пятница, 22 сентября 2017 г.

Цыганский шнапс — против стотысячного войска

Каждый игравший в военные игры по сети знаком с термином friendly fire (англ. «огонь по своим»). Что может быть глупее, чем ситуация, когда собственные соратники убивают друг друга?! Но если вы думаете, что именно в вашей команде собрались самые криворукие и упоротые невменько, то это вы ещё не слышали вполне реальную историю о том, как австрийское войско разгромило само себя из-за бухла.



17 сентября 1788 года. Россия воюет с Турцией уже 11 лет. Австрия уже год как поддерживает своих русских союзников и тоже бьет турок. Стотысячная австрийская армия во главе с самим императором Иосифом II выдвигается на территорию современной Румынии для генерального сражения.

Армия встаёт лагерем у городка Карансебеш, и на поиски противника выдвигается рота гусар. Переправившись через реку, гусары обнаруживают вместо турок цыганский табор. Цыгане уверяют, что никаких турок поблизости нет, а раз такое дело, то почему бы гусарам слегка не накатить?

Может ли отряд австрийских всадников отказаться от цыганского шнапса?

Достают кошельки, начинаются возлияния и продолжаются аж до сумерек. В темноте чад кутежа привлекает внимание австрийских же пехотинцев. Пехотинцы спешат навстречу гусарам, ведь им завидно: выпивка явно есть, но сколько осталось? Хватит ли, чтобы накидаться ещё и им?

Появление пехоты, понятное дело, не вызывает радости у гордых гусар. Пьяный трезвому не товарищ — делиться никто не желает. Тем более что шнапса осталось не так уж и много. Завязывается напряженная беседа, встает неизбежный вопрос об уважении. На землю летят первые пуговицы, а затем и зубы…

Возникает невольный вопрос: это насколько нужно быть одарённым, чтобы спорить с толпой пьяных гусар и пытаться отнять у них законно купленную выпивку? Ответ очевиден — настолько же, как средний австрийский пехотинец.

Обстановка накаляется. Чьи-то нервы не выдерживают, и раздается выстрел. Другая сторона тут же отвечает. Начинается пальба. Раздается крик «Турки!» Все паникуют и суматошно валят в лагерь, давя друг друга.



Иосиф II в окружении солдат

В тёмном лагере никто не ждет появления вопящих пехотинцев и не пойми чьей бешеной конницы. Самыми бодрыми оказываются артиллеристы, открывающие огонь по мнимым турецким всадникам. Из загонов вырываются кавалерийские лошади и мечутся по лагерю. Ор и пальба, и вот солдаты уже начинают спотыкаться о тела павших. Лагерь погружается в паническое безумие.

Всё ещё могло бы успокоиться, не будь армия многонациональной. Солдаты и офицеры из разных народов не понимают крики друг друга. Все стреляют куда попало. Очень вовремя падает мост, а вместе с ним и бегущие солдаты.

И тут просыпается император Иосиф II. Сначала он обалдевает, а потом, достаточно обалдевший, вскакивает на коня и пытается вразумить свою армию. Императорский ор — последняя и очень призрачная надежда на восстановление порядка. Но всё зря. В суматохе Иосиф II падает в реку. Возможно, это спасло ему жизнь, так как его адъютанта просто затоптали насмерть.

Армия вступает в хаотичный бой друг с другом и вскоре разбегается врассыпную.

Согласно одним источникам, потери австрийцев в этом бессмысленном и беспощадном месиве составили сотни солдат. Другие доводят общее количество убитых и раненых аж до 10 тысяч! В любом случае, огромная армия фактически перестала существовать без малейшего постороннего вмешательства. И всё из-за алкожадности.

Через 2 дня явилась турецкая армия. Лагерь австрийцев разгромлен таинственным, но могучим противником. Поблагодарив Аллаха, турецкий главнокомандующий приказывает обезглавить всех оставшихся в живых и занимает город без боя.

Самое странное, что после такого позора австрийцы продолжили войну и, в конце концов, победили.

Александр Дёмин

Комментариев нет :

Отправить комментарий

СуперКопилка