воскресенье, 17 мая 2015 г.

Почему либерализм противоречит научной картине мира

Онотоле Вассерман рассказывает и показывает:

Начну издалека — с целостной картины мира. Я на эту тему уже очень многое говорил и писал. В частности, отмечал: в те времена, когда я учился, целью всего образования, по сути, было формирование этой картины — представление о мире как результате взаимодействия сравнительно небольшого числа фундаментальных закономерностей. Именно это взаимодействие формирует всё многообразие мира и порождает всё его развитие.



Если вы знаете эти закономерности, представляете себе процессы их действия и взаимодействия, умеете выводить из них основные следствия — вы уже знаете о мире очень много. Один из создателей французской энциклопедии Клод Адриен Жан-Клод-Адриенович Швайцер (он перевёл свою фамилию с немецкого на латынь и известен как Гельвеций; 1715.01.31–1771.12.26) ещё два с половиной века назад сказал: «Знание некоторых принципов легко возмещает незнание некоторых фактов». Он очень скромничал: из одного принципа можно выводить тысячи, а то и миллионы фактов. Об этом я тоже многократно писал.

Например, мой отец — один из крупнейших в мире специалистов по составлению уравнений состояния, то есть формул связи температуры, давления и плотности веществ. Из них заодно можно вывести и многие другие важные свойства. Эти формулы очень востребованы в науке и технике. Технология их составления так отработана, что в мире этой работой занято всего около сотни человек (отец уже полвека в первой десятке этой сотни, ибо занят прежде всего разработкой новых методов составления). В основе уравнения — несколько сот (для особо востребованных веществ — тысяч) прямых измерений плотности при разных сочетаниях температуры и давления. Уравнение стыкуется с ними в пределах точности эксперимента. Но когда оно составлено, по нему можно определить свойства вещества в бесчисленных миллионах сочетаний условий (в том числе и в тех, где прямое измерение весьма затруднительно). Это, конечно, лишь крошечный фрагмент целостной картины мира — но даже из него видно, сколь велики её возможности.

К сожалению, цель нынешнего образования — не формирование, а разрушение целостной картины мира. В идеале человек, получивший среднее образование в очень средней американской школе и высшее в болонизированном на всю голову западноевропейском университете, должен не просто не знать о существовании целостной картины мира, а не иметь даже возможности подумать о том, что такая картина в принципе может быть.

Почему так? В основном потому, что в целостную картину мира вписывается далеко не всякий факт. А если не вписывается — одно из двух: либо факт ложный, либо с самой картиной не всё в порядке.

В частности, мне в середине 2000-х годов пришлось всерьёз пересмотреть часть моей личной картины мира, относящуюся к общественным наукам — истории, экономике, политике. Пришлось потому, что накопилась критическая масса фактов, не соответствующих моей тогдашней вере в учения, провозглашающие благотворность неограниченной политической — либерализм — и экономической — либертарианство — свободы личности безо всякой оглядки на общество. Самые рьяные адепты этих учений вовсе отрицают реальность самого понятия «общество». Например, Маргарет Хилда Алфредовна Робёртс (по мужу Тэтчёр, 1925.10.13–2013.04.08) на очередное указание о вреде для общества принимаемых ею хозяйственных мер ответила: общества нет — есть мужчины и женщины. И многие её болельщики в это уверовали.

В конце концов я не только убедился в ложности этих учений, но и установил главную причину заблуждения. Она опять же связана с целостностью картины мира. Точнее, с её многоуровневостью. Эти учения противоречат одному из ключевых принципов общей теории систем: целое больше суммы своих частей. Каждый новый уровень сложности структуры порождает новые закономерности, не сводимые напрямую к закономерностям нижележащих уровней.

Например, теоретически известно: все особенности поведения химических элементов и хода химических реакций можно вычислить на основе уравнений квантовой механики. Более того, для некоторых простейших случаев такие вычисления проведены — и результат точно соответствует эксперименту. Но для большинства практически важных задач соответствующие расчёты столь сложны, что куда легче изучать химию экспериментально и уже на основе результатов этих экспериментов выводить собственные законы химии.

Либерализм и либертарианство пытаются рассматривать только личности и прямые межличностные взаимодействия. Но общество в целом — следующий уровень сложности, не сводимый напрямую ни к личностям, ни к их прямым взаимодействиям. Например, даже простейший элемент экономики — акт купли-продажи — нельзя рассматривать изолированно: на него влияют не только потребности конкретного покупателя и возможности конкретного продавца, но и, например, условия других подобных актов — продавец и покупатель оглядываются на цены предыдущих сделок. А хрестоматийно известное повышение производительности труда вследствие его разделения и подавно невозможно описать в либертарианских терминах. Так, один из основателей либертарианства Людвиг Хайнрих Артурович Эдлер фон Мизес (1881.09.29–1973.10.10) в своих трудах явил полное непонимание условий разделения труда в целом и существования технологических цепочек в частности; одну из его фантазий на эту тему я кратко разобрал в статье «Технологические цепочки. Либертарианство несовместимо с производством» — «Бизнес-журнал», №2012/02. Да и оглупление толпы (по сравнению с даже глупейшим человеком в ней), известное любому политтехнологу и массово используемое для организации «цветных революций», не вписывается в догматы либерального восхваления хоть личности, хоть демократии.

Итак, мне пришлось пересмотреть значительную часть своей картины мира, как говорится, под напором неопровержимых улик. Но если бы у меня этой картины вовсе не было — я бы, скорее всего, просто не заметил, что руководствуюсь ложной теорией, и просто колебался с линией партии (как колебались те, кто считал коммунизм не целостной теорией, а всего лишь инструментом обоснования власти нового поколения чиновников).

Этим и хороша целостная картина мира для того, у кого она есть. Этим она и плоха для тех, кто пытается манипулировать другими.

Источник

Комментариев нет :

Отправить комментарий