пятница, 27 июня 2014 г.

Нужно ли спасать Украину от тоталитарного режима

Сегодня едва ли не основной страшилкой, используемой в пропаганде так называемого «невмешательства России в события на Украине», является утверждение о чуть ли не поголовном антироссийском настрое населения этой страны, которое, якобы, делает бессмысленными любые попытки оказания ей помощи со стороны России.

В обоснование данной версии обычно приводятся разговоры с украинскими родственниками и знакомыми, которые вдруг сделались отъявленными врагами, ну и, разумеется, материалы украинских СМИ, буквально напичканными самой махровой русофобией. Однако спешить делать на этом основании сколь-нибудь обоснованные выводы явно не стоит.

Во-первых, потому, что даже если бы все население Украины поголовно орало на митингах кричалки а-ля экс-министр Дещица равно как и «москалив на ножи», это отнюдь не было бы поводом уклоняться от оказания этому населению необходимой помощи. Во всяком случае, именно так поступило человечество по отношению к жителям другой страны — нацистской Германии, которым оказали исчерпывающую помощь в освобождение от нацизма, даже несмотря на то, что они все поголовно орали «Хайль Гитлер!» и одобряли (во всяком случае, так писали в фашистских газетах) всю деятельность «обожаемого фюрера». В том, что в случае с Украиной ситуация сходная и требующая принятия аналогичных мер, нетрудно убедиться.

Во-вторых, у власти на Украине находится военно-террористический режим, который по факту еще хуже, чем гитлеровский, хотя бы потому, что захватил власть незаконным путем, в отличие от вполне демократической победы нацистов на выборах в Германии в 1933 году. Таким образом, этот режим, изначально построенный на насилии, не предполагает никакого общественного диалога, кроме чисто декоративного, никакой сколь-нибудь свободной оппозиционной деятельности, что дает основание говорить о наличии у народа права выражать свое собственное мнение, а не то, что ему предписано. Вся дальнейшая деятельность этого режима, изобилующая актами прямого физического террора против инакомыслящих — от одесского сожжения до серийных избиений кандидатов в президенты и террора психологического, связанного с насаждением в стране атмосферы всеобщего страха и беззащитности, когда убить могут даже за георгиевскую ленточку или за русский язык, лишь подтверждает тот факт, что на Украине установлен тоталитаризм нацистского типа, при котором не может быть и речи о правах и свободах человека. Атмосфера фашистского тоталитаризма усугубляется практически полным подавлением инакомыслия в прессе, которая в своей основе превратилась в орудие разнузданной оболванивающей пропаганды, практически неотличимое от министерства пропаганды Третьего рейха. Затыкание рта неугодным журналистам, физическое отключение неподвластных хунте телеканалов, избиения, аресты и даже убийства корреспондентов российского телевидения только за то, что они осмеливаются давать несогласованную с Киевом картину событий, красноречиво дополняют эту отвратительную картину.

Таким образом, наивные или злонамеренные разговоры о том, что население Украины настроено крайне антироссийски, следует признать несостоятельными уже по факту того, что никакие другие настроения, тем более выражаемые с помощью СМИ там, в принципе, уже невозможны. И, стало быть, аргумент о том, что Украину не надо спасать от поработившего ее режима, потому что, мол, этого не желает само местное население, совершенно несостоятелен. Ровно на том же основании страны-участники антигитлеровской коалиции должны были отказаться освобождать Германию от нацизма, поскольку немцы их об этом отнюдь не просили.
Следует совершенно четко отдавать отчет в том, что в случае с тоталитарными, террористическими режимами, подобными Германии Адольфа Гитлера или нынешнему бандеровскому рейху, такие общедемократические аргументы, как «воля населения страны» или «массовая поддержка народом политики правительства» теряют свое содержательное наполнение и становятся пропагандистскими пустышками, не имеющими в принципе никакого значения. Почему у заложников никогда не спрашивают, желают ли они быть освобожденными от террористов? Да потому, что заложники в ста процентах случаев скажут, что не желают. А если скажут иначе, то террористы их просто убьют.

Что же касается реального психологического состояния и настроений населения Украины, то его следует квалифицировать как весьма разнообразное и неоднозначное. Прежде всего, вполне очевидно достаточно массовое неприятие нацистского госпереворота на юго-востоке страны. Это уже привело к отделению Крыма и вооруженному восстанию на Донбассе. Применительно к этим регионам говорить о каких-то массовых антироссийских настроениях просто смешно. Ненамного лучше для киевской хунты обстоят дела в так называемой «серой зоне» — областях юго-востока, которые, во всяком случае пока, не проявляют заметной политической активности. Какой ценой хунта обеспечила эту их, по крайней мере, внешнюю лояльность, нетрудно понять, если вспомнить зверские убийства мирных жителей Харькова, бандитские разгоны антимайданов в Запорожье и Николаеве и, наконец, истинно фашистское злодеяние в одесском доме профсоюзов. Здесь говорить о какой-то массовой поддержке бандеровского режима также явно не приходится.

Психологическое состояние местного населения, скорее, характеризуется глубокой подавленностью, запуганностью либо даже обреченностью, но никак не всеобщим антироссийским энтузиазмом. «Мы превратили Одессу в овощ», — на днях заявила в кругу своих подельников Юлия Тимошенко. Что ж, лучше, пожалуй, не скажешь. Вот только вряд ли те же одесситы считают это «овощное» состояние, в которое их вогнали, оптимальным и будут настаивать не его сохранении. И даже в западных регионах Украины, где русофобия всегда правила бал, по мере того как на Восток отправляются все новые порции галичанского пушечного мяса, настроения стали заметно меняться. Во всяком случае, сегодня самыми политически активными в этом регионе стали отнюдь не бандеровцы, а… солдатские матери, которые никак не желают менять жизни своих сыновей на дальнейшее процветание киевской хунты.

Все это, конечно, не исключает того, что в массе украинского населения есть определенные группы, которые даже в этих обстоятельствах сохраняют полную лояльность режиму. Во-первых, это, разумеется, те, кто от него непосредственно кормится, в том числе и значительная часть чиновничьего аппарата, которому вообще без разницы, какому режиму служить, — лишь бы взятки давали. Так, например, сегодня поголовное взяточничество расцвело в военкоматах, куда граждане несут деньги, чтобы откупиться от окопов Восточного фронта.

Во-вторых, это так называемые коммерсанты средней руки, то есть всевозможные торговцы, которых вполне устраивает паразитирование на трупе собственной экономики и которым союз с Западом (а именно он поддерживает киевских неонацистов) представлялся до недавних пор самым верным решением. Однако это в теории. На практике же эти торговцы, ввиду общего ухудшения экономической конъюнктуры и нарастающего обнищания населения, начинают стремительно терять свои заработки и все чаще задумываются, а на того ли коня они поставили.

Ну и, наконец, третья, самая, пожалуй, многочисленная группа поддержки режима — обычные зомбированные телевизором дураки, идеологические мечтатели и прочая шушера, которой всегда хватает в любом государстве и на которую лучше всего воздействует обычный дрын или полицейская дубинка, поскольку апелляция к их разуму, за неимением такового, заведомо бесполезна. Сегодня они, что называется, на коне, поскольку очень полезны власти и дубинка им не грозит. Но ведь это вполне поправимо... В целом же упомянутые три группы населения поддерживают нынешний киевский режим с тех позиций, уважать которые и тем более считаться с ними явно не приходится.

Так что психологическая ситуация на Украине, вопреки распространенному, не без умысла, мнению, отнюдь не так однозначна, как ее кое-кто рисует, и совсем небезнадежна. Точно также как она не была безнадежна в нацистской Германии, в которой после военного поражения гитлеровского режима количество активных национал-социалистов молниеносно свелось к нулю, зато от желающих осудить «тысячелетний рейх» буквально не было отбоя. Именно поэтому, кстати, программа денацификации Германии не сопровождалась никакими особыми затруднениями и завершилась в весьма сжатые сроки.

Что же касается Украины, то ее денацификация может пройти еще менее болезненно по той простой причине, что местный неонацистский режим еще не успел пустить здесь глубокие корни и построить обычную в таких случаях инфраструктуру тотального подавления собственного народа. Хотя все идет именно к этому, и уже озвученные инициативы властей о фильтрационных лагерях для выявления неблагонадежных граждан и создании войск СС (так по, разумеется, чисто случайному совпадению, будут называться некие «силы спецопераций») говорят о том, что с этим делом стоит поторопиться. Пока еще есть кого спасать.

Отсюда