суббота, 9 июня 2018 г.

Секта свидетелей Мазепы

Мало кто знает, что в кунсткамере «хэроев-незалежников украинской нации» долгое время существует досадная прореха. Всем известно, как выглядят физиономии Грушевского, Скоропадского и Петлюры. Мерзкие изображения Бандеры и Шухевича хоть сейчас тиражируй и вывешивай на досках с надписью «Их разыскивает милиция» – многие опознают в момент. При желании можно откопать фотки юродивых «спалахуек» и «смолоскипов»,  потративших жизнь и здоровье ради того, чтобы загнать Украину на свалку истории.
Но никто точно не знает, как выглядит клятвопреступник гетман Иван Мазепа, имя которого проклято и занимает заслуженное место в одном ряду с христопродавцем Иудой, боярами, отворявшими за золото ворота русских крепостей врагам, самозванцем Лжедмитрием, расстригой и анафемой Гришкой Отрепьевым, и обер-предателем генералом Власовым.
Учёным-историкам хотелось бы знать, как выглядел обласканный Петром Великим знаменитый перебежчик, но им пока не везёт. Зато «свидомые исследователи» умудряются находить изображения своего потерявшего лицо кумира повсеместно, пачками, с огромной помпой. Правда, при подключении к экспертизе серьёзных учёных неизменно обнаруживается, что под видом Мазепы скрываются совершенно иные персоны, «исследователи» садятся в лужу. Однако они не отчаиваются, сушат портки и принимаются за раскопки с новыми силами.
Мазеповеды во многом напоминают уфологов своим фанатизмом и готовностью трактовать любое «открытие» в свою пользу, с чем связано множество скандальных разоблачений.
По мнению современных «искателей Мазепы», отсутствие портретов гетмана следует расценивать, как жестокий и коварный план клятых москалей «уничтожить любое упоминание о великом человеке, пытавшимся освободить Украину от владычества имперской России».
Как утверждает незамутнённая знаниями и научными степенями сотрудница музея Полтавской битвы Л. Шендрик, «за два столетия Московщиной было вытравлено все, что было связано с именем гетмана, который осмелился реформировать общественное устройство Украины, переориентировать ее на европейские государства, отказаться от азиатской модели закрепощения крестьян и вывести украинский народ на путь независимого развития. Церковь проклинала Мазепу, уничтожались его портреты, гравюры, настенные изображения, центр просвещения на Украине Могило-Мазеповианскую академию, переименовали на Киево-Могилянскую, гетманскую столицу Батурин сожгли…», – однако, как признает сама Л. Шендрик, «архивных документов, готовых пролить свет правды» не существует.
Историография изображения гетмана-оступника мизерная. Специалисты упоминают в качестве годного источника одну-единственную книгу В. Сичинского эпохи «новой мазепинской волны», серьёзно занимавшегося этой темой. До Сичинского тему отсутствия портрета Мазепы серьёзно изучали разве что советские учёные Ф. Уманец, А. Лазаревский и другие.
Выясняется, что вся так называемая «иконография Мазепы», которой так гордятся шароварники Незалежной, ни к чёрту не годится.
Знаменитый портрет «Мазепа из Грипсхольма» на поверку оказывается портретом литовского гетмана Казимира Павла Яна Сапеги.
Гравюра Мигуры «Princeps ecclesiarv trivmphans sancta Sophia Augvsto militas nomini Mazepiano…» («Мазепа в окружении своих славных дел») изображает Мазепу каким-то невразумительным средневекомым феодалом с бородой и в рыцарских латах. Как говорили розыскники, «особых примет не имеет».
Не лучше обстоят дела с обличием Мазепы с гравюры Бернигеротта, с портретов из Киево-Печерской лавры, из летописи Самойла Величко, из Подгородецкого замка, семьи Бутовичей, де ла Гурдена. Отовсюду на зрителя смотрят совершенно разные люди – и ни одного Мазепы. Из чего следует, что исторический персонаж Мазепа – персонаж со множеством лиц и образ его гипотетичен, как образ царя Ирода.
К этому выводу приходят и сами исследователи. Так О. Ковалевская объясняет сложность определения истинного лица Мазепы тем, что «практически каждый исследователь предлагал свой собственный изобразительный ряд, на основании которого старался построить какую-нибудь более или менее вероятную гипотезу».
То есть, по сути, исследования ведутся методами иррациональными, далёкими от научных, где во главу угла ставится не цель исследования, а громкое заявление о «наконец-то обнаруженном подлиннике». Но как только дело доходит до тщательного изучения очередного «открытия», дело оборачивается пшиками или казусами.
Например, художник Жан-Пьер Норблен де ла Гурден, находясь в творческой поездке по Польше, изобразил на гравюре некую личность в шапке с перьями, без усов и в бороде, разделённой на два клина. Де ла Гурден лично Мазепу никогда не видел, и даже не знал, что изобразил гетмана-отступника. За художника это сделал в 1842 году некто Крашевский, использовав портрет двухбородого дядьки для иллюстрации коротенькой статьи о Мазепе польского учёного А. Пшездицкого. Господа гусары, молчать!
Исследование двухбородого портрета привело к тому, что изображённый на нём персонаж был опознан как «жид-арендатор в поместье Чарторыйских» («Zyd pachciarz w dobrach Czartoryskich»), обнаруженный в художественном фонде Народной библиотеки в Варшаве и в графической коллекции библиотеки Оссолениума во Вроцлаве.
Несмотря на этот забавный казус, двухбородая картинка была на ура принята мазеповедами, а копия её смотрит на посетителей диорамы в музее Полтавской битвы, который курирует (или курировала) незамутнённая Л. Шендрик.
И так – повсеместно.
То в «подгородецком Мазепе» исследователи распознают польского полководца Станислава Потоцкого, володаря Галиции и душителя крестьянских восстаний, то на картине художника И. Никитина вместо Мазепы обнаружится Полуботок, ставший знаменитый из-за якобы оставленного на сохранение в английском банке бочонка с золотом.
Желая помочь мазеповедам в их непростых поисках, к розыску подлинного изображения Мазепы присоединилась даже СБУ. И что вы думаете? Судебно-криминалистическая экспертиза достоверно установила, что на предоставленных для исследования трёх портретах («Ивана Мазепы в латах с Андреевской лентой» из Днепропетровска, Мазепы из коллекции В. Бутовича и Мазепа в исполнении Мартина Бернигеротта») изображены три разных человека – и ни одного Мазепы. Какой удар!
Не оправдали ожиданий и обнаруженные в Лондоне и Нью-Йорке «портреты Мазеп», вокруг которых на Украине заранее развели чудовищные галдёж и трескотню.
Самое смешное, что даже изображение Мазепы на банкнотах 10 гривен является насквозь искусственным, изображённой художником Лопатой по заказу Нацбанка Украины.
По свидетельству самого Лопаты, в процессе поиска образа Мазепы им было сгенерировано 15 версий безликого гетмана.
Несмотря на длительное хождение по граблям, приземления в лужу и эпические конфузы, фанатизм мазеповедов не угасает. Не далее как 7 июня в Киеве состоялась презентация аж целых двенадцати «новых прижизненных изображений Мазепы», обнаруженных знатным мазеповедом Сергеем Павленко.
В присутствии таких мощных корифеев мазепознавства, как Тарас Чухлиб (возглавляющий НИИ козацтва им. Бандеры), богослова Дмытра Степовика, Игоря Мазепы (главы координационного совета «Родина Мазеп» и члена Комиссии государственных наград и геральдики при Администрации президента Украины) и прочих «исследователей» гетманства, журналист бывшей районной комсомольской газеты Павленко сделал потрясающее сообщение, что им расшифрованы изображения Троицкой надвратной церкви – «Лик святых пророков», «Лик святых праотцов» и другие, с которых на мирян мудро глядит Мазепа в образе Иоанна Предтечи.
Свои мощные «расшифровки» шизик Павленко обосновал тем, что «лики» являются современниками Мазепы и, внезапно, рисовать Предтечу в виде Мазепы было тогдашней традицией.
Есть малюсенький неудобный нюанс: РПЦ прямо запрещала и запрещает изображать на духовных росписях живых людей. Но у Павленко и родственных ему кликуш и на это был заранее припасён ответ со ссылкой на римско-католическую церковь, спокойно позволившую гениальному Микеланджело изобразить себя в сцене Страшного суда на росписи Сикстинской капеллы.
Дескать, чем православные хуже?
Впрочем, у мазеповеда Павленко «открытия» чередуются с «закрытиями», маканиями щами в отхожее место, и так до нового «открытия». Странно, что ему пришлось на этот раз урезать осетра до «12 прижизненных изображений Мазепы». В начале января текущего года этот псих заявил о «точно установленных 36 прижизненных изображений Мазепы».
Для полного понимания личности «автора открытий», следует сказать, что Павленко – типичный идиот смутного времени, толкающий своего Мазепу центнерами. Павленко не только видит лики Мазепы повсюду. Он ещё и книги о нём пишет.
Добротную такую графоманскую макулатуру, издаваемую провинциальными типографиями и распространяемую через «рагульскую» организацию «Просвита». Державшие в руках макулатуру Павленко свидетели утверждают, что его литературные опусы – минимум страниц на 800, за килограмм весом. Среди «шедевров» упоминаются такие «кирпичи», как «Военные компании времени Мазепы», «Окружение гетмана Мазепы», душещипательный рОман «Кохання гетьмана Мазепи» и заехавшая за полтора кило весом «Эпоха гетмана Мазепы».
Скоро секта «святого» Мазепия» начнёт искать лик своего кумира не только в церковной росписи, но и в трещинах асфальта, и даже в потёках краски на заборе. Когда они исчерпают и эту жилу, то примутся разрабатывать следующую. Скоро эта секта из отчаянья примется хватать прохожих на улице с воплями: «Я тебя узнал – держи Мазепу!» – дайте же им кто-нибудь галоперидола!
Александр Ростовцев, ПолитНавигатор

Комментариев нет :

Отправить комментарий