среда, 19 июля 2017 г.

Украина в поиске варягов: помогли ли ей чудесные грузины. Нюра Н. Берг

Президент Украины в эти дни наносит визит в Грузию. Вот уже создали очередной Стратегический совет, чтобы вместе, мытьем и катаньем, дальше насиловать ЕС своими притязаниями.
Михаил Саакашвили
Официальная программа широка и разнообразна, а мы гадаем — входит ли в нее итоговый отчет об использовании грузинских реформаторов, имплантированных было в украинскую власть практически на самые высокие позиции? Десант этот почти в полном составе уже покинул постмайданную Украину, и только Саакашвили — главный персонаж черного водевиля — все еще производит политические телодвижения, то и дело объявляя о планах на украинский трон.
Будет или нет говорить Порошенко со своими грузинскими побратимами о том, почему у Украины не получилось и в чем причина бесславного возвращения кавказских реформаторов домой, но мы, пользуясь поводом, напомним вехи этой истории.
Украинское гражданское общество, под которым обычно понимается совокупность грантоедов и сознательных борцов за незалежность путем регулярных выстрелов себе в ногу, всегда мечтало о том, что некто более умный, более честный, более образованный придет править и володеть ими. По умолчанию считалось, что 42-миллионный украинский народ не может отыскать в своих недрах хоть сколько-нибудь достойных менеджеров, способных при виде бюджетной гривны не складывать руки совковой лопатой. Украинские блогеры в свое время написали бессчетное число восторженных статей на тему «Почему у Грузии получилось». К тому же бывшего президента Сакартвело Михеила Саакашвили с Украиной связывали крепкие многолетние связи, а главное — общие кураторы. В 2004-м «батоно» страстно поддержал Оранжевый майдан и потом в челночном режиме ездил в Киев консультировать своего побратима Ющенко.
После победы «революции гидности» на серьезные должностные посты было приглашено десятка три видных грузинских реформаторов. Звездой всей этой когорты «чудесных грузин» стал, разумеется, пан Саакашвили, объявленный прокуратурой Грузии в розыск в рамках трех уголовных дел. Должность ему была предложена довольно скромная, явно не соответствующая гигантским амбициям реформатора — он алкал места премьер-министра, но не свезло. Однако был настроен решительно — и в должности губернатора Одесской области намерен был показать высочайший класс государственного управления, за пару недель побороть коррупцию и сделать регион витриной свобод, демократии и экономического роста.
Однако, несмотря даже на то, что начальником областной милиции Саакашвили поставил своего соратника Лорткипанидзе, а прокурором — Давида Сакварелидзе, коррупция лишь глумливо усмехалась и продолжала свое победное шествие. Вскоре имя Саакашвили стали связывать с неким фондом, который щедро и жирно финансировал все нужды губернатора и его обслуги. Не обошелся Саакашвили и без своих фирменных скандалов с назначением на высокие должности нежных и фигуристых, но совершенно негодных для государственного управления юных дев. В своей работе Михаил Николаевич опирался на варягов калибром помельче, не доверяя важное дело управления губернией одесситам. Набрал чиновников с Западной Украины, из Грузии и других уважаемых мест, и практически все они бесславно и скандально свои должности покинули. Маша Гайдар и Саша Боровик оказались и вовсе фриками, хотя именно их Саакашвили предъявлял как авангард виртуозных креативных реформаторов.
В Одессе Саакашвили замутил несколько громких проектов, от которых отчетливо несло попилом, но в сухом остатке остались лишь, во-первых, покрытая патриотической соломой и вышиваночными узорами хатынка, в которой теперь моментально заключаются браки, а во-вторых, кусок отремонтированной дороги.
Все полтора года своего губернаторства Саакашвили провел в публичных терзаниях по поводу государственных несовершенств, обильно уснащая своими диковатыми речами все доступные ему эфирные площадки, грубо ссорясь с журналистами, перебрехиваясь с политиками и обвиняя высокопоставленных чиновников в тотальной коррупции. Он не скрывал президентских амбиций, регулярно в телестудиях устраивал разборки с министром Аваковым, настырно жаловался на резкое недофинансирование областного бюджета, окончательно рассорился с Порошенко и, конечно, был изгнан. Формально он написал заявление об отставке сам, при этом объявив, что ему все равно, кто будет грабить украинцев — Янукович или Порошенко. Кому это могло понравиться? Теперь Саакашвили создал свою партию, планирует крестовый поход, разоблачает козни президента и не оставляет надежд выхватить казацкую булаву из его рук.
Кстати, еще за полгода до Саакашвили, в декабре 2014-го, пост замминистра внутренних дел заняла его соотечественница Эка Згуладзе — невестка крайне одиозного французского левака-русофоба Андре Глюксманна, за три дня до назначения получившая гражданство Украины.
«Калбатоно» решительно взялась за переустройство украинской милиции в полицию (тоже, конечно, под камлания о борьбе с коррупцией), набрала в патрульную полицию тучу бравых селфистов, имевших нулевые знания и опыт, но вошла в топ-100 мировых мыслителей по версии американского журнала Foreign Policy. Подвиги ее подопечных, преимущественно переводящих бабушек через дорогу и снимающих кошек с деревьев, обильно пиарились в украинских СМИ, но во всех конфликтных ситуациях, уличных беспорядках и мордобоях, а также рейдерских захватах полицейские, как правило, сохраняют статуарную недвижность и отстраненно созерцают происходящее. Новые полицейские, приступив к делу с полным осознанием своего величия и вседозволенности, разбили несколько десятков авто, замазались случаями противозаконной стрельбы и убийством пассажира в упор через лобовое стекло машины, но наказания не понесли. Завершилась реформаторская деятельность пани Згуладзе колоссальным скандалом — ее якобы задержали в Борисполе с чемоданом, в котором было четыре миллиона долларов наличными. Дело крайне мутное, но, судя по вовлеченности в ситуацию высших должностных лиц Украины, обвинения были небеспочвенными.
Другая прекрасная грузинка, Хатия Деканоидзе, в ноябре 2015-го стала главой Национальной полиции Украины (нынешняя власть Грузии обвиняет Деканоидзе в масштабных кражах во время ее работы на родине).
Она поменяла почти весь командный состав силовой структуры, регулярно выступала с громкими заявлениями и сделала по меньшей мере одно доброе дело — убрала с должности главы департамента противодействия наркопреступности Илью Киву, судимого пациента психдиспансера. На посту она тем не менее чувствовала себя крайне дискомфортно, находясь в постоянной противофазе с министром Аваковым.
Ровно год назад в Киеве был убит журналист Шеремет, и Хатия объявила расследование этого преступления делом чести всей полиции, но с честью традиционно не задалось. Возможно, последней каплей стало подписанное ею под нескрываемым давлением Авакова назначение заместителем министра 24-летней Анастасии Деевой, чье порнографическое портфолио занимало умы охочих до сенсаций украинцев целую неделю. Уходила Хатия тяжело, жаловалась на препоны и преграды в борьбе с коррупцией.
Вопросами правопорядка чуть больше года занимался еще один птенец того же саакашвилиевского гнезда, Давид Сакварелидзе, на должности заместителя генпрокурора. Был уволен за грубое нарушение прокурорской этики, вмешательство в служебную деятельность другого прокурора, совершение проступка, который порочит работника прокуратуры, и прочие шалости.
Недовольным и разочарованным оставил свой пост Джаба Эбаноидзе, попытавшийся возглавить регистрационную службу Украины, но вскоре обнаруживший, что косность, алчность и коррупцию победить не удается. Впрочем, он и сам проходил в Грузии обвиняемым по уголовному делу об искусственном банкротстве.
Всех реформаторов правоохранительной системы Украины грузинского розлива и не перечислить, и почти все они покинули свои посты в тихом или громком бесславии.
Особняком от борцов с коррупцией в рядах силовиков стоит Александр Квиташвили — борец с коррупцией уже в здравоохранении. С земляками его объединяет обилие стажировок в США и тесное сотрудничество с разнообразными фондами, экспортирующими демократию в туземные страны. Он также молниеносно получил украинское гражданство и был скоропостижно поставлен на должность. Промоутировал внедрение платной медицины и ликвидацию эпидемслужбы, прекратил закупать сыворотки и вакцины, обезболивающие и противораковые препараты. От его законопроектов так веяло коррупцией, что даже украинские нардепы их отклонили. Впрочем, в качестве алаверды министр обвинил членов комитета Верховной рады в распиле бюджетных средств.
На сегодня из всего батальона грузинских варягов остались лишь две более или менее заметные фигуры — Гиа Гецадзе, первый замминистра юстиции, и Гизо Углава, первый замглавы Антикоррупционного бюро. Украинцы свято верят в то, что коррупция страшно боится именно грузин. Углава сегодня обвиняется в уклонении от уплаты 800 тысяч гривен налогов. Гецадзе изредка дает интервью, гвоздит коррупцию, насылает казни египетские на русских, носит вышиванку и является одним из последних соратников Саакашвили в украинской власти.
Краткие итоги. Эксперимент по внедрению грузинских варягов с крайне мутными биографиями в управленческие структуры Украины провалился. Почти все они принадлежали к «семье» Саакашвили и были изгнаны со своих постов параллельно с закатом звезды их патрона, окончательно превратившегося в унылого фрика с надоевшими трюками. Незалежная украинская власть и такое же незалежное общество охотно приняли в свое лоно людей, не знающих государственного языка, нормативной базы, местного законодательства и просто особенностей страны, чье гражданство они получили в три секунды. Приняли в надежде на чудо — как туземцы лепят из соломы и навоза самолеты, надеясь, что те взлетят.
Результат оказался немного предсказуем.

Комментариев нет :

Отправить комментарий