четверг, 6 июля 2017 г.

«А поезд тихо ехал на Бердичев»: на Украину массово потянулся российский творческий бомонд

Фельетон о том, о чем мечтают предводители  «культурной революции» на Украине. Итак, в Верховной Раде сказали: «Поехали!»

Запыхавшийся Николай Басков, с трудом переведя дух остановился на железнодорожной платформе Киевского вокзала Москвы, бережно установив рядом шесть концертных чемоданов. Он ожидал объявления посадки на поезд №073-А «Москва-Львов».

У Николая был билет до Львова: узнав об изменениях в законе «О гастрольных мероприятиях в Украине», он сразу же отрёкся от России и решил с ветерком прокатиться по «незалежной» – благо, теперь никто не составит ему конкуренции, так как все российские исполнители-«ватники» лишились счастья гастролировать по Украине. Басков заранее договорился о своём приезде с пани Марией – оперной дивой Максаковой, которая тот час же «прогнула» под него Львовский оперный театр, поскольку после беседы с российскими пранкерами Евгений Нищук назначил её своим заместителем. «Оторвусь по полной!» - Басков уже мысленно блуждал со своей сольной программой по львовским «кавьярням», предвкушая такое мелодичное и милое сердцу слово - «Мыкола»…

К реалиям его вернул легкий шлепок по плечу. «Ну что, сам свалить решил, а о коллегах не позаботился?» - перед Басковым возник грозный силуэт солиста Оперного театра Московской государственной консерватории им. Чайковского Владимира Автомонова. «Я тоже прошёл собеседование по скайпу, и еду работать во Львовскую оперу!» - баритон слегка оттолкнул Баскова, так как началась посадка в поезд. Оказалось, что у Баскова и Автомонова были билеты в одно купе.
 
Максим Галкин упирался до последнего: его сдерживали контракты на российском телевидении. Но Алла Борисовна, как обычно, настояла на своём: она отказалась от России за себя и за того парня, успев втихаря прикупить домик в Пуще-Водице под Киевом – как раз возле трамвайной остановки и недалеко от детского лагеря «Артек-UA». Уговоры молодого супруга на Примадонну не действовали, поэтому Галкин уныло плёлся за Аллой Борисовной, машинально всматриваясь в нумерацию вагонов. Им нужен был первый с головы поезда: Алла Пугачева по обыкновению арендовала весь вагон, иначе куда поместить все вещи, которые тащили на себе 22 вокзальных рикши?

Филипп Киркоров держал в руках дорогой планшет и «селфился» на фоне поезда вместе со Львом Лещенко. Они фиксировали последние минуты своего пребывания в «ненавистном Мордоре»: впереди всеми цветами радуги переливались красочные картинки сказочной гастрольной жизни! Ими уже были подписаны контракты на проведение крутых корпоративов в лучших ночных клубах Троещины. Помимо этого, та же Маша Максакова, которая, напомним, после звонка российских пранкеров стала замминистра культуры, уже разработала им гастрольное турне по зоне «АТО». Балет «Тодес» и прочих она приказала не брать, пообещав обеспечить мэтров эстрады Национальным оркестром национальных инструментов Украины. Все складывалось как нельзя лучше…

С легкими спортивными рюкзаками пронеслись по перрону Олег и Родион Газмановы. Родион в такт прыжкам отца громко напевал: «Люси… о-о-о-о, Люси…!» Дело в том, что их билеты на поезд находились у Заслуженной артистки России Людмилы Кожевниковой, которая уже трижды звонила на мобильный Газманову-старшему с вопросом: не передумали ли уезжать? Иначе, мол, билеты достанутся другим желающим… Стоит отметить, что достать проездные документы на поездку в украинском направлении было достаточно сложно по причине отмены подавляющего большинства составов, связывавших Россию и Украину.

Иосифа Кобзона провожал на вокзал закадычный друг Геннадий Зюганов. Коммунист и сам был не прочь отправиться на ПМЖ в «незалежную», но его намерение усложнял тот факт, что он - не артист, и что Компартия на Украине запрещена. Он грустно нёс на вытянутых руках два концертных костюма Иосифа Давыдовича: договорено, что по приезду в Винницу Кобзона прямо с вокзала забирают для участия в музыкальном шоу, которое снимает телеканал «ZIK» в пригороде Жмеринки.

Надежда Бабкина впопыхах повторяла слова недавно выученной украинской народной песни «Ой, летiли дикi гуси, такi дикi, що не можна передать». Несколько дней назад её надоумил на это бодро шагающий рядом Александр Розенбаум. Перед поездкой он долго мониторил новости из Украины, и усвоил: с его «Утками» там делать нечего. Поэтому решил выступить дуэтом вместе с Бабкиной: он будет играть на гитаре, а она - петь, поскольку выучила слова.

Вальяжными походками по забитому людьми и чемоданами перрону вдоль львовского состава шли Григорий Лепс, Юрий Антонов и Кай Метов. Каждый из них взял билет до Киева в купе «люкс», но по прибытию поезда выяснилось, что «VIP-кибиток» в нём отродясь не было. Артисты пытались сообразить на троих, в каком вагоне, всё-таки, «бросить кости»? После непродолжительных поисков и раздачи автографов проводникам нашлись три верхние боковые полки в одном из плацкартных вагонов. Разочарованные условиями, но при этом воодушевленные своим отъездом в демократическую и культурную страну, Лепс, Антонов и Кай Метов, весело перекрикиваясь, забросили свои сумки на полки и принялись подбирать аккорды к шикарной «коломыйке», которую в ночь перед поездкой сочинил Юрий Антонов.

Юлия Чичерина и Александр Ф. Скляр в купе своего вагона пробрались незамеченными. «Долгие проводы – лишние слезы!» - в сердцах обронила Чичерина, теребя в руках украинский веночек, хитро сплетённый из колосков и маковок. Впереди их ожидало сногсшибательное рок-турне по райцентрам Кировоградской и Черкасской областей. Юля вдумчиво отыскивала на карте местоположение упомянутых регионов, а Александр Феликсович тем временем бодро созванивался с кем-то из Киева, договариваясь на предмет приобретения бандуры. Как позже выяснилось, снова-таки с Машей Максаковой, которая пообещала решить эту проблему по прибытии. Рок-исполнители, готовясь к отъезду на Украину, обновили свой имидж, внеся в него самобытный колорит украинской национальной культуры. На бандуре решили играть по очереди, чтобы никому не было обидно.
 
В соседнем купе репетировали сцену из спектакля на украинском языке Армен Джигарханян и Сергей Безруков. Речь шла о каком-то парубке, похитившем из «схрона» гуцулку Маричку. Рядом с подсказками стоял Никита Михалков: он знал несколько украинских слов, поэтому ему было легче ориентироваться в тексте. Все трое настолько увлеклись репетицией, что не заметили, как в приоткрывшуюся дверь прошмыгнул бородатый юноша в кепке и солнцезащитных очках. Сбившись на полуслове Безруков резким движением снял с парня очки: перед ними пританцовывая стоял Тимати, подпевающий собственным наушникам, из которых вырывался наружу украинизированный сингл «Лада седан - баклажан». «Все едут – и я еду! Я же не лох какой-нибудь отказываться от таких перспектив!», - Тимати задвинул свой рюкзак под сиденье и привычным щелчком открыл баночку «Черниговского».

По узким коридорам плацкарта, расталкивая всех локтями, пробирались к своим местам Лариса Долина и Елена Ваенга. Они были в длинных вечерних платьях с глубокими декольте, так как приехали на вокзал прямо с прощального концерта, проходившего в Лужниках. Переодеться не успели, к тому же много времени провели в пробках. Добравшись до купе, певицы облегченно вздохнули и, прикрывая друг друга от любопытных глаз (почти половину вагона составляли возвращающиеся с вахт западно-украинские гастарбайтеры), облачились в вышиванки, которые пару лет назад им подарили поклонники из Украинского культурного центра, что на Арбате. Певицы бережно хранили их среди своих вещей, и вот, наконец, настал тот долгожданный момент, когда они нежно обволокли их тела!..

Двум Михаилам – Пореченкову и Боярскому - повезло, как никому: они заблаговременно выкупили для себя целое купе. Разложив по полкам тяжеленные чемоданы, оба сидели и наслаждались мечтами, предвкушая феерические туры по Украине. Пореченков уже согласился на роль телеведущего в развлекательной программе «Потерь нет» «5 Канала» Петра Порошенко. Боярский, со свойственной ему манерой, долго перебирал предложения насчёт своего участия в киносъемках, дав частичное согласие сыграть роль предводителя «Великих Укров», выкопавших Чёрное море. Съёмки сериала сулили немалую популярность, и он уже пообещал американскому режиссеру, выходцу из украинской диаспоры, что три четверти гонорара будет перечислять в зону «АТО».

Иван Охлобыстин, скромно разместившийся в купе одной из проводниц (по причине отсутствия билета), всеобщему ажиотажу не поддавался: он писал сценарий благотворительного концерта, проведение которого было запланировано в клубе города Здолбунов Ровенской области. По задумке Ивана, целью мероприятия должна была стать реклама сбора пластиковых крышечек для изготовления протезов «героям АТО». Охлобыстин настолько проникся глубочайшим содержимым этой благородной идеи, что не заметил, как поезд плавно тронулся с места, и, качнувшись, начал удаляться от вокзала… Неожиданно в окне мелькнуло озабоченное лицо Сергея Шнурова, явно пытавшегося запрыгнуть на подножку вагона. Охлобыстин молниеносно рванул к стоп-крану, но чья-то рука дёрнула тормозной механизм буквально перед его носом. Послышался скрип, состав начал тормозить… «Круто я успел!» - довольная физиономия Сергея Пенкина расплылась в улыбке.

Шнур радостно запрыгнул в остановившийся перед ним вагон, бодро насвистывая припев из «Лабутенов». На Украину он решил уехать без группировки «Ленинград», поскольку посредством скайпа и мессенджера уже собрал там, на месте, отличную «талантливо-свидомую» группировку «Хохлозавры».

Вслед за Шнуром в состав начали прорываться и другие опоздавшие: Иосиф Пригожин помогал взобраться на металлические ступеньки Валерии, а Вадим Цыганов заботливо подсаживал свою супругу Вику. Кстати, все они, по задумке Охлобыстина, будут задействованы в благотворительном концерте в украинском городе Здолбунов.

Последним за подножку уходящего в сторону «незалежной» поезда вцепился Евгений Ломоносов из питерской группы «Разумные игры». Он поздно узнал об изменениях в украинском законодательстве в целом и о «гастрольном законе» в частности, поскольку был занят на гастролях в Донецке и Луганске. Но, тем не менее, успел, слава Украине!
 
Под стук колес, ритмично отщелкивающих мотив какой-то древне-украинской песни в поезде № 73 «Москва-Львов» ехали счастливые российские певцы, музыканты, актеры и режиссеры. Их всех объединяла любовь к Украине, её культуре и тяге к разумному, доброму, вечному… Именитые пассажиры не стесняясь переодевались в украинскую национальную одежду, пели «коломыйки», ходили туда-сюда по вагонам, выкрикивая «Слава Украине! -Героям слава!». Недоступной для общей тусовки были лишь Пугачева с Галкиным: закрывшись в отдельно арендованном вагоне, они усердно переделывали новогодний сценарий «Голубого огонька» под лазерное мега-шоу ко Дню Независимости Украины. И где-то отдельно ото всех тоскливо смотрел на уплывающие вдаль русские берёзки Николай Басков, который был уверен, что поедет на Украину один, и никак не рассчитывал на столь обильную конкуренцию в лице своих коллег по творческому ремеслу…

А там, на оставшемся позади Киевском вокзале, штурмовали билетные кассы Владимир Бортко, Яна Поплавская, Глюкоза, Ольга Кормухина, Джанго, Денис Майданов, Стас Пьеха, Николай Расторгуев, Кристина Орбакайте, Валентин Гафт, Елена Яковлева и другие. В связи с увеличившимся спросом на проездные документы в сторону Украины сайт РЖД завис, поэтому желающим отправиться в европейское турне по стране победившего маразма приходилось выстаивать длинные очереди, чтобы заполучить вожделенный билет в один конец…
 

Комментариев нет :

Отправить комментарий