направились 4700 солдат из 82-й и 101-й парашютно-десантных дивизий и 8 000 солдат нацгвардии.
Небольшая порция статистики, позволяющая лучше представить себе происходившее и происходящее в Детройте:
— Количество населения за чертой бедности в 1967 составляло 16% (сегодня 48%)
— Безработица — 6.2% (сегодня 9,1%)
— Численность населения в 1967 составляла 1.8 миллиона (сегодня 670 тысяч)
Чтобы прекратить беспорядки, властям пришлось арестовать 7000 человек. Согласно официальным отчетам, в те дни на улицах Детройта было убито 43 человека, 1200 — ранено, разрушено 412 домов, разграблено 1700 магазинов. Реально — больше, куда больше.
Важно, что в отличие от беспорядков 1943 года, на этот раз детройтские события не были связаны с расовой неприязнью между черными и белыми. Бессмысленный и беспощадный бунт имел сугубо экономические причины.
Что это за причины?
Привилегированное положение, в котором США оказались после победы советского народа над фашизмом, позволило существенно поднять уровень жизни американского рабочего. Отсутствие связанных с войной разрушений и жертв, колоссальный приток капитала из Европы, все это превратило Америку в глобального эксплуататора. В этом статусе она окончательно заместила собой Британскую Империю. Соответственно и американский рабочий, вместе со своим капиталистом косвенно участвовавший в ограблении колоний, стал абсолютно неотличим от британского паразит-пролетария 19-го века.
В середине 60-х годов с американских конвейеров сходили 60% всех выпускавшихся в мире автомобилей. Но что-то пошло не так. Что же случилось с Детройтом?
Ответ либераста-рыночника (неважно, местного или заокеанского) будет таким: Детройт стал жертвой технического прогресса (автоматизации производства) и упрямства избалованных профсоюзов (цеплялись за зарплату и бонусы, отказывались снижать издержки).
Поверим ли мы либерасту? Конечно же, нет.
В чем истинная причина увядания Детройта, а с ним и десятков других американских промышленных городов, где мне приходилось бывать, а Дональду Трампу — ковать свою победу на выборах?
Истинная причина (вы будете смеяться) — капитализм.
Как только пыль и пепел сражений Второй Мировой улеглись, по непреложному закону вывоза капитала (то есть этот закон физически не мог не действовать), американские барыги начали рыскать по миру в поисках дешевой рабочей силы.
Неспроста глупый старикашка Маркс учил: только человеческий труд формирует прибавочную стоимость, а следовательно и прибыль капиталиста.
Безотносительно к Холодной Войне и Плану Маршалла барыги быстро нашли дешевых рабочих в Японии, Южной Корее, Германии, Латинской Америке. Там американский капитал начал работать по точно такой же схеме, как в 1930-е в Веймарской Германии (или сегодня в Китае). Капитал начал сам создавать себе конкурентов. И поскольку капитал весьма эффективен в любых делах, где пахнет быстрой наживой, он добился своих целей. У голодных японцев и немцев, едва отошедших от Дрездена и Нагасаки, вдруг стали получаться неплохие тачки.
Через какое-то время конкуренция со стороны новых товаропроизводителей (Тойота, Фольксваген и тд) ударила по прибылям американских автомобильных концернов. Ну кто бы мог подумать!
Парадокс, но производительность труда, повысившаяся в результате внедрения в Детройте передовых технологий, не сделала американские автомобили более продаваемыми. Наоборот, высокая производительность снизила прибавочную стоимость, а с ней и привлекательность всей отрасли для вложений капитала. Капитал — в полном соответствии с учением глупого старикашки Маркса и кровавого упыря Ленина — начал утекать из производства в другие, более заманчивые отрасли.
Например, в петродоллары (так назывались нефтедоллары раньше). Например, в акции. Например, в военно-промышленный комплекс.
Тут очень кстати подвернулась война во Вьетнаме, потребовавшая отправки на поля сражений 400 000 трудоспособных американцев. В том числе из Детройта. И — чудо чудное, диво дивное — министром обороны в те самые годы стал не кто иной, как президент концерна Форд Моторс (в прошлом блистательный офицер) Роберт МакНамара.
Короче говоря, у американского капитала нашлись дела поважнее (куски пожирнее) и рабочие подешевле. Вот главная причина, по которой по улицам Детройта сегодня ходят не говорящие роботы, а обкуренные рэпперы с волынами за пазухой.
Это ровно та причина, которую никогда не назовет либеральный экономист. Ему выгодно, чтобы вы в страхе оглядывались по сторонам, искали глазами роботов. Так гораздо проще выворачивать ваши карманы.
Вот только, Господь с вами, нет в моих словах никакой технофобии. А потому предлагаю слегка переиначить предложенное нам уравнение. Не «что будет, если буржуи заменят роботами рабочих»? А «что будет если рабочие заменят роботами буржуев»?
mikle1
 

Комментариев нет :

Отправить комментарий