пятница, 25 августа 2017 г.

По ту сторону южноафриканского фронта

Никакого расового угнетения в ЮАР не было. Никто не заковывал негров в кандалы и не заставлял негров работать на плантациях, как в рабовладельческих США и Великобритании. Наоборот, негры из соседних стран рвались к «угнетателям», невзирая на границы, колючую проволоку, мины и пулеметы. Точь-в-точь, как сегодня они рвутся в Германию и другие страны Европы.

Идея работы в своих странах и устройства в них жизни, как в ЮАР, путём кропотливого ежедневного труда почему-то не находила отклика у чернокожих. Им хотелось жить, как белые — за счет белых. Эти настроения подогревались Советским Союзом, поставлявшим горы оружия в сопредельные с ЮАР страны и готовившем террористов из СВАПО. СВАПОвцы говорили, цитирую: «Мы намерены смести с лица земли все следы белой цивилизации. Нам не нужны ни реформы, ни бантустаны, ни улучшение условий коренного населения. Все что мы хотим — это полной независимости. Правление черных — или ничего!»

Но так как бойцы из негров все же сомнительные, в СССР было принято решение о прямой военной интервенции, и в Анголе высадился 60-ти тысячный экспедиционный кубинский корпус, направляемый военными советниками из СССР. Было поставлено более тысячи танков, десятки боевых самолетов, современные ЗРК, миллионы единиц стрелкового оружия и сотни тысяч тонн продовольствия, медикаментов и боеприпасов. Противостоять советской танковой лавине, сметавшей на своем пути всё, африканская республика не могла, несмотря на наличие ядерного оружия. Перед лицом неминуемого военного поражения и физического уничтожения белого населения коммунистическими войсками СССР и его сателлитов ЮАР капитулировала. К власти, по соглашению с Горбачевым и по прямой указке Тэтчер (а стало быть, Её Величества), был поставлен южноафриканский Горбачев — Фредерик де Клерк. Он провел переговоры с АНК, в которых и была зафиксирована сдача страны международному финансовому капиталу.

Но до этого, безусловно печального момента жизнь в Южной Африке была хороша. Зарплата юаровского работяги была достаточна для содержания южноафриканской семьи — жены и четырех детей. Причем буры-кальвинисты несколько раз поднимали в парламенте вопрос о законодательном запрещении женского труда в республике. Однако парламент под натиском собственных жен не устоял, и запрета работать женщинам не последовало. Южноафриканцы жили в просторных домах пригородов или в шикарных квартирах своих городов. Уровень медицины, образования, пенсионного обеспечения заметно превышал советский и намного превосходил американский, не говоря уж об английском. Многие южноафриканцы, конечно, от такой жизни стали злоупотреблять алкоголем и наркотиками. Нередко можно было наблюдать картины опустившихся алкоголиков, столь знакомые нам по СССР. Общество ЮАР, как и в СССР, старалось спасти этих людей, но и как в СССР, результат этих усилий был незначителен. Алкоголики и прочие деклассированные элементы и составляли основной массив безработных белых в ЮАР.

Сельское хозяйство ЮАР было представлено несколькими тысячами ферм. На них семейно трудились белые фермеры, иногда приглашая на работы негров из бантустанов. Впрочем, это не было поставлено на поток — обычно с уборкой урожая фермеры справлялись сами. Так как климат в ЮАР мягкий, снега все же почти нет, почва плодородная, а сельхозтехники было достаточно и техобслуживание она проходила регулярно.

Промышленность ЮАР с момента обретения независимости прошла короткий, но интенсивный путь развития — от полукустарных мастерских, обслуживавших привезенную англичанами технику до своих заводов, осуществлявших сначала лицензионное, а затем и собственной разработки производство всего необходимого — автомобильного и ядерного топлива, самолетов, машин, станков, оружия, удобрений и т. д. Южноафриканские корпорации развились настолько быстро, что к середине 80-х им уже в рамках республики стало тесно. А выйти за ее пределы они не могли из-за санкций ООН. Это была та самая пятая колонна, на которую в своей политике опирались англичане.



Ну и немного о неграх. Неграм из состава территорий республики были нарезаны участки — строго по примеру СССР, где из территории РСФСР были нарезаны всевозможные казахстаны с киргизиями. Территории эти, в отличие от индейских резерваций США, существующих и поныне, не были бесплодной пустыней. Там находится большое количество месторождений полезных ископаемых, есть леса, реки и т. д. Но негры не желали жить на этих землях и строить там свои города — они хотели жить в готовых городах, построенных белыми для белых. Даже когда сердобольные белые построили неграм такие же города, они не желали жить в них, т. к. для поддержания инфраструктуры надо работать, а это для негров неприемлемо. Ведь гораздо удобнее орать о расизме и быть на содержании «гнусных расистов, которые им должны по жизни». Построенные белыми для негров города превратились в трущобы.

Надо отметить, что среди бантустанов некоторые оказались весьма предприимчивыми, и быстро организовали на этих территориях свои Лас-Вегасы, с блэкджеком и шлюхами (как белыми, так и черными), т. к. в самой ЮАР проституция и игорный бизнес были запрещены. Особенно популярен был, конечно, Сан-Сити. Это и сегодня полностью огороженная территория, развлекательный комплекс мирового значения, предлагающий массу развлечений: игровые автоматы, самое шикарное в ЮАР казино, купание в Долине Волн — одном из крупнейших в мире аквапарков с водными аттракционами. Там сооружен бассейн с волнами, достигающими 1,8 метра, пляж с кварцевым песком, искусственный водопад, искусственное озеро с водными видами спорта, гольф-поля, боулинг и т. д. В других бантустанах работали построенные белыми промышленные предприятия, на которых трудились черные, и управлялись они тоже черными. Много визгов в «мировом сообществе» вызывала практика «переселений», т. е. выдворения мигрантов на историческую родину. Всего было выдворено порядка 3-х миллионов мигрантов. Впрочем, те же самые визги демократов, мы слышим и сегодня при депортации всевозможных бешенцев из Венгрии, Италии и других стран. Страшной обструкции в этом плане подвергаются сейчас немецкие земли — Австрия и Швейцария, белое население которых не желает жить вместе с пришлыми неграми и арабами.

Что еще не нравилось неграм в ЮАР? Не нравился закон и порядок. Страшно сказать — любой белый мог убить любого негра за посягательство на свою честь, достоинство или имущество. И да, стреляли и убивали. Воров, забравшихся в дом, насильников, грабителей. Это вызывало возмущение «прогрессивной общественности». Такая же американская практика почему-то возмущений у правозащитников не вызывает, хотя и в Америке в подавляющем большинстве случаев огонь открывается по неграм. Они же являются основным контингентом американских тюрем. Надо отметить, что первое поколение негров в свободной ЮАР жило очень тихо, так как оно прекрасно помнило англосаксонское владычество и самих англосаксов, ранее безо всяких эмоций зачистивших от слишком своенравных автохтонов два континента из пяти. Но новые, народившиеся в свободной Африке негры уже были лишены этой памяти.

Вообще проблема негритянского населения, с которой столкнулась тогда Большая Южная Африка (Мозамбик, Родезия, Намибия и ЮАР), теперь постучалась и в европейские дома, шагнув на другой континент. И «демократическими» процедурами решена быть не может. А может только методами доброй старой Англии. Ведь бешенцев никто в Европу не звал, и в колодках в трюмах кораблей в Европу не привозил, не так ли?

От Henren

Комментариев нет :

Отправить комментарий