вторник, 31 октября 2017 г.

Паразиты в головах

Мир, оказывается, так и не осознал — отчего западная цивилизация бодро несется под откос. Для многих это покажется лютым бояном, но в общественном пространстве до сих пор царят настроения «надо больше работать», «меньше коррупции, больше инвестиции», «вот нефть подорожает» — то есть налицо ожидание чуда, которое, увы, не произойдёт. Этим пользуются разного рода лжепророки, но не будем им уподобляться, и рассмотрим не следствия и не признаки, а причины катающегося по планетке Земля финансового кризиса.

Кто про что, а лысый про расчёску; так и я, как всегда, предлагаю заходить со смысловой точки зрения. Финансовое благополучие современности достигнуто на базисе экономики монетаризма, постулирующей, что чем больше денег в экономике, тем лучше всем. Таким нехитрым образом произошла подмена понятия «хорошо» на понятие «много», что, как вы понимаете, немного неправда. Об это я писал в том же цикле про научный метод — по сути наука (даже такая, как монетаризм) залезла в сферу философии, где она в принципе не может ничего сделать, ибо она отвечает на вопрос «как», но не «зачем» и «почему».

Для закрытия этих вопросов используется обманка квази-либерализма; декларируется, что вся финансовая движуха происходит ради освобождения Человека, ради его безудержной Швабоды. Однако конструкция либерал-монетаризма в принципе работать не может, потому что внутренне противоречива; декларируется одно, а реализуется другое. Это как коммунизм в позднем СССР — даже верхушка уже не понимала, что мы делаем и что строим, но все говорили про пролетариат и классовую борьбу.

Подводных камней в конструкции либерал-монетаризма куда больше, чем может показаться; но одно из ключевых противоречий, которое завело всех нас в продолжающийся уже 9-й год (!) мировой кризис — это легитимизация паразитизма, сиречь жизни не по средствам. Это не синонимы, но в данном случае из одного следует другое, и одно не ходит без другого.

Как говорилось ранее, мировоззрение = багаж знаний + система оценок. В мировоззрении либерал-монетаризма заложена аксиома, что чем больше денег, тем лучше для экономики, а значит, и для всех. Соответственно, и любая оценка событий проводится именно с этой точки зрения: есть деньги — хорошо, нету денег — плохо. Эта конструкция работает чуть сложнее, чем можно выразить в двух словах — постулируется, что в некоторых случаях деньгами можно и пожертвовать заради какой-то важной цели, но в конечном счёте всё равно итог — в деньгах. Если это до кого-то не дошло, то откройте определение монетаризма и ещё раз прочитайте.

Соответственно, эта конструкция буквально подталкивает Человека и Общество потреблять, то есть покупать всё больше и больше — ведь целью любой деятельности является прибыль, а она берётся из продаж, и судьба и покупателя и товара после оплаты не волнует «экономику» чуть более, чем полностью. Соответственно, рано или поздно упираемся в предел, когда покупатели на «рынке» не могут больше потреблять и покупать — из-за концепции прибыли денег на рынке у покупателей становится всё меньше, а товаров при этом хочется производить всё больше, ради извлечения прибыли.

Можно, конечно, выпустить денег и раздать их людям в виде каких-либо пособий, подарков, просто финансовых вливаний в тех же бюджетников — но они будут ничем не обеспечены; об этом я уже писал в цикле про «фальшивые деньги». Выпуск не обеспеченных денег приводит рынок в состояние инфляции, что тут же нивелирует эффект впрыска денег — но это в условиях чистого и незамутнённого рынка. В современной «экономике» есть зоны эмиссии «мировых» денег, которые позволяют экспортировать инфляцию вовне — впрыск денег в экономику США приводит к инфляции где угодно, только не в США, потому что монетарные власти защищают собственный рынок, а вот власти колоний типа Уганды или Руины с этим поделать ничего не могут, и вынуждены брать доллары для покупки китайских трусов за нефть, как будто они настоящие. Так что суверенные страны могут пожить какое-то время за счёт колоний, и это нормально — для монетарного видения мира.

Но нетрудно догадаться, что земной шарик всё же не бесконечен, и инфляция так или иначе начинает просачиваться обратно и на пресветлые «цивилизованные» «рынки» — мир давно глобален, и проблемы той же Уганды так или иначе сказываются и на РФ, и на США. Просто так вбрасывать деньги становится опасно, и рынки начинают стимулироваться другим методом — переносом проблем в будущее, через систему кредитования.

Кредиты — это по сути долговое рабство и кража собственного будущего, поэтому они не могут и не должны рассматриваться как нормальный экономический механизм; однако вы меня уже поняли, надеюсь. Сама по себе система кредитования — это вполне себе признак цивилизации, и возможность в случае чего перехватить денег «до получки» бывает полезна, но когда «в случае чего» становится повседневностью, это признак уже даже не дурачины. Система кредитования позволяет потреблять сейчас в счёт отработанного позднее, то есть материализует будущие потенциальные доходы — это, повторюсь, неплохо «в случае чего», но вне случаев форс-мажора это переходит грань ошибки и преступления.

При грамотной монетарной политике и с кредитованием больших проблем нет — если кто-то разорился и не расплатился по кредиту, то это его проблемы, «пусть проигравший плачет». Но не будем забывать, для чего всё это делается — кредитование предназначено для подстёгивания потребительского спроса и стимулирования роста экономики в целом; а без роста экономики та не может работать, см. ту же прибыль — даже стагнация, не говоря уж за падение, уводит «экономику» в спираль кризиса из-за непрерывного сокращения потребительского спроса — на каждой итерации продаж у покупателей остаётся всё меньше денег. Соответственно, проблемы кредиторов «внезапно» становятся проблемами всей экономики в целом — недопотребил = не спас экономику от кризиса.

Я уж молчу про то, что привлечение банков кратно увеличивает риски «экономики». Банки позволяют увеличивать денежную массу, и подстегнуть продажи (хотя бы продажи тех самых кредитов), но в итоге реальная потребительская способность человечков падает ещё сильнее, чем при обычной инфляции, за счёт извлечения банковского процента, который практически всегда превышает инфляцию.

Вся эта дурно пахнущая конструкция возможна только в обществе, которое принимает за норму жизнь не по средствам. Жить с рублём в кармане, как будто у тебя тысяча, можно, но недолго, и в нормальной человечьей морали считается немного недостойным; однако сейчас у нас не только отдельные пассажиры, но и целые цивилизации так живут, и все делают вид, что всё нормально. Потому что жить в долг — это нормально, по современным понятиям. А ведь это означает паразитизм — ты зарабатываешь сотку, а живёшь на 150; откуда лишнее? Надо у кого-то украсть. Это нарушает заповедь «не укради», но мы давно живём в пост-христианском и анти-христианском (анти-мусульманском и прочая) обществе, и заповедь «Бабло понад усе» забарывает все остальные.

Напоминаю, что монетаризм постулирует, что увеличение денег в экономике ведёт к процветанию; много денег = хорошо. Но, как мы выяснили, увеличение денег — необходимое условие для функционирования этой замечательной «экономики» вообще; без роста она схлопывается по причине перетекания денег к банкирам и эмитентам денег, что останавливает «рынок». И это, в общем-то, показывает окружающая нас действительность — не сдох, уже хорошо. То есть, опять же, мы имеем дело с подменой понятий — «процветание» в монетаризме по умолчанию надо понимать как не для всех, а только для наиболее хитро выдуманной прослойки пассажиров. Фамилия им — выгодоприобретатели; но речь сегодня даже не про них.

Всё вышеписанное становится возможным только благодаря тому, что все мы считаем нормой жизнь не по средствам, и критерием счастья считаем увеличение денег. Со мной тут могут не согласиться, но в конечном счёте, уверяю вас, и ваше счастье тоже всё сведётся к деньгам — стремление к красоте, свободе, домашнему уюту пасует перед высокой зряплаткой в офисе в центре города, и вы с лёгкостью променяете одно на другое; поэтому, увы, бабло понад усе и в вашей собственной голове. Так что нечего пенять на абстрактных «либералов» — пока не осознаете какие-то другие, более высокие ценности, которыми нельзя поступиться, будете воспринимать либеральную дурнину за норму.

Либерал-монетаризм говорит, что если все будут хорошо работать, то у каждого будет по две машины и по три раба. Но мы видим воочию, какими методами либерал-монетаризм формирует «потребительский рай» даже в витринах капитализма — США, Японии, Норвегии и прочая. Даже самые благополучные страны живут в долг; вся страна должна пару годовых бюджетов, и это якобы «нормально». То есть по сути к этому надо стремиться всем остальным — ведь у них так всё хорошо и пенсии по $1000; но тогда, получается, всё Человечество должно жить в долг — а перед кем? Перед рептилоидами? Что это за ахинея? А ведь большинство из нас, скорее всего, мечтает пожить «как там», и ничего нигде не жмёт.

Долговая кабала — это откладывание экономических проблем в будущее, и нонешняя ситуация показывает, что никакого будущего у нас с вами, увы, нет. Если мы будем продолжать считать нормой жизнь в долг, «потребительское кредитование» и вообще ставить деньги впереди лошади, то систему так или иначе порвёт. Да, скорее всего, мы пострадаем быстрее, чем «золотой миллиард», но большой шкаф громче падает, и расплата за нонешнее «благополучие» там будет на порядки страшнее, чем тут; дело тут не в том, что мы крутые, а они лохи — у нас жизнь в долг ещё не успела сформироваться, а там уже выросли целые поколения, не понимающие, как можно жить по средствам. И да, в стране, имеющей триллионные долги, по средствам не живёт ни одна скотина — даже нищие. Виновны, увы, все.

В каментах к моим статьям иногда проскакивают каменты — «всё, что угодно, лишь бы не было революции». Но что такое революция — это смена смыслов в экономике и идеологии. Без этого мы так и будем жить в парадигме «бабло понад усе», анти-христианской и анти-советской, и измерять друг друга и целые страны в деньгах. Сколько церквей не построй, сколько поклонов в пол не положи, если экономика — про деньги, то и любая твоя деятельность тоже будет не про Бога или товарища Сталина, а про деньги. И изменить это можно, только свернув башку либеральной идеологии.

Можно ли это сделать «сверху»? В 2008-м и особенно в 2014-м ещё могло показаться, что да; но после «Русской Весны», полагаю, что думающим людям должно быть всё понятно. Пельмени типа Пескова говорят, что нечего праздновать 100-летие Октября — ну, от нео-февралиста ничего другого и не стоит ожидать; верхушку власти всё устраивает, недаром я упоминал про выгодоприобретателей. Если вам нечего жрать, это ваши проблемы, и это вполне укладывается в логику либерал-монетаризма. А как её изменить без революции? Ждать милости Перзидента?

Замечу, что я нигде не говорил ни про классовую борьбу, ни про пролетариат; даже если мы хотим просто жить по христианским заповедям, нам тоже необходимо сделать то же самое, что и большевики в 1917 — свернуть башку Золотому Тельцу. Сейчас в любой момент вся страна может обанкротиться, и кто-нибудь мутный придёт и скажет — «всё твоё теперь моё»; и это будет нормально. Чтобы это стало ненормально, нужно изменить состояние в голове у всего Общества. Надо не только репрессировать паразитов; в первую голову надо выбросить паразитов из собственной головы.

xommep


Комментариев нет :

Отправить комментарий