пятница, 7 июля 2017 г.

Про саммит G-20 и белых медведей

Владимир Владимирович задумчиво изучал карту Арктики, прикидывая, как лучше обустроить новый аэродром так, чтобы не тревожить проживающую неподалёку семью белых медведей, когда в дверь кабинета постучали.

Вошёл Песков.

– Владимир Владимирович, – сказал он. – Простите, что отвлекаю Вас от повседневных захватнических планов, но должен напомнить, что седьмого июля состоится саммит G-20 в Гамбурге.

– Да-да. Председатель Си мне уже напоминал на днях. G-20 это хорошо. Всегда есть с кем поговорить, да и в Германии я давненько не был. Спасибо!

И Владимир Владимирович вновь углубился в карту Арктики, раздумывая, не послать ли туда лидеров либеральной оппозиции, чтобы они, со свойственным им красноречием и талантом, убедили медведей переехать на пару километров южнее.

……………….

В Гамбурге царило праздничное оживление.

К конгресс-центру Hamburg Messe то и дело подъезжали представительские лимузины.

Лидеры стран солидно выходили из автомобилей, улыбались и на несколько секунд замирали под вспышки фотокамер многочисленной прессы.

Прибыл внушительный кортеж делегации Саудовской Аравии. Позолоченный роллс-ройс и вереница пыльных разномастных пикапов с крупнокалиберными пулемётами и чёрными флагами. Главу делегации пропустили, а остальных завернули, так как автоматы и гранатомёты нарушали дресс-код мероприятия. Глава делегации немного повозмущался: мол, почему в Ракке и Мосуле можно, а в Гамбурге нельзя, и что мирные пастухи просто хотели выразить протест варварским бомбардировкам Асада, но охрана была непреклонна.

Охрана так же не пропустила в конгресс-центр и крупную девочку в мятой красной шапочке, в очередной раз объяснив Петру Алексеевичу, что его нет в списке приглашённых лидеров, и что все эти его переодевания то в альпийского пастушка, то в бременского музыканта не помогут, так как его неизменно выдают тонкие аристократичные черты лица.

Пётр Алексеевич обиделся, обозвал немецких охранников «москалями», подхватил свою корзинку с пирожками для бабушки и побрёл к отелю в котором остановился Трамп, дабы подстеречь того после саммита и выпросить сотню другую долларов.

Чеканя шаг, прибыл участник саммита Евросоюз. Ангела Меркель скомандовала: «Взвод! Стой, айн-цвай! В зал, по одному – бегом марш!» и встала у дверей, бдительно выхватив из кармана пробегавшего мимо Юнкера фляжку с коньяком.

Как и когда на саммит прибыл Путин, не знал никто, но когда все вошли в зал, он уже скромно сидел в уголке на походной железной табуретке, выкованной из монгольских сабель, тевтонских мечей, шведских мушкетов, французских ружей и немецких автоматов.

– Приветствую тебя, владыка Севера и ресурсов, принадлежащих, кстати, всему демократическому человечеству! – обратился к нему Трамп.

– День добрый, лорд Печатного станка и отец Исключительной нации,– вежливо поздоровался Путин.

– Отзови драконов своих из сирийского неба и Асада своего отдай нам на съедение! – дипломатично и издалека зашёл Трамп.

– Дырку вы от бублика получите, а не Асада, – тактично ответил Путин, подумал и добавил. – Убеждён.

– Видишь? – Трамп повернулся к Меркель. – Видишь, как он агрессивно разговаривает, а ты у него газ покупаешь и второй «Северный поток» к себе тянешь. Ты, когда он газопровод на тебя направил, не про священный долг перед Свободным Миром думала, не про экономики товарищей своих, а про свой будущий газовый хаб, да про заводики в Штутгарте и Баварии с мерсами, да с бэшечками.

– Да! Да! И про немцев своих тоже думала! – завелась Ангела. – Если я Россию пошлю – ты, горлопан, поставлять газ им будешь?! Этот свой, сланцевый, втридорога, чтобы они на каждый приём ванны кредит в банке брали. Я давно заметила! С тех пор, как выигрыш выпал мне в виде русского газопровода – возненавидели вы меня, и все вы стали по-другому ко мне относиться! Все стали по-другому смотреть! Словно я этот газ из под Варшавы ворую, а не честно у России покупаю.

– Ну, почему же втридорога, – обиделся Трамп. – В два с половиной, мы ж союзники.

– А под Варшавой есть газ?! – подскочил на стуле Туск. – Что, правда?!

– Это она образно, – успокоил его Трамп. – Нет у вас ничего, вы голодранцы. Но скоро мы начнём завозить вам наши, очень-очень хорошие, американские яблоки и будете вы здоровы и счастливы. А газ мы вам будем в зажигалках поставлять, не переживайте.

– Спасибо… – выдавил из себя Туск, опускаясь на стул и стараясь не заплакать от горького разочарования.

Тут слово попросил Путин.

– Что хочется отметить, – произнёс он в немедленно наступившей тишине. – Хочется отметить, что зима близко, и будет она очень холодной. Когда весна придёт, не знаю. Так что давайте жить дружно. Спасибо всем за внимание и предлагаю перейти к конкретным мировым вопросам.

После чего он поднялся и ушёл в небольшую комнату переговоров. Си Цзиньпин и Трамп неторопливо проследовали за ним, плотно прикрыв за собой дверь.

– Куда это они? – удивился Туск. – А мы? Что будет с нами?

– Нам потом сообщат, что, – меланхолично ответил ему Юнкер, отхлёбывая из своей второй фляжки, которую командир взвода ЕС не заметила.

…………..

Тем временем, где-то в Арктике стремительно убегали от разъярённой белой медведицы Гозман с Навальным.

– Скажи ей, чтоб она от нас отстала, я не могу больше! – прорыдал Леонид. – Ты же можешь, ты же школьников сотнями убалтываешь!

– И что я ей скажу? – прохрипел Алексей, сноровисто перепрыгивая через очередную трещину. – Что мы здесь власть? Думаешь, она дура? Господи, ну хоть бы один омоновец на горизонте!

Green Tea

Комментариев нет :

Отправить комментарий