суббота, 25 апреля 2015 г.

Анастасия Скогорева: Шантаж и любовь — две вещи несовместные

Куда смотрят кураторы Украины? Это не мой вопрос. Этот вопрос задал во время ток-шоу экс-премьер-министр Украины Николай Янович Азаров. И в его голосе прозвучало неподдельное удивление. Мол, ладно, ЕС и США забрали незалежно-залежавшуюся под свое демократически-общечеловеческое «крыло». Ну так, как говорила Золушка в юмористической пьесе Леонида Филатова, «придайте ей пристойный вид хотя бы, а то еще приснится, не дай Бог»!


Тут надо сказать, что Николай Янович явно переоценивает кураторов. Они смотрят сразу в несколько сторон, и глаза у них, можно сказать, разбегаются. У США, поскольку они объявили себя исключительной страной и гегемоном человечества, есть Иран, Израиль, Йемен, Афганистан, ИГИЛ, Боко Харан, Аль-Каида, Талибан... список можно продолжать. У Европы есть Греция, Испания и Италия, пристально наблюдающие сейчас за Грецией, вечно воспаляющаяся рана в лице Косово и, конечно, же Ливия, поставляющая беженцев так бесперебойно, что ей позавидовало бы любое предприятие тяжелой промышленности. На Украину времени остается мало, денег — еще меньше, желания давать деньги не остается совсем никакого. Поэтому нет ничего удивительного в том, что незалежная периодически пускается во все тяжкие и ведет себя, мягко говоря, неадекватно. Просто ее кураторы заняты....

Гораздо интереснее, на мой взгляд, поведение самой Украины. Кому как, а лично мне она все больше и все чаще напоминает героиню пьесы Александра Николаевича Островского «Бешеные деньги». Ну, помните — красивая избалованная барышня, которая вышла замуж за провинциального и глубокого презираемого ею предпринимателя (ватник!). Потом в какой-то момент решила, что продешевила (денег у мужа, по ее мнению, оказалось меньше предполагаемого), весьма картинно расплевалась с законным супругом, обозвав его при этом всеми словами, которые только были употребимыми «сливками общества». Побежала к, с ее точки зрения, богатому дворянину (це Европа), в надежде, что он будет ее содержать за умеренные и ограниченные ласки с ее стороны (он — импотент, поэтому ничего серьезного ей не угрожает). Обломалась, потому что, кроме старческой импотенции, дворянин страдал еще и недостатком располагаемых финансовых ресурсов. Стала подумывать о возвращении к законному супругу, и в рамках реализации этого плана прикинулась умирающей, чтобы пробудить у последнего сострадание...

Ну, пьеса есть пьеса, поэтому у ее героини все срослось как нельзя лучше. Муж, зная, что его соперник — импотент, немного для виду поколебавшись, принял блудную жену назад, правда, выставив ей весьма жесткие условия дальнейшего супружеского существования. В жизни же — и особенно в истории взаимоотношений между Россией и Украиной — возможен другой вариант. Героиня пьесы Островского была внешне сугубо привлекательна и молода, что, несомненно, оказало воздействие на решение героя. Она в силу своего высокородного положения позволяла ему войти в высший свет московской аристократии. Наконец, она, как признал сам муж, не совершила адюльтера. Как мы понимаем, в случае с Украиной все обстоит несколько иначе.

Что может дать Украина России, если последняя вдруг решит, что ей позарез нужно восстановить союзнические связи с первой? В одном из своих постов мы уже написали об этом — разрушенную экономику, убитое промышленное производство, банковскую систему, которая производит впечатление, что ее тоже на протяжении года подвергали обстрелу из тяжелого вооружения. «Дырявый» Пенсионный фонд, «дырявый» Гарантийный Фонд, из которого выплачивают страховые возмещения вкладчикам рухнувших банков. Золотовалютные резервы, которых — это не мои оценки, а оценки украинских экономистов — не хватает для того, чтобы профинансировать трехмесячный импорт. Состоявший дефолт по ряду обязательств и пока еще не состоявший дефолт по ряду других, но практически неизбежный...

В пьесе Островского героиня, склоняя к обиженного супруга к восстановлению прежних отношений, намекает на то, что в противном случае она либо пойдет в актрисы, либо пустится во все тяжкие — то есть, нанесет ему репутационный ущерб. Не власти Украины, но некоторые ее граждане намекают на то, что, если Россия откажется от «экс-сестры», то «экс-сестра» разместит у себя на территории базы НАТО. И героиня Островского, и те, кто выдвигают сейчас аналогичные аргументы, не понимают одного и того же — решение о примирении не может быть принято под влиянием шантажа. Тут нужна любовь и надежда на то, что оступившуюся «барышню» можно исправить, а не страх перед тем, кому она в случае отторжения отдастся, и что она наговорит о бывшем супруге.

Понимает ли это Украина? - Не факт. Понимают ли это ее кураторы, которые — есть такое подозрение — спят и видят, как бы сбыть ее с рук? - Нет, потому что им такие чувства в данном случае недоступны. Понимает ли это Россия? - Поживем — увидим, но лично у меня есть подозрение, что доля любви в ее отношении к Украине с каждым днем неуклонно уменьшается. И шантаж в этом процессе уменьшения играет не последнюю роль. Можно простить человека, который оступился — нельзя простить того, кто не раскаивается и намекает на то, что будет делать так и дальше, вот только под твоим крылом перышки отрастит и немножко жирка нагуляет...

via

Комментариев нет :

Отправка комментария